Теги Posts tagged with "суд"

суд

Несмотря на август, период массовых отпусков, в юридических кругах и судебном корпусе Украины царит небывалый ажиотаж. Причин тому несколько. Главная – продолжающаяся процедура квалификационного оценивания, которую проходят служители Фемиды.

Но не только она наличествует в повестке дня судей. Начиная со второй половины июля их внимание приковано к знаковым событиям иного порядка. Эти сигналы служители Фемиды воспринимают как, возможно, поворотные точки истории. Чего стоят хотя бы сведения о вероятном обнулении Конституционным судом судебной реформы, сообщения СМИ о грядущем низложении “смотрящего” за судами от Администрации президента и опала главы одного из райсудов столицы, ранее обласканной властью.

Складывая эти составляющие в единую картинку, судьи хватаются за голову. “Если раньше у нас творился армагеддон, то сейчас какой-то армагеддец просто”, – едва сдерживает себя в выражениях один из действующих судей.

Что заставляет их волноваться и как это связано с курсом власти на их тотальное приручение накануне выборов, разбиралась “Страна”.

“Горячая пора”

Наступление 2018 года большинство судей Украины изначально ожидали с большой тревогой. Это было связано со взятым властями курсом на тотальную ликвидацию судов, о чем заявлено было аккурат перед Новым годом.

Согласно ему, в Украине только в первой инстанции ликвидируются 142 местных суда и на их месте создаются 74 окружных. В столице этот процесс уже юридически оформлен. С одним только “но” – пока новшества действуют на бумаге.

Указом Петра Порошенко десять киевских судов первой инстанции, тождественных названиям десяти районов столицы, должны трансформироваться в шесть окружных. В последних на сегодняшний день уже назначены исполняющие обязанности глав аппаратов. Именно от их имени и были эти новообразования зарегистрированы как юрлица в Едином госреестре предприятий и организаций Украины.

Врио глав аппаратов – это пока единственные сотрудники новых окружных судов. Судей туда пока что никто не спешит назначать, да и вывески на судах, как и бланки документов с печатями, тоже пока никто не меняет. На расспросы “Страны”, с чем связан такой вакуум, сотрудники аппарата и судьи в ответ лишь разводят руками. И добавляют шепотом заветные для судей слова – “квалификационное оценивание”.

И это, как считают многие наблюдатели, главный элемент всей затеянной президентом “реформы” судов. Ведь далеко не все судьи из старых судов будут взяты в новые. Им придется пройти сквозь отбор, который осуществляет лояльный властям орган.

И это является одним из главных факторов, влияющих на поведение судей, подвешенных на крючок. Они становятся чрезвычайно отзывчивыми на любые просьбы с Банковой.

Но обо всем по порядку.

Отбор судей под патронатом АП: как это работает

Согласно заявленным на нынешний год Высшей квалифкомиссией судей (ВККСУ) планам, оценивание пройдут три группы судей общим количеством в 5157 человек. По состоянию на 7 августа, эта процедура была завершена в отношении трети из них: 1486 судей местных и апелляционных судов (в отношении прочих “ревизия” продолжается).

Роль единоличного вершителя судеб в ней, после демарша представителей общественных организаций, играет вышеупомянутая Квалификационная комиссия судей. В юридических кругах она считается лояльной к пожеланиям Администрации президента и заместителя его главы Алексея Филатова, курирующего суды на Банковой, а также министра юстиции, представителя “Народного фронта” Петренко (Козьяков считается именно его человеком).

“В принципе, этого особенно и не скрывают, что все ниточки ведут к нему. С Филатовым от ВККСУ коммуницирует глава Комиссии Сергей Козьяков. При оценивании ему передаются списки тех, кто должен пройти аттестацию безболезненно, а кто – нет. По сути, это директивы, вроде того, что в отношении одних следует, например, приостановить процедуру, а других сбивать еще на старте”, – говорит один из судей, проходивший проверку на соответствие занимаемой должности.

В итоге большинство из тех, кто доказал свою верность властям (даже несмотря на скелеты в шкафу в виде судейства по делам Майдана), успешно прошли все этапы оценивания и даже слегка потроллили комиссию.

Это, в первую очередь, касается главы Оболонского райсуда Киева Владислава Девятко, который цитировал на собеседовании фантаста Роберта Шекли: “Самое обидное, что в информационной войне проигрывает тот, кто говорит правду, он ограничен правдой, лжец может нести все что угодно”. У Квалифкомиссии вопросов к начитанному Девятко, который председательствует в коллегии по делу о госизмене Виктора Януковича, не возникло.

Чего не скажешь о таких “неудобных” судьях, как, к примеру, Любовь Леонтюк из Дарницкого райсуда. Ранее ей выпало слушать дело соучастника убийцы журналиста Вячеслава Веремия – Юрия Крысина. В этот момент квалифоценивание судьи неожиданно “поставили на паузу” и дали возможность адвокатам Крысина выдавить ее из дела с помощью череды отводов.

Другие судьи столичных судов, с которыми мы пообщались на условиях анонимности о том, как проходит квалификационное оценивание и когда же их назначат в окружные суды, с трудом сдерживали себя от скатывания в ненормативную лексику. Действительно накипело.

Судьи сидят “на чемоданах”

“Еще ни один президент так не издевался над судьями, – негодует судья одного из районных судов Киева со стажем работы 15 лет. – Сначала наших коллег заставили массово уволиться или повыгоняли взашей как собак, вдогонку понавозбуждав абсурдных дел. Потом оставшихся загрузили таким количеством производств, что, извиняюсь, в туалет за день сходить некогда. Некоторые коллеги, особенно женщины, попросту падают от изнеможения или попадают в больницы с пошатнувшимся здоровьем. Потом нас вывернули наизнанку, выставив на сайте Высшей квалифкомиссии судей наши подробные оцифрованные досье, где есть полностью вся информация в открытом доступе – кто родственники, где работают. И это при том, что мы имеем дело с криминалитетом. Во все года власти пытались защитить судей, информация о родных не подлежала обнародованию в целях безопасности. Есть в конце концов действующие законы “О защите персональных данных” и “Об обеспечении лиц – участников уголовного судопроизводства”. Но, похоже, властям на все это плевать! Кто защитит моих близких, если им вздумают мстить за мои решения как судьи? Порошенко? Не думаю! Но и это еще не предел. Погнали всех – и старых, и молодых – на тесты”.

По словам нашего собеседника-судьи, сдача тестирования на знание законодательства –это еще полбеды. Зачастую опыт их не подводит – большинство уверенно набирает максимум проходного балла в заданиях на теорию и практику. Но, похоже, в современной Украине этого недостаточно, чтобы отправлять правосудие.

И судей такая неопределенность угнетает еще более.

“Тесты мы с коллегами в основном сдали. В нашем суде только два человека не набрали проходной балл, и ВККСУ безапелляционно рекомендовала их к увольнению. Сейчас пошли в админсуды обжаловать эти решения. Беда в другом. Сейчас весь наш суд в центральном районе Киева сидит на чемоданах, – продолжает рассказ судья. – Вы придите в суд и посмотрите, что сейчас с рассмотрением дел – что уголовных, что гражданских. Сплошные переносы заседаний. А почему, спросите? Да потому, что никто из коллег не хочет впахивать, не зная, будет он судьей завтра или его выбросят на помойку как использованный контрацептив. Коллеги спасаются любым способом – женщины-судьи беременеют и тут же уходят в декреты минимум на три года, чтобы пересидеть эту власть. У кого накопился отпуск за прошлые года – бросают все и уходят отдохнуть. Кто не находил времени залечить болезни – “падают на больничку”. Но большинство все-таки заняли выжидательную позицию и ждут назначения в эти мифические окружные суды Киева”.

“Приходится доказывать, что ты не верблюд”

Ранее в интервью “Стране” об этих инструментах взятия всей судебной системы под контроль властями говорил известный юрист Андрей Портнов.

По его словам (что подтверждают и судьи), сито отбора устроено таким образом, что главенствующими в нем являются человеческий фактор и благосклонность власть имущих. А алгоритм оценивания, хотя за два года его прошли тысячи людей, до сих пор неизвестен. В результате каждый конкретный отправитель правосудия до последнего не понимает, с щитом или на щите он окажется в итоге проверки. Что открывает возможности для различного рода манипуляций, подтасовок и даже коррупции.

Как говорят судьи, если на оценивание приезжает неугодный человек в мантии, то от “карающего меча” ВККСУ его не спасут даже отличные результаты тестов по теории (где максимально можно набрать 90 баллов), практике (потолок – 120 баллов) и отсутствие каких-либо претензий по работе (отмененные решения, жалобы по рассмотренным производствам и т. п.).

“Общий проходной балл – около 670 пунктов, но из чего он складывается после прохождения тестов и чем руководствуются члены комиссии – это тайна за семью печатями. Во-первых, есть психолог, потом изучают досье, а на крайний случай всегда есть собеседование. Тут вообще никто не понимает, как выставляются баллы, буквально с потолка их берут, – отмечает наш собеседник-судья. – При этом судьям приходится буквально доказывать, что ты не верблюд. Ведь практически любую информацию, даже абсолютную чепуху, которую пишут на нас, ни на йоту не ставят под сомнение. Наоборот, это мы обязаны доказывать обратное! То есть, презумпция невиновности для судей не работает абсолютно, происходит тотальное унижение и гнобление. Проверяют буквально до исподнего – имущество, родственники, выезды за границу, доверенности, оружие… Доходит до того, что одному из судей приписали как связанное с ним лицо двоюродного брата первого или второго мужа его сестры, с которым эта женщина не живет в браке больше 20 лет и давным-давно не общается. У этого “родственника” нашли какой-то доход и начали интересоваться, откуда он возник. И таких ситуаций немало”.

В судейском корпусе “Стране” рассказали несколько “типичных историй”, когда квалификационное оценивание отдельных людей в мантиях приостанавливали по неочевидным причинам.

Например, у кого-то из судей нашли полученные на заре приватизации акции предприятия на копейки (это не фигура речи!). Посчитав, что тем самым нарушены условия о совместительстве, его документы направили в Высший совет правосудия.

В другом случае поводом для приостановки оценивания стал автомобиль “Жигули” 70-х годов выпуска, которым пользуется мама судьи. ВККСУ заинтересовало, когда получала права женщина. В третьем – дряхлый мотоцикл, оцениваемый в $100 (в данной истории интерес вызвали поездки, осуществляемые на данном транспортном средстве).

Цена благосклонности “ревизоров” – $20 тысяч

В случае если судья “завалит” квалификационное оценивание, на его карьере ставится крест. Неудивительно, что в условиях таких рисков возникают предпосылки для коррупции и тотального послушания отправителей правосудия.

Одни судьи берутся слушать так называемые “политические дела”, дабы тем самым выслужиться и получить расположение власти. Другие – пытаются искать лазейки через связи на Банковой и носить туда конверты, не признаваясь в этом даже коллегам. Третьих “собеседуют” в Администрации президента какие-то проходимцы, также выколачивающие из них сбережения и обещающие переназначение в окружные суды без всякой гарантии.

При этом большинство опрошенных собеседников уверяют – ни один из этих путей не гарантирует “зеленый свет” для судьи. Особенно если этому воспротивится курирующий судей профильный заместитель главы Администрации президента. Который официально считается куратором “правосудия по-новому” и имеет колоссальное влияние на происходящие процессы.

“Когда начинаются “косяки” в переаттестации, члены Высшей квалификационной комиссии в беседах дают понять, что “все ноги растут от Лёши” (заместителя главы АП Алексея Филатова. – Прим. ред.). И тут есть два варианта: либо он действительно таким занимается, либо в ВККСУ ведут свою игру, а переводят на него стрелки”, – говорит на правах анонимности один из судей.

В коридорах дворцов правосудия курсирует информация, что источником решения проблем, возникающих при квалифоценивании того или иного судьи, уже взялись быть несколько посредников. Мол, с одной стороны, лояльная к властям Высшая квалифкомиссия создает для судей проблемы, а группа из трех-четырех юридических посредников (в отдельных регионах – с участием глав ОГА), со своей стороны, берется их “закрыть”.

Впрочем, на сегодняшний день это лишь одна из версий, хотя и довольно широко обсуждаемая.

Также называется порядок цифр, в которые обходится судьям безболезненное прохождение переаттестации. “Единого ценника и какой-то градации тут нет, все решается индивидуально По тому, что я знаю, могу лишь сказать так – больше $20 тысяч не платил еще никто. Уже были прецеденты, когда поначалу вроде как вопрос обещали решить, но затем договоренности срывались. Правда, деньги всегда возвращали”, – говорит один из судей.

Атака на Филатова совпала с дисквалификацией протеже Грановского

На этом фоне громом среди ясного неба стало обнародование в СМИ двух новостей. Обе они имели непосредственное отношение к идеологу судебной реформы – все тому же Алексею Филатову. И сулили ему довольно неприятные перспективы.

Во-первых, в конце июля адвокат Ростислав Кравец обнародовал проект решения Конституционного суда в части соответствия Основному закону государства закона “О судоустройстве и статусе судей” – базового нормативного акта, с которого началась “итоговая” реформа правосудия после событий Евромайдана.

Конституционное представление на этот счет было подано еще в 2016 году Верховным судом Украины. Согласно же проекту решения, выложенному в СМИ с подачи адвоката Кравца, КСУ намеревается “признать незаконной ликвидацию ВСУ и неправомерным ограничение зарплаты судьям, не прошедшим квалифпросеивание”.

Подтверждений аутентичности этого документа, который множит на ноль основу судебной реформы, не последовало. Но по крайней мере часть из опрошенных “Страной” служителей Фемиды называет его оригинальным.

“Есть сведения, что глава Конституционного суда Станислав Шевчук имел на этот счет разговор с Филатовым и сказал, что на 90% его реформу судьи КСУ разрубят в щепки. То есть распиаренная реформа оказалась на грани полного провала. А курирующий замглавы АП, который и попал в штангу, тем самым подставив президента, оказался на грани отставки. Его позиции существенно пошатнулись”, – говорит один из судей.

Во-вторых, на прошлой неделе (буквально через пять дней после обнародования “проекта” решения Конституционного суда по судебной реформе) на сайте “Новое время” вышел материал, где со ссылкой на источник прогнозируется скорая (до конца августа) отставка Алексея Филатова.

Страна


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

Він один із тих, хто ставить найбільше незручних запитань представникам Спеціалізованої антико-рупційної прокуратури під час розгляду клопотань про взяття під варту чи відсторонення від робо-ти суддів. Хоча за фахом — адвокат, а до Вищої ради правосуддя потрапив за парламентською кво-тою. «ЗіБ» вирішив дізнатись у члена першої дисциплінарної палати ВРП Олексія МАЛОВАЦЬКОГО, що спонукало його до захисту людей у мантіях і чи є дієвим механізм захисту суддів від неправо-мірних дій з боку органів прокуратури?

«До тих матеріалів, які нам надають разом із клопотаннями, є дуже багато запитань»

— Олексію Володимировичу, ваше загальне враження: наскільки відповідально ставляться в САП до підготовки клопотань? Якщо

виходити із запитань, то члени ВРП виявляють чимало прогалин у матеріалах.

— Насамперед зауважу, що є дві процедури в межах кримінальних проваджень щодо суддів, які уповноважена розглядати Рада: надання згоди на взяття під варту та відсторонення від  здійснення правосуддя. Наші повноваження досить урізані, і головна мета — визначитися, чи не відбувається втручання в діяльність та незалежність судді шляхом подання таких клопотань.

Ті матеріали, які до них додаються, за невеликим винятком, на жаль, викликають дуже багато запитань як стосовно фактів, що ставляться за вину суддям, так і з погляду їх доведеності. Подекуди складається враження, що прокуратура не розуміє суті таких клопотань та їх обґрунтування. Тому переважно аргументує їх тим, що ненадання згоди на тримання під вартою чи відсторонення судді від роботи підриватиме довіру до суду.

Хоча все відбувається навпаки. Адже підрив авторитету судової системи може полягати в незаконних діях і неякісній роботі органів прокуратури, зокрема й під час підготовки таких клопотань.

— Яка ваша позиція? Як має реагувати на це Рада?

— Позиція дуже проста: будь-які сумніви в об’єктивності, неупередженості чи винуватості судді кидають тінь на суд. Але це палиця на два кінці: неякісні дії прокуратури кидають тінь і на суд, і на органи прокуратури. А до тих матеріалів, які нам надають разом із клопотаннями, є дуже багато запитань.

Основна вимога, яку ми висуваємо до таких клопотань, — їх умотивованість. Тобто вони повинні містити не якісь загальні фрази, а конкретні факти і докази, оскільки мова йде все ж про кримінальне обвинувачення. І особа має дістати можливість або заперечити такі факти, або взагалі промовчати. Це її право.

— Із чим це пов’язано: з недостатнім фаховим рівнем чи звичкою покладатися на те, що й так згодиться?

— Склалася давня традиція: якщо прокуратура просить — треба задовольняти її прохання. Але така традиція не має права на існування, оскільки не ґрунтується на розумінні вимог законодавства.

Подекуди з матеріалів можна зробити й протилежний висновок: матеріали справи викликають обґрунтовані сумніви в тому, чи суддя взагалі причетний до дій, які йому інкримінуються. Як за таких обставин задовольняти клопотання прокуратури?

Тобто іноді складається враження, що єдина мета клопотань про відсторонення — це усунення судді від розгляду конкретної справи.

«Мінімальна правова гарантія для судді — це вручення підозри тільки найвищими посадовими особами держави»

— Якою за таких обставин має бути роль ВРП? Бо нині складається враження, що Рада не наважується відмовляти у відстороненні від роботи суддів, яких підозрюють у скоєнні корисливих злочинів.

— Ця роль чітко визначена присягою члена ВРП — забезпечення незалежності судової влади. Що мається на увазі? Якщо ми говоримо про надання згоди на тримання судді під вартою, то є вимога закону — вмотивованість клопотання. Це не загальний опис подій, а обґрунтування належними й допустимими доказами тих обставин, на які посилається прокуратура. І першим у цьому переліку є вручення підозри…

— У чому полягає процесуальна вимога «здійснювати підозру» певним особам: в її підписанні з наступним передорученням чи особистому

врученні документа?

— Я вважаю, що закон не дає можливості вручати судді підозру іншим особам, окрім Генерального прокурора та його заступників. На жаль, Рада не підтримує таку позицію. У цій процедурі не передбачено окремих думок до рішення ВРП, тому поясню свою позицію для читачів вашого видання.

Оскільки Конституцією передбачена незалежність суду, то мінімальна правова гарантія для судді — це вручення підозри тільки найвищими посадовими особами держави. Це не ритуальна дія. Якщо підозра вручена безпідставно, то має наставати персональна відповідальність для особи, яка вчинила цю процесуальну дію.

Суддя — не та особа, котра буде ухилятися від слідства. Крім того, держава надає судді певні гарантії від необґрунтованого кримінального переслідування.

У цьому випадку ВРП має визначитися, чи є необхідність тримання особи під вартою та чи обґрунтоване відповідне клопотання. Тобто чи підозра вручена належним чином, отже, чи набув суддя статусу підозрюваного. Крім того, з’ясувати, чи не зароджуються в стороннього спостерігача сумніви в тому, що ця особа скоїла злочин. І тільки якщо всі відповіді були позитивні, Рада може дати згоду на втручання в суддівський імунітет.

— Тобто самі докази й фактаж не досліджуються?

— Так, усі докази не перевіряються, оскільки наше завдання — переконатися, що таке клопотання не має на меті усунення судді від здійснення правосуддя. У цій процедурі ВРП не зв’язана необхідністю детально обґрунтовувати свою згоду.

— Що може переконати особисто вас не голосувати за таке рішення?

— Насамперед наявність сумнівів у тому, що суддя дійсно причетний до скоєння злочину.

Як відомо, ми успадкували цю процедуру від Верховної Ради. Якщо подивитися на її логіку та практику, то виявиться, що народні депутати обмежувалися аналізом того, чи обґрунтована підозра, чи є факти, що свідчать про скоєння особою злочину, навіть якщо не всі вони повністю доведені. Наприклад, коли йдеться про отримання неправомірної вигоди, то з’ясовується, чи відбулася передача коштів і чи задокументований цей факт належними і допустимими доказами.

«Наша згода не зв’язує слідчого суддю в прийнятті рішення»

— Але чи не перебирає ВРП на себе функцію слідчого судді?

— Ні, проте оскільки ми маємо справу із

суддівським імунітетом, то повинні заглиблюватися в такі питання. Ми не можемо визначити, чи обґрунтована підозра, без вивчення додаткових матеріалів.

— До речі, позиція Європейського суду з прав людини в таких питаннях дещо глибша. Адже може мати місце і провокація з боку правоохоронних органів.

— Дуже слушне запитання, оскільки половина матеріалів, що надходять до нас, дає підстави припускати, що могла відбутися провокація злочину. Наприклад, коли особа, яка повідомила про вимагання суддею грошей, фігурує в кількох аналогічних кримінальних провадженнях, а незадовго до цих подій її приймають до певної організації на посаду директора. До того ж заява про скоєння злочину не містить відмітки про реєстрацію. За таких обставин зароджуються сумніви: чи була подія злочину?

Розвіяти їх мають матеріали справи, але й там ми не знаходимо однозначного підтвердження, що суддя вчинив протиправні дії. Дуже часто це роздруківки розмов, з яких абсолютно нічого не випливає, навіть того, що суддя спілкувався із самим заявником.

Необхідно залишатися об’єктивним. Вважаю, що практика розгляду клопотань про тримання під вартою доводить необхідність

унесення змін до законодавства. Рада не повинна дублювати роботу слідчого судді, але при цьому має бути можливість чітко визначити, чи наявні подія злочину й ризики, що зумовлюють необхідність такого обмеження волі та процесуальних прав.

— Чи не впливає дозвіл ВРП на взяття під варту на обрання запобіжного заходу? Якщо поважні юристи побачили в матеріалах підставу для такого рішення, то чи наважиться слідчий суддя заперечити їм?

— Так, слідчі судді дуже рідко відмовляють у клопотанні прокуратури про застосування саме такого запобіжного заходу щодо своїх колег. Однак я не вбачаю взаємозв’язку між нашим дозволом і наступним рішенням про обрання запобіжного заходу. Судді вже добре розуміють, що Рада аналізує це питання лише з точки зору втручання в суддівський імунітет.

Якщо пам’ятаєте, був такий випадок, коли прокуратура звернулася до нас по дозвіл через добу після затримання судді. Це зробили не відразу під час скоєння злочину або після нього. Тоді Рада чітко вказала, що відбулося втручання в суддівський імунітет. І таких випадків більше не траплялося.

— Отже, згода ВРП на взяття під варту не означає, що саме такий

запобіжний захід має бути застосований слідчим суддею?

— Саме так. Ми розглядаємо одне й те саме клопотання, але функції в Ради та слідчого судді зовсім різні. Тому останній вільний в обранні того запобіжного заходу, якого буде достатньо для забезпечення досудового розслідування. Наша згода не зв’язує слідчого суддю в прийнятті рішення й не містить оцінки фактів.

— Свого часу Рада, розглядаючи дисциплінарні справи щодо так званих суддів майдану, озвучила чіткі критерії допустимості взяття осіб під варту. Чи поширюються вони й на суддів-підозрюваних?

— Безумовно. Зокрема, в частині наявності ризиків, якими прокуратура, як правило, обґрунтовує такий запобіжний захід. Якщо в особи є певне місце проживання, постійний заробіток, якщо її раніше не притягували до кримінальної відповідальності, що унеможливлюється самим статусом судді, то такі ризики в принципі відсутні. Звичайно, якщо особа не намагалася втекти й не була оголошена в розшук.

«Не можна обґрунтовувати відсторонення виключно підривом авторитету судової влади»

— Клопотання про відсторонення, як ви зазначили, теж може використовуватися як спосіб усунення судді від розгляду певної справи. Але тут рішення Ради є остаточним. Які аргументи повинні доводити необхідність задоволення такого клопотання?

— Ваше запитання є слушним і вчасним. У цій процедурі ВРП уже діє як слідчий суддя і має визначити наявність ризиків, що обумовлюють відсторонення особи від посади. На жаль, у клопотаннях усі ризики зведено до одного — підриву авторитету правосуддя.

На мою думку, ми не можемо обґрунтовувати відсторонення судді тільки наявністю сумнівів у тому, що продовження ним роботи підриватиме довіру до суду. Хоча це моя особиста точка зору, більшість членів Ради зі мною не зовсім погоджується.

Моя позиція ґрунтується на тому, що відсторонення від здійснення правосуддя — це суто процесуальна дія. Має бути вказано, в чому полягає ризик, які дії може вчинити суддя, який не буде відсторонений, чому це необхідно, які гарантії цим забезпечуються. Адже до того часу, як правило, для підозрюваного вже обраний запобіжний захід з покладанням певних процесуальних обов’язків, наприклад не спілкуватися зі свідками, іншими підозрюваними. І слідчі органи мають стежити за дотриманням цих умов.

Якщо будуть установлені факти порушення цих обов’язків — виникають підстави для відсторонення. Якщо ж усі доводи ґрунтуються виключно на припущеннях, про яке відсторонення можна говорити?!

Наприклад, підозра була вручена в березні, а прокуратура звертається до нас із клопотанням у липні. Суддя вже завершив розгляд справи, апеляційна інстанція винесла своє рішення в ній, тож які факти може спотворити суддя в матеріалах цього провадження? Таке обґрунтування виглядає, м’яко кажучи, нелогічним.

Позиція, якої дотримується Рада, також має право на існування. Якщо суддю підозрюють у скоєнні корисливого злочину, то зароджуються сумніви в його неупередженості при розгляді інших справ.

Однак у наявному правовому полі не можна обґрунтовувати відсторонення виключно підривом авторитету судової влади. Якщо Рада вважає, що має обмежуватися тільки констатацією цього ризику, то до процедури мають бути внесені законодавчі зміни: вона має стати аналогічною розгляду клопотань про взяття під варту. Тобто Рада дає дозвіл, а слідчий суддя вже аналізує ризики, передбачені Кримінальним процесуальним кодексом, та виносить відповідну ухвалу.

— Чи передбачена система стримувань і противаг, що слугувала б запобіжником від незаконного відсторонення? Зокрема, настання відповідальності для прокурора, який підписав таке клопотання.

— За великим рахунком, така система є. Утім, до неї не дуже часто звертається сторона захисту. Але це питання до моїх колег-адвокатів.

Уже працює Кваліфікаційно-дисциплінарна комісія прокурорів. Тож усі некваліфіковані або необґрунтовані дії представників органів прокуратури, які мають наслідком утручання в імунітет судді чи підрив авторитету судової системи, що констатовано нашим рішенням, повинні отримувати належну оцінку з боку КДКП.

Якщо прокурори, які приходять на наші засідання, аби підтримати клопотання про взяття під варту чи відсторонення, не можуть належним чином його обґрунтувати й пояснити, то, на мій погляд, є підстави для їх притягнення до дисциплінарної відповідальності.

— Але ж комісія не може самостійно

ініціювати таку справу. Чому б Раді самій не звертатися до КДКП з відповідним поданням?

— Ми майже не використовуємо таких повноважень, хоча вони є. Наприклад, було таке звернення після випадку із затриманням судді без нашого дозволу. Думаю, буде подання й у справі щодо судді із Сум. Поки що є звернення до Національної поліції, аби правоохоронні органи з’ясували, хто затримав суддю, де її тримали майже добу, чому не допустили адвоката тощо.

Утім, Рада — це колегіальний орган, і в кожного з її членів є власний погляд на те чи інше питання. Водночас адвокати, які представляють інтереси суддів, мають більш активно реагувати на порушення закону з боку органів прокуратури.

— То, може, варто вибагливіше підходити до клопотань прокуратури, аби привчити її працівників відповідальніше ставитися до матеріалів, що подаються до Ради?

— Є процедура, яку необхідно виконувати. Норми законів, особливо Кримінального процесуального кодексу, слід сприймати як мінімальні, а не максимальні гарантії. Якщо Конституція передбачає панування верховенства права, то процес — це мінімальна гарантія його реалізації.

Натомість сьогодні спостерігаємо зовсім інше ставлення до цих вимог. Як наслідок, маємо випадки, коли слідство триває 8—10 років, потім провадження закривають і суддя продовжує працювати на посаді. Але пляма на його авторитеті залишиться. Такі часто безпідставні підозри спотворюють реноме судової системи, впливають на загальне ставлення громадян до суддів. Тож виникає дилема: що більше підриває авторитет — невідсторонення судді чи такі кримінальні провадження, що завершуються «пшиком»?

— Напевне, останні, особливо коли сам факт затримання судді піариться в пресі як боротьба з корупцією. Адже потім жоден прокурор не вийде на брифінг і навіть не вибачиться.

— Так, адже, з одного боку, під час розгляду клопотань нам говорять про неспростовні докази, а потім продовжують строки досудового слідства до 2—3 років. Здавалося б, що там розслідувати, якщо, як випливає із заяви прокурора, суддю спіймали на гарячому?!

Але є інший бік — матеріали негласних слідчих (розшукових) дій. Ті, що нам надаються, викликають здивування і чимало запитань. Але ми не можемо у відкритому режимі їх ставити. Тож, як ви могли помітити, подекуди прокурори самі відмовляються від закритого розгляду клопотань, оскільки тоді їм доведеться відповідати на дуже незручні для них запитання.

Разом з тим не можу не звернути уваги на проблему порушення прокурорами в публічному просторі презумпції невинуватості не лише стосовно суддів, а й інших громадян, щодо яких проводяться кримінальні провадження.

«За браком правових аргументів виникає велике бажання «вкусити» опонента»

— Якщо суддя стверджує, що порушення кримінальних проваджень проти нього є втручанням у правосуддя, то чи не ефективніше буде застосовувати ст.376 Кримінального кодексу до прокурорів або слідчих, які ініціювали внесення таких відомостей до ЄРДР?

— Такий механізм можна використовувати з погляду процесуальних дій, але тільки у випадку, якщо це не матиме ознак безпідставного звинувачення. Наприклад, якщо адвокат убачає очевидні факти провокації злочину, то це може бути використано як лінія захисту.

Водночас до таких протидій треба підходити дуже зважено. Можливо, Рада з часом буде більш активно реагувати на подібні порушення. Можливо, для того, щоб система стримувань і противаг запрацювала, доведеться вносити зміни до законодавства. На жаль, сьогодні порушити кримінальне провадження в порядку ст.214 КПК абсолютно нескладно. Достатньо будь-якого звернення про вчинення кримінального правопорушення.

Крім того, законодавство містить підстави для притягнення суддів до дисциплінарної відповідальності, якщо вони не задовольняють скарги на бездіяльність слідчих органів щодо внесення відомостей до ЄРДР.

— Але чому не спробувати заплатити тією самою монетою: справа — на справу, відсторонення — на відсторонення?

— Я розумію, що в деяких юристів за браком правових аргументів виникає велике бажання «вкусити» опонента. Але це неправильно навіть з погляду адвокатської етики. Порушити права дуже легко, а відновити дуже важко. Про це варто пам’ятати під час підготовки звернення про притягнення до дисциплінарної чи кримінальної відповідальності. Насамперед слід усвідомлювати, чи є шанси довести цю справу до кінця.

Я багато разів казав адвокатам: звертайтеся зі скаргами до ВРП тільки тоді, якщо дійсно бачите порушення в діях судді, а не тому, що суддя на вас не так подивився чи прийняв на 15 хв. пізніше. Тобто якщо є підстави вважати, що суддя навмисно вчинив дії, що йдуть урозріз із процесуальним законом.

Сьогодні ми перевантажуємо всі державні структури безліччю скарг. Як наслідок, ці органи фізично не спроможні впоратися із цією навалою, отже, немає вчасної реакції на реальні порушення.

Зрозуміло, що клієнт очікує негайних дій у відповідь, і адвокат потурає цим бажанням: реєструє кримінальне провадження, направляє скаргу до нас. Але ж є набагато простіші процедури, наприклад інститут відводу судді чи прокурора. Натомість чомусь вдаються до першого шляху, напевне, аби виглядати таким собі солідним юристом: відкрити купу кримінальних проваджень і спостерігати, як суддя змушений від них захищатися.

— Є ще один спосіб «вкусити» — організувати кампанію в засобах масової інформації проти судді, аби той щоразу нервував, коли заходить в Інтернет.

— Так, сьогодні чимало кримінальних проваджень «розслідуються» через мас-медіа. Пригадуєте випадок у Маріуполі, коли прикордонник на блокпосту розстріляв автомобіль на і дістав 13 років тюрми? Після цього до нас звернулася група нардепів, які вважали такий вирок незаконним і вимагали притягнення судді до дисциплінарної відповідальності. Але ж для цього існують процедури оскарження: апеляція, касація.

Проте замість того, щоб іти шляхом закону, створюється додатковий тиск через скарги, публікації в Інтернеті. Однак такі дії також упливають на авторитет правосуддя. На цьому, між іншим, наголосивКонституційний Суд, зазначивши, що будь-який вплив на людину в мантії з метою перешкодити виконанню ним професійних обов’язків забороняється. Це може бути звернення народного депутата, публікація в пресі, безлад у судовій залі.

Якщо ми хочемо отримати справедливий суд, то маємо самі передусім з повагою ставитися до його незалежного статусу від першої інстанції.

«Якщо суддя пояснює своє рішення, це вже стає елементом підзвітності суспільству»

— Свого часу, коли судову владу звинувачували в корпоративності,

один з очільників сказав: якщо суддя виглядає беззахисним, то хто повірить, що він зможе захистити інтереси людини. То захищений сьогодні суддя чи ні, зокрема від відвертого тиску на нього, поліцейського свавілля тощо?

— Це проблема не тільки судової влади. Адже незаконні обшуки проводяться і в адвокатів. Хіба що прокурори та поліцейські такого не зазнають. Однак така ситуація склалася з кількох причин.

По-перше, тривалий час з’являлися судові рішення за принципом «я так вважаю». Подекуди навіть судді вищих інстанцій, чиї справи ми розглядали, не можуть пояснити, чому вони не зважили на чітку норму закону, а посилалися виключно на своє «внутрішнє переконання». Від такої позиції — всі інші проблеми, у тому числі низька довіра з боку суспільства.

Є частка вини й журналістів, які підтримують в уявленні громадян стереотип судді-порушника, експлуатують негативние реноме судової системи. У свідомості громадян це формує невдоволення та запити на новий справедливий суд. І маятник ставлення до вітчизняної Феміди максимально хитнувся в бік недовіри. А це істотно ускладнює відстоювання прав самих суддів, і, маю визнати, сьогодні вони абсолютно не захищені.

Природно, що адвокати у складі Ради більш наполегливо відстоюють права суддів. Що стосується суддівської корпоративності, то моє особисте враження, що судді — члени ВРП не виявляють корпоративної солідарності.

На жаль, сьогодні в суспільстві панує така собі презумпція винуватості судді в будь-чому, що б він не зробив. Яке він рішення не прийняв би — його можуть назвати злочинцем.

— Як можна виправити таку ситуацію?

— На мою думку, судам слід більше уваги приділяти популяризації своєї роботи. Якщо ви переглянете іноземну пресу, то перед інформацією про спорт і погоду завжди є матеріали, присвячені судам. Наприклад, про ті рішення, які будуть винесені в п’ятницю, інформація подається у середу. Зокрема, аналізуються обставини справи й дається прогноз, який вирок може бути винесено, з обґрунтуванням, чому суд може пристати на ту чи іншу позицію.

— Такий аналіз роблять журналісти?

— Ні, сам суд пояснює свої рішення. Не можна обмежуватися аргументом, що таким є моє внутрішнє переконання. Якщо суддя пояснює своє рішення, це вже стає елементом підзвітності суспільству.

Крім того, суддям слід навчитися приймати рішення, якими незручними вони не були б для органів слідства чи прокуратури. Бо спочатку приймають до розгляду обвинувальний акт, відкривають провадження, а потім не знають, що із цим робити.

У нас є дисциплінарна справа, що стосується судді, який уже 12 років слухає кримінальне провадження, відкрите за ст.115 КК. У матеріалах немає достатніх доказів, що доводили б вину особи. Проте й виправдувального вироку немає. Треба мати мужність сказати прокуратурі «ні».

— Але ж є безліч прикладів у реєстрі ВРП, коли після такого «ні» прокуратура або направляє скаргу до вас, або реєструє кримінальне провадження за ст.375 КК.

— Я розумію, що судді можуть побоюватися такого розвитку подій. Але ж інша сторона теж буде на них скаржитися. І є приклади, коли ми притягуємо до дисциплінарної відповідальності саме за таку тяганину.

Наприклад, у практиці ВРП виявлено факти, коли до суду надсилається обвинувальний акт стосовно підозрюваного в скоєнні вбивства, і щодо нього обрано запобіжний захід у вигляді взяття під варту, а суддя, щоб уникнути авторозподілу цієї справи, бере відпустку саме на цей день. Ми притягнули до дисциплінарної відповідальності і голову суду, і його заступників за те, що вони 3 місяці не приймали обвинувальний акт.

Тож вітчизняній Феміді, аби вирівняти маятник довіри, потрібно усвідомити, що вона також підзвітна суспільству, і навчитися пояснювати, чому ухвалене рішення є законним і справедливим.

Також слід почати контактувати з прокуратурою та адвокатурою.

Торік ми були в Польщі з ознайомчим візитом, там також чимало питань щодо діяльності судової системи. Але мені сподобалася позиція, що органи державної влади покликані врегульовувати ситуацію в суспільстві, а не воювати між собою за те, хто зверху. У кожного свої функції, але мета одна — забезпечувати правосуддя. Нам цього треба навчитися.

— Принаймні прокуратура навчилася тому, як репрезентувати суспільству свою роботу: ми затримали злочинця, а поганий суд його відпустив.

— Так само і суд має вийти й пояснити: можливо, людина, яку ми звільнили сьогодні, злочинець, але ті матеріали, які подала сторона обвинувачення, цього не доводять. Будуть інші докази — розглядатимемо, а нині в нас не було іншого варіанта, як стати на захист презумпції невинуватості особи.

«Відсоток задоволення таких клопотань у парламенті був набагато меншим, ніж у ВРП»

— А Раді не треба навчитися відмовляти прокуратурі?

— Треба, я абсолютно з вами згоден. Потрібно трохи глибше аналізувати клопотання. Сьогодні в нас триває робота щодо дослідження цього питання: збираємо позиції наукових установ і, можливо, дійдемо висновку про необхідність ініціювати зміни до законодавства, а відповідно, зміниться і практика. Адже, на жаль, якість матеріалів, що додаються до клопотань, тільки погіршується.

Подекуди уявляю себе по інший бік столу в залі засідань і бачу, що захист інколи теж недопрацьовує.

— Утім, є свіжі випадки, коли позиція адвоката виглядає дуже переконливою, але члени Ради все одно залишаються на боці прокуратури.

— Так, є і такі ситуації, коли представник прокуратури не може нічого заперечити на аргументи захисника, але більшість голосує за взяття під варту, відсторонення чи його продовження, мотивуючи це рішення перш за все аргументом про захист авторитету правосуддя.

— Чимало суддів потерпіли від ВРП через те, що недостатньо обґрунтовували свої рішення або залишали без реагування доводи сторони захисту. А чому сама Рада не наводить мотивів? Я почитав деякі з останніх рішень, порівняв їх з аргументами, що наводили адвокати, і не знайшов спростування деяких з них.

— На жаль, така ситуація існує. У тому, напевне, і моє недопрацювання, оскільки я брав безпосередню участь у підготовці проекту закону «Про Вищу раду правосуддя» у складі робочої групи. Скажу відверто: послуговувалися тією практикою, що склалась у Верховній Раді. Утім, слід визнати, що відсоток задоволення таких клопотань у парламенті був набагато меншим, ніж у ВРП.

Наприклад, у мене навіть не закрався сумнів, що може виникнути необхідність додавати окрему думку до рішення Ради про надання дозволу на взяття під варту чи відсторонення.

Але тепер стало зрозуміло, що це не завадило б, оскільки інститут окремої думки дає поштовх до розвитку практики. Тим більше що ми тільки рік працюємо в цьому правовому полі.

Треба розвивати практику, не варто боятися змін. Наприклад, вимагати обґрунтування наявності ризиків, які вказують у клопотанні, деталізації того, які слідчі дії були проведені, що не дозволило вкластись у відведений строк досудового розслідування та передати справу до суду.

— Напевне, немає чого передавати.

— Саме так. То чому Рада повинна заплющувати на це очі й потурати бездіяльності?! Адже доки триває слідство, доти залишаються ниточки, за які можна смикати суддю.

— І виходить, як свідчить повідомлення з реєстру: 10 років тому порушили кримінальну справу, а згадали про неї недавно, бо суддя має розглядати спір за участю прокуратури.

— Або інший свіжий випадок: начальник слідчого відділу разом із прокурором області почав вимагати від судді негайно призначити підготовче засідання, бо  «раптом» закінчився строк тримання під вартою підозрюваного. Але ж це у вас закінчуються строки! Чому ви не подбали про це раніше? Адже суддя має ще ознайомитися з матеріалами, перш ніж призначати слухання.

Дуже добре, що судді почали розуміти: тиснуть інші, а відповідальність за рішення залишається на них. Тому стали звертатися до нас із повідомленнями про втручання в правосуддя.

— Утім, такі звернення найчастіше залишаються без реагування або завершуються черговим «занепокоєнням» Ради.

— Так, я теж уважаю, що ст.73 закону про ВРП дещо «куца». Але коли ми її писали, то не розуміли, наскільки затребуваним буде цей інститут для захисту самих суддів, їхнього авторитету й незалежності. Тепер ці повноваження потрібно розвивати.

Переконаний, що має бути норма, яка зобов’язуватиме реагувати на наші звернення в 10-денний строк. Слід передбачити право вимагати повні матеріали розслідування, що ведеться стосовно судді. Також нам має бути надано право вимагати закриття провадження.

Крім того, важливо, аби судді був забезпечений кваліфікований захист з моменту вручення підозри. На жаль, Рада суддів цього не робить, що для мене дивно. На мій погляд, суддя повинен отримувати такий самий захист і представництво, як у випадку затримання адвоката чи обшуку в нього.

— Напевне, вважається, що сам статус судді може його захистити.

— Повірте, дуже важко захищатися, коли проти тебе висувають серйозні обвинувачення, коли ти один, а проти тебе купа людей, слідчих, преса… Одиниці здатні захистити себе самі, навіть попри те, що роками розглядали кримінальні справи або були слідчими суддями. І в такій ситуації їм потрібен саме кваліфікований захисник та підтримка з боку професійної спільноти. А підтримки вони, на жаль, не мають.

Ми повинні із системи викоренити недобросовісність, а не конкретного суддю. Якщо ми зможемо позбутися недобросовісності, то повернеться і авторитет, і довіра до судової системи.

— Сподіватимемося, що принаймні наступний склад Ради зможе прозвітувати про досягнення такої мети.

— Будемо робити все, що в наших силах. Тим більше що ситуація з дисциплінарними порушеннями не така вже й катастрофічна. З

усього масиву скарг, що ми отримали (а це близько 13000), лише у 2% убачаються ознаки грубих дисциплінарних проступків. Крім того, я не вважаю, що за кожен такий випадок слід одразу застосовувати найсуворіше  дисциплінарне стягнення. Інколи достатньо обмежитися доганою чи навіть попередженням.

Головне — підходити зважено й ставити себе на місце людини, чию долю ти вирішуєш.

Член Вищої ради правосуддя Олексій Маловацький

zib.com.ua


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

Не для кого не секрет, что для украинцев большая проблема найти справедливость в судебных органах. Из-за сильной коррупции судей Европа требует создания в Украине антикоррупционного суда.

Довидас Виткаускас, руководитель проекта ЕС «PRAVO-Justice», присоединился к UATV, чтобы рассказать о судебной реформе Украины.


It’s not a secret, that it’s a big problem for Ukrainians to find justice in the judiciary institutions. Because of the intense corruption of judges Europe is demanding the creation of an Anti-Corruption court in Ukraine. Dovydas Vitkauskas, team leader of the EU Project ‘PRAVO-Justice’, joined UATV to talk about Ukraine’s Judicial reform.

Источник


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

Судебная реформа, о которой так долго говорили не только представители всех уровней власти, но и обычные граждане, которых она непосредственно касается, активно внедряется в жизнь. Но можно ли ее расценивать как уверенный шаг к европейским ценностям и мировым стандартам правосудия?

Чтобы ответить на этот вопрос, “Цензор.НЕТ” проанализировал, что уже удалось сделать, как такие новации отразятся на качестве правосудия, и кто от них выиграет на самом деле.

ПОВЫСИТЬ ЗАРПЛАТУ МОЖНО ТОЛЬКО ПОСЛЕ КОНКУРСА

Одна из основных задач, которая декларируется с момента старта этой реформы, – деполизитизация судебной власти. Лишив парламент и Президента полномочий влиять на карьеру судей, законодатель определил, что независимость и контроль судебной власти обеспечивают органы судейского управления – Высший совет правосудия и Высшая квалификационная комиссия, которые созданы и действуют согласно международным стандартам.

Во время подготовки этого материала общалась с одной из судей, которая сама неожиданно затронула эту тему и рассказала, что стала судьей и продвигалась по карьерной лестнице без какого-либо влияния друзей или родственников. Но такой пример – скорее исключение, чем правило, особенно в случаях, когда речь шла о престижных и “хлебных” местах. Карьерное движение судей зависело от личных связей и политического влияния, их часто переводили без конкурсов. Без “политической воли” невозможно было освободить судью или отстранить от должности, даже если он был непрофессионалом или оказывался в эпицентре коррупционных скандалов.

Реформа же предполагает, что кадровые вопросы судейского корпуса решаются объективно и исключительно на профессиональной основе. Вопросами карьеры судей (назначение, перевод, увольнение) занимается орган судейского управления – Высший совет правосудия.

Отбор и квалификационное оценивание судей также обеспечивает орган судейского управления – Высшая квалификационная комиссия судей Украины. При этом все судьи назначаются только бессрочно.

Первым масштабным конкурсом, за которым следила вся страна, стал конкурс в Верховный Суд. После создания нового Верховного Суда все назначения на должность судьи других инстанций и переводы будут проходить только через открытый конкурс, во время которого проверяется компетентность, добропорядочность и профессиональная этика каждого кандидата. Уже осенью этого года следующие конкурсы должны быть объявлены в местные суды. Кроме того, в прошлом году ВККС объявила набор для тех, кто имеет юридическое образование и хочет стать судьей. Такие кандидаты, а их было более 5 тысяч, должны были пройти тестирование. И лучшие из тех, кому это удалось, сейчас проходят обучение в Школе судей. Но чтобы получить должность, им тоже придется проходить через конкурс.

Реформа с размахом: топ-новации судебной системы, которые уже работают 01

Кроме того, сейчас проходит квалификационное оценивание действующих судей, в котором они должны быть заинтересованы, поскольку от этого напрямую зависит размер их зарплаты. Хотя судьи относятся к этому процессу по-разному и считают несправедливым то, что у тех, кто еще ждет оценивания, при нынешней колоссальной нагрузке зарплаты ниже. Да и к самому процессу оценивания судьи относятся неоднозначно, но готовятся очень тщательно. Судьи, которые получат оценку “неудовлетворительно” или откажутся от этого оценивания, будут уволены.

Начиная с 2016 года, около 2,5 тысяч судей уже сложили полномочия, в том числе, и чтобы не проходить переаттестацию. Это почти треть всего судейского корпуса. Таким образом состоялось своеобразное самоочищение системы. Оставшиеся проходят квалификационное оценивание для подтверждения компетентности, профессиональной этики и добропорядочности, а также психологическое тестирование. Процесс это сложный и трудоемкий. И сколько на него уйдет времени, пока не понятно.

“Когда будет закончено квалификационное оценивание судей, пока неизвестно, – сообщил член ВККС Станислав Щотка. – Я могу только сказать так: мы планируем выполнить рекомендации Венецианской комиссии, которые заключаются в том, что оценивание надо провести быстро и эффективно, но с максимальной осторожностью. С осторожностью по отношению к судейской независимости, по отношению к вмешательству в работу судов, по отношению к возможному давлению на судей.

С одной стороны, мы понимаем, что большинство судей работают в условиях кадрового дефицита. Отсюда — повышенная нагрузка в работе, затягивание сроков рассмотрения дел и возможная потеря качества судебных решений. Это же связанные процессы. И, как результат, дисциплинарное давление на судей. Угроза быть привлеченным к дисциплинарной ответственности за то, что неэффективно организовал судебный процесс. Мы это все понимаем. В то же время оценивание гарантирует другой размер судейского вознаграждения, будем говорить, достойный на сегодняшний день. Вот цена вопроса.

Как понимаем и то, что таких судей в первую очередь следует переводить во вновь созданные местные суды. Вот система координат. С одной стороны, нам бы хотелось, чтобы эта процедура прошла быстро. С другой, количество судей, которые подлежат оцениванию, огромное – на исходной позиции было около 5,5 тысячи. К тому же, сам процесс оценивания многоэтапный, требует предварительной проработки огромного массива информации в отношении судьи, которую ВККС получает из разных источников. Поэтому когда мы закончим эту работу, я сказать не могу. В наших планах – до конца лета оценить 2000-2500 судей. Под это и выстроим график работы комиссии”.

Оценивание предполагает, по словам Станислава Щотки, предварительный сбор и анализ информации, которая свидетельствует о том, как жил и работал судья, включая выводы психолога, проведение экзаменов, а потом собеседование с результатом.

“Чтобы активизировать приток в апелляцию, надо сначала провести процедуру наполнения первой инстанции. Это отнимает много времени, поскольку каждая процедура законом определена как необходимость собрать заседание комиссии и рассмотреть или пленарно тот или иной вопрос, или коллегиально. Нельзя единолично принять какое-то решение. А все члены комиссии практически каждый день работают в режиме собеседований в процедуре оценивания. Или мы решаем другие вопросы, например, подводим итоги результатов экзамена. Параллельно все члены комиссии проверяют практические задания, которые являются частью оценивания. Без них нельзя сформировать балл на экзамене. И если один коллега тормозит с проверкой, вся коллегия не может закрыть этап проверки какой-то специализации или какого-то уровня суда. Поэтому приходится работать очень синхронно”, – подчеркнул он.

Для того, чтобы улучшить процедуры отбора и оценивания судей в 2018 году, украинская судебная система должна ориентироваться на прошлогоднюю процедуру конкурса в Верховный Суд, считает руководитель проекта ЕС “ПРАВО-Justice” Довидас Виткаускас.

“Стоит отметить, что такой практики не было в истории ни одной страны. Уровень прозрачности и объективности процесса отбора в Верховный Суд был увеличен, в частности, за счет всеобъемлющей проверки личных морально-психологических качеств и общих способностей всех кандидатов независимыми специалистами, участием Общественного совета добропорядочности и более широкой и непосредственной ролью украинского гражданского общества в процессе, чего раньше не было, – объясняет эксперт. – Проект ЕС “ПРАВО-Justice” при экспертной поддержке президента Европейской комиссии по вопросам эффективности правосудия Совета Европы (главной европейской институции, определяющей стандарты функционирования системы правосудия) пока обсуждает возможные пути улучшения процесса отбора судей и оценки судебной системы в Украине, учитывая полученные в прошлом уроки. С другой стороны, просто выбрать правильных людей для работы недостаточно. Не менее важными в этом процессе являются такие факторы, как лидерство и умение управлять. В этом отношении должно происходить дальнейшее совершенствование системы судебного управления с Высшим советом правосудия на ее вершине, еще больше обеспечивая лидерство и подотчетность в судебной системе, тем самым постепенно наращивая доверие общества”.

Зависят от работы судебной системы и качества судей, которые туда придут и там останутся, и результаты работы правоохранительных органов. “Реформа сейчас очень важна. Мы видим на примере НАБУ, ГПУ, что большинство резонансных дел слушаются годами, решения, которые в них принимаются, иногда попросту шокируют, – говорит первый заместитель главы Госбюро расследований Ольга Варченко. – У правоохранителей нет никакой гарантии, что дело будет рассмотрено объективно и в разумные сроки. Это сравнимо с “русской рулеткой”, как правило, для обеих сторон! Задачи реформы не только запустить новых людей в систему, но и изменить менталитет и мышление системных профессионалов”.

СУДЬЯМ ПРИХОДИТСЯ ОТЧИТЫВАТЬСЯ ЗА ДОХОДЫ И РОДСТВЕННЫЕ СВЯЗИ

Законом “О судоустройстве и статусе судей” предусмотрено проведение мониторинга образа жизни судьи для проверки соответствия его уровня жизни задекларированным доходам. Также отныне судья должен, кроме декларации о доходах, подавать декларацию семейных связей и декларацию добропорядочности, проходя оценивание или конкурс.

В декларации добропорядочности судья указывает сведения о прохождении люстрационной проверки, о добросовестности выполнения возложенных обязанностей и о непричастности к коррупции. В декларации семейных связей судья обязан указать всех родственников, которые являются государственными чиновниками.

Неподача указанных деклараций может стать основанием для привлечения судьи к уголовной ответственности и увольнения. Кроме того, был создан Общественный совет добропорядочности, который собирает и анализирует информацию касательно судьи и предоставляет Высшей квалификационной комиссии судей вывод о его несоответствии критериям профессиональной этики и добропорядочности.

В марте этого года Общественный совет добропорядочности прекратил участие в переаттестации судей, заявив о том, что “на судейском конвейере Высшая квалификационная комиссия судей устраивает судьям псевдопроверку их профессионального уровня и добропорядочности. Чтобы общественность не препятствовала такой деятельности, комиссия своими изменениями в Регламент оценивания судей технически “вытеснила” ОСД из одного из главных этапов судебной реформы. Поэтому ОСД решила “прекратить свое участие в квазипроцессе очистки судейского корпуса”.

Члены Совета добропорядочности считают, что из-за этого в обновленных судах “окажутся и судьи Майдана; и судьи, которые часто посещают оккупированные территории, что угрожает нацбезопасности страны; и судьи, состояние которых не соответствует декларируемым доходам; и судьи, причастные к принятию произвольных решений, которые стали предметом рассмотрения Европейского суда по правам человека”.

“Реформа не происходит, и это стало очевидно еще в момент объявления результатов конкурса в Верховный Суд. Те изменения, которые мы наблюдаем, являются микроскопическими по сравнению с огромным запросом общества на очистку судов от недостойных судей и новые лица в судах, – заявила в комментарии “Цензор.НЕТ” сокоординатор Общественного совета добропорядочности Галина Чижик. – Совет был создан именно потому, что предыдущие две попытки очистить судебную власть после Революции достоинства провалились, а органы судейского управления – ВККС и ВРП – продемонстрировали свою несостоятельность сделать это самостоятельно. ОСД, вместе с сообщением о выходе из процесса квалификационного оценивания судей, озвучил ряд проблем, без решения которых этот процесс будет оставаться фейковым. Очевидно, что в случае оставления нечестных судей на должностях с учетом того, что параллельный отбор судей не происходит вообще или происходит очень медленными темпами (при более 3000 вакантных должностях конкурс был объявлен только на 600), качество правосудия не изменится. Поэтому не стоит надеяться на восстановление доверия к судебной власти, для чего собственно и стартовала реформа”.

Она также подчеркнула, что Общественный совет добропорядочности призвал ВККС приостановить оценивание для решения проблемных вопросов, чтобы процесс был эффективен, а члены ОСД смогли принять в нем участие. Поскольку непосредственное участие общественности в этих процессах – основной элемент реформы. “Вместо этого мы видим, что ВККС продолжает квалификационное оценивание и успешно переаттестовывает судей. В то же время процесс поиска путей взаимодействия продолжается, и шансы на то, что удастся достичь консенсуса, еще есть”, – считает Галина Чижик.

В ВККС заявили о том, что самоустранение Общественного совета добропорядочности никак не повлияет на работу и легитимность решений комиссии.

“Реформа судебной системы – это многокомпонентный и сложный процесс. Это институты судебной системы, люди и законодательство. ОСД, как реакция общественного сектора на события времен Революции достоинства, участвует в одном из компонентов. Это люди. Обновление и очищение судейского корпуса. Поэтому реформа движется также по направлениям институты и законодательство, и много уже сделано, – прокомментировал ситуацию “Цензор.НЕТ” Станислав Щотка. – Кроме того, заявив о выходе, ОСД занял определенную, отчасти политически окрашенную, как нам кажется, позицию, с которой удобно вести речь о несостоятельности комиссии как в вопросе оценивания судей, так и в вопросе будущего создания высшего антикоррупционного суда. И попытка соединить эти два процесса все больше очевидна. Смотрите, что получается: с одной стороны члены заявили о прекращении функции, но при этом не прекратили членства в ОСД как таковом. Если бы они самораспустились и на их место отказались бы прийти другие представители общественных организаций, тогда было бы понятно, что реакция всего общественного сектора такова как они пытаются представить. А вдруг возьмут и придут? У нас же нет монополизма на эту деятельность”.

Поскольку закон не говорит о том, что неучастие ОСД делегитимизирует процесс оценивания или делает его незаконным, он нигде и не связывает это с необходимостью его остановить. Поэтому он продолжается. И, по словам Щотки, комиссия, получая информацию из разных источников, проверяет, в том числе и добропорядочность судей, которые проходят оценивание.

“Мы приняли уже ряд решений, которыми признали 15 судей не соответствующими занимаемой должности и в 13 случаях мы сделали это без выводов ОСД. Добавьте сюда 30 судей, которые уже не сдали экзамен – все они должны уйти из профессии.

По всем выводам, которые нам прислал ОСД, мы в отношении всех кандидатов объявляем перерывы. Предлагаем ОСД подработать документ для того, чтобы придать ему легитимность. Чтобы было видно, что все соответствует процедуре. В том числе для наших европейских цивилизованных партнеров. Чтобы они понимали, что происходит, что это не инквизиция с помощью ОСД, а цивилизованный, документально оформленный процесс”, – объяснил он.

Реформа с размахом: топ-новации судебной системы, которые уже работают 02

Члены ВККСУ перед экзаменом судей

ОБРАЗЦОВЫЕ ДЕЛА ВЕРХОВНОГО СУДА И НОВЫЕ СТАНДАРТЫ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ

С 15 декабря прекратил существовать старый Верховный Суд Украины и три высших специализированных суда, а также институт повторной кассации. При этом заработал новый Верховный Суд, который теперь является единственной кассационной инстанцией.

Запустить работу Верховного Суда удалось в очень сжатые сроки. И, как рассказала “Цензор.НЕТ” глава ВС Валентина Данишевская, только по существу спора 115 судей Верховного Суда уже рассмотрели 9956 дел. Среди них и по так называемым образцовым делам. Например, 12 февраля было вынесено решение о пересчете пенсий бывшим работникам МВД. Оно позволит около 156 тысяч граждан получать пенсии уже по новым расчетам. Показательно, что Кабинет министров согласился с этим решением суда и отказался от дальнейшего обжалования.

Вообще в перечне уже рассмотренных дел есть немало таких, которые получили широкий общественный резонанс. В частности, Большая палата Верховного Суда приняла решение об освобождении от оплаты судебного сбора по делам о защите прав потребителей не только в суде первой инстанции, но и в высших инстанциях тоже. Ранее эта проблема была предметом споров между ВССУ и Верховным Судом Украины. Не менее значимо и решение Кассационного гражданского суда Верховного Суда, который установил, что денежная помощь при выходе на пенсию с должности научного или научно-педагогического работника является государственной гарантией для научных работников, установленной законом, и ее должны придерживаться.

Как рассказала в комментарии “Цензор.НЕТ” глава Верховного Суда Валентина Данишевская, по этим и другим правовым проблемам, по которым уже высказался Верховный Суд, годами шли споры между судами различных инстанций и специализаций, а судебная практика менялась едва ли не ежегодно, что влияло на уровень доверия к судебной власти. А ведь от обновленного кассационного суда ждут как раз единой, прогнозированной и понятной практики, чтобы на эти решения могли опираться судьи в первой и апелляционной инстанциях. Возможно, тогда людям и не придется судиться годами и проходить все стадии обжалования. Удастся ли это сделать при таком количестве судей, а значит, и мнений, неизвестно. Но в ВС настроены оптимистично.

“Верховный Суд сейчас разрабатывает стандарт судебного решения, который смогут использовать и судьи первой и апелляционной инстанций, что позволило бы внедрить единый стандарт написания решений по всей системе, – объясняет Валентина Данишевская. – Это важно, потому что участникам процесса так будет проще анализировать и воспринимать судебные решения. Мы также хотим сделать все, чтобы людям, у которых нет юридического образования, было понятно, что написано в решении. Но очень важно, чтобы и представители юридического сообщества были внимательны при составлении кассационных жалоб. К сожалению, большое их количество не соответствует нормам процессуальных кодексов, содержит недостатки. Как результат, из более 7000 кассационных жалоб, поступивших в Кассационный гражданский суд с 15 декабря 2017 года, для устранения недостатков без движения оставлено свыше 3000”.

Отвечая на вопрос о загруженности судей и продолжительности рассмотрения дел, Валентина Данишевская отметила, что в наследство от прежнего Верховного Суда и ликвидированных трех высших специализированных судов были переданы около 75 тысяч дел. С 15 декабря 2017-го по 13 апреля 2018 года в Верховный Суд поступило более 30 тысяч новых кассационных жалоб. Всего на рассмотрении сейчас находится огромное количество дел: около 105 тысяч. Более 70% – это наследие предыдущих лет. В частности, сейчас слушаются некоторые дела, ожидающие решения еще с 2011 года.

“Судьи Верховного Суда получили разное количество дел. Так, на одного судью Кассационного хозяйственного суда приходится немногим более 300 дел, в то время как на одного судью Кассационного административного суда, который как раз и ответственный за защиту прав граждан от произвола субъектов властных полномочий, – более 2000 дел, – говорит Валентина Данишевская. – Стороны часто обращаются в Верховный Суд с просьбой ускорить рассмотрение их дел. Мы с пониманием относимся ко всем, кто ожидает наших решений. Однако следует учитывать, что любая приоритезация несет в себе коррупционные риски, с одной стороны. А с другой, Верховный Суд пытается и должен уделять внимание качеству судебных решений (так как его позиции обязательные для всех других судов). В погоне за количеством всегда есть риск потерять качество, поэтому всегда важен разумный баланс”.

Дополнительный конкурс в Верховный Суд в Высшей квалификационной комиссии судей обещают провести в четвертом квартале текущего года. На сколько вакансий и в какие палаты будут набирать, пока не конкретизируют.

Реформа с размахом: топ-новации судебной системы, которые уже работают 03

“Исходя из динамики нагрузки, текущего положения дел, с учетом перспективы поступления дел на кассационный пересмотр и будет определено количество вакансий для судей Верховного Суда, которые мы отдадим на конкурс, – объясняет Станислав Щотка. Пройдет хотя бы полгода с момента запуска этого суда, и можно будет делать какие-то предварительные статистические аналитические выводы. Мы будем располагать достаточным массивом информации, чтобы сделать выводы.

Комментируя ситуацию с Общественным советом добропорядочности в контексте следующего этапа конкурса, в ВВКС отметили, что отношения полностью не заморожены и что участие общественности, как и публичность всего процесса – это важно.

“Мы – не противники, а союзники, поэтому ищем пути выхода из сложившейся ситуации и приглашаем представителей ОСД вернуться в активный процесс”, – говорит Станислав Щотка.

Он напомнил, что каденция текущего состава общественного совета заканчивается в ноябре текущего года и будет сформирован новый. Закон разрешает повторное участие в деятельности общественного совета теми членами, кто уже работал и у кого будет желание продолжить эту работу, конечно на конкурсных условиях.

“Допускаю, что в новый совет войдут и члены общественного совета, которые работали в старом составе. Какой процент ротации, не берусь сказать, но полагаю, что новые люди могут определить и новую тактику, и новую стратегию работы. То есть, включиться активно в работу и как раз это может совпасть с нашим намерением объявить конкурс на замещение вакантных должностей судей Верховного суда. Тем более такой конкурс – это многодневный марафон”, – отметил член ВККС.

КОНСТИТУЦИОННАЯ ЖАЛОБА: НОВЫЙ СПОСОБ ЗАЩИТЫ ПРАВ ГРАЖДАН

Конституционная жалоба – это возможность любого человека обратиться непосредственно в Конституционный суд Украины, если он считает, что в конечном судебном решении по его делу был применен закон, который противоречит Основному закону. До этого момента обычный гражданин не имел доступа к КС. “Наделение людей возможностью обратиться в Конституционный суд с жалобой о неконституционности закона распространено в западных странах. Например, в той же Германии, – рассказывает заместитель главы правления Центра политико-правовых реформ Роман Куйбида. – Но есть определенные ограничения, о которых люди должны знать. Прежде чем обратиться в Конституционный суд сразу напрямую, нужно исчерпать другие средства защиты. То есть пройти все судебные инстанции, включая апелляцию и кассацию”.

Руководитель проектов по вопросам конституционного права Центра политико-правовых реформ Юлия Кириченко рассказала “Цензор. НЕТ”, что хотя старт рассмотрения конституционных жалоб и опоздал, но в апреле текущего года все-таки начался. Теперь общественность ожидает первые решения КСУ по жалобам. Отвечая на вопрос о том, не приведет ли введение такого механизма к перегрузке Конституционного Суда подобными делами и блокированию его работы, эксперт отметила, что законодатель в принципе учел этот вызов и предусмотрел, что такие жалобы суд не рассматривает, как раньше все дела, в пределах своих пленарных заседаний и полным составом. Для этих целей есть коллегии в составе 3 судей и сенат – это 9 судей: они смогут принимать решения по жалобам.

“Уже подано около 600 жалоб, – говорит Юлия Кириченко. – Но 77% из них будут возвращаться на уровне секретариата. Не потому, что секретариат плохой, а поскольку они не соответствуют требованиям закона и Конституции. Люди действительно допускают ошибки, которые могут послужить основанием для отказа. Например, жалобы представлены не на государственном языке, отсутствует обоснование оспариваемых положений и тому подобное”.

По словам эксперта, с момента объявления решения положение, которое признано неконституционным, теряет силу автоматически. Но чтобы отстоять собственные интересы, человек должен снова идти в суд общей юрисдикции, а тот – отменить решение и восстановить права гражданина.

“На этом этапе сегодня наибольшие риски, потому что плохо написаны процессуальные кодексы. Там предусмотрено, что если решение уже выполнено, оно не может пересматриваться. То есть, может оказаться, что человек, оспаривая какие-то положения закона и добившись признания, что они противоречат Конституции, не сможет добиться пересмотра дела – и это уже будет решение для других”, – рассказала Юлия Кириченко.

ПЕРЕСТАНУТ ЛИ СУДЬИ БЫТЬ БЕЗНАКАЗАННЫМИ?

Согласно внесенным изменениям в Конституцию, с судей частично сняли неприкосновенность. Это означает, что за совершенные преступления они теперь отвечают наравне с обычными гражданами. По словам заместителя главы правления Центра политико-правовых реформ Романа Куйбиды, ранее судью не могли задержать даже на месте преступления, пока Верховная Рада не даст согласия на его арест. А поскольку это могло выпадать на межсессионную неделю, пока парламент добирался к этому вопросу, судья мог спокойно и беспрепятственно сбежать. Достаточно вспомнить нашумевшую историю с судьей Днепровского райсуда столицы Николаем Чаусом, которого в августе 2016 года детективы Национального антикоррупционного бюропод процессуальным руководством прокуроров Специализированной антикоррупционной прокуратуры разоблачили в том, что он требовал и получил неправомерную выгоду в сумме 150 тысяч долларов США.

Пока парламент решали вопрос о снятии с судьи неприкосновенности, он сбежал из страны. А правоохранители не имели права препятствовать Чаусу в передвижении. “Сейчас решение принимает Высший совет правосудия. Они пытаются принимать достаточно оперативно. Но еще нужно обратить внимание на один важный нюанс, – говорит Роман Куйбида. – Если судью задержали на совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, то на его задержание не требуется согласия Высшего совета правосудия.

ВСП истолковал так, что на арест нужно еще и их согласие. Хотя если смотреть и Конституцию, и пояснительную записку относительно изменений в Основной закон, там как раз говорилось о том, что если судью задержали непосредственно на месте преступления или сразу после совершения, то такого согласия не нужно. И к судье должен применяться такой же правовой механизм, как и к любому другому человеку”.

Во всех остальных случаях согласие на задержание и арест дает Высший совет правосудия.

Ограничив иммунитет, законодатель оставил определенные предохранители, защищающие судью от давления. “Конечно же, отмена судейского иммунитета важна для следствия, но здесь тонкая грань: между интересами следствия в части упрощения процедуры привлечения судьи к уголовной ответственности и гарантий безопасности самого судьи от посягательств и провокаций, – говорит первый заместитель главы Госбюро расследований Ольга Варченко. – Очень важно соблюсти баланс в этом вопросе и не создать почву для злоупотреблений ни одной из сторон”.

Сейчас Государственная судебная администрация разрабатывает проект новой карты судов Украины, после чего ВККС начнет переводить судей из ликвидированных судов в новые. Кроме того, на повестке создание “электронного суда”, который должен облегчить обмен информацией между всеми участниками судебного процесса.

В ближайшей перспективе также создание IP-суда, конкурс в который стартовал осенью прошлого года.

“На спецпроверку мы заявили 230 человек, – рассказывает Станислав Щотка. – Но обратная информация к нам сходится не так быстро, как бы хотелось. Более того, мы не имели элементарного инструмента, которым вымерить профессиональную компетентность будущих судей ІР-суда: не было специализированных тестов, практических зданий. Мы разработали техническое задание, дали поручение – и на диверсифицированной основе нам разработали сейчас специализированные тесты именно под это направление. У нас есть тестовая база, мы провели внешнюю рецензию этих вопросов, и мы теперь имеем порядка 850 вопросов для будущих кандидатов. Сейчас эти вопросы находятся на внутреннем регистрировании. Как только эта работа будет закончена, эти тесты будут опубликованы. Это может произойти уже в ближайшие недели.

Тесты, по мнению специалистов, сложные, вопросы повышенной сложности. Поэтому мы их опубликуем, чтобы у кандидатов была возможность с ними ознакомиться и немножко поработать. Это же касается и практических заданий для этого конкурса, над которыми мы сейчас работаем. Потому что инструменты должны быть современными, эффективными и точными.

После того, как будет закончена спецпроверка, мы – с учетом ее результатов – осуществим допуск кандидатов к проведению квалификационного экзамена”.

Дата конкурса будет зависеть от нагрузки и загрузки комиссии, потому что если результаты тестов проверить быстро, то результаты проведения практических заданий все равно нужно проверять коллегиально. Это тоже требует времени.

По словам Станислава Щотки, активная фаза этого конкурса тоже придется где-то на осень, но ближе к концу года.

Ожидает общество и создания Антикоррупционного суда, но тут все упирается в закон, который парламент пока так и не принял.

Татьяна Бодня

Цензор.НЕТ


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

«Трижды генпрокурор» Святослав Пискун рассказал в интервью «Вестям» о сотрудничестве нынешней власти с регионалами, особенностях Савченко и политизированности ГПУ

— ГПУ трудится в режиме одного из главных генераторов новостей: это и дело Януковича, и противостояние с НАБУ/САП, и работа по депутатам. В какой момент произошла метаморфоза, где генпрокурор, по сути, третье лицо в стране, а за его отставку США дают Украине $1 млрд?

— Думаю, трансформация генпрокурора из профессионала в политическую фигуру и члена команды начала происходить в 2007–2009 годах. Идею эту принес Виктор Ющенко, посчитав, что генпрокурор должен разделять мнение власти, обязан прислушиваться к мнению руководителя государства и партии. Демократично ли это, по-европейски? Нет, конечно. Но власть это устраивало. Даже мое увольнение в 2007-м прописали в меморандуме между Ющенко и Януковичем (последний в результате стал премьером).

— Вопрос эффективности: почему нет результатов ни по одному из дел Насирова, Онищенко, Мартыненко, Мосийчука…

— Ничего удивительного — это следствие политизации. А тот же процесс с судебной властью поставил точку в «реформировании» правоохранительной системы как вассала власти. А каких результатов вы хотите, если прокурор и судьи назначаются руководителем государства и о результатах их работы ему докладывают чиновники, которые крайне не заинтересованы в объективном расследовании дел.

— Эти дела «под сукном» дожидаются звездного часа?

— В основном эти дела — рычаги влияния на политиков и бизнесменов. Они не предназначены для рассмотрения в суде, вынесения обвинительного приговора, а лишь для давления на личность и его семью.

— Касается ли это громкого представления в июне прошлого года на снятие иммунитета с депутатов — Розенблат, Поляков, Дейдей, Лозовой, Довгий, — из них только двое немного побыли под домашним арестом.

— Можете не трудиться называть фамилии, это значения не имеет. Фамилии бессмысленны – с самого начала было понятно, что для реального осуждения никто этих лиц в суд не пойдет. И даже если пойдет, то точно не будет ожидаемого результата.

— Дело Черновецкого, по которому с июля 2017-го нет движения, из той же «оперы»?

— Безусловно. Никто не собирается его расследовать. На крючок — и в стол. А, может, собирались, но передумали…

— Следует ли из этого, что уголовные дела по политикам в Украине изначально априори не имеют никакой перспективы?

— Если вся правоохранительная система поражена политическим вирусом, она больна, ей нужно лечиться, а работать некогда.

О НАИБОЛЬШЕЙ ОШИБКЕ УКРАИНЫ

— Еще один диагноз, который нужно поставить, — о противостоянии ГПУ с НАБУ. Насколько нормальна ситуация, когда два уважаемых органа устраивают публичные разборки?

 Независимости правоохранителей ведь не хотела бы ни одна власть. Это естественно, ведь ей хочется спокойно воровать, «сидеть» на бюджетных деньгах. А тут появляется вероятность, что рано утром за каждым могут прийти и арестовать. Представляете, человек стал богатым, имеет власть, деньги, вассалов, кортежи и уважение, а тут какой-то прокурор берет санкцию на его арест! Да кто он такой?! Это ход их мыслей. Конечно, это их беспокоит. Вот они и принимают меры, чтобы убрать эту опасность. Политизируют работу прокуратуры, суда, полиции. Политики из команды начинают руководить правоохранительными органами, чтобы «команда» могла спать спокойно.

А тут против нее выступают какие-то антикоррупционные органы. Да у системы шок: что делать?  Ответ очевиден, бороться любыми способами: деньгами, адвокатами, прямым давлением, возбуждением дел, назначением «своих» судей. Это борьба между старым и новым.

— Кто победит?

— Без внешней помощи победит старое.

— «Без внешней помощи» — допускаете, что НАБУ или САП руководятся извне?

— Не «руководятся», а сотрудничают с американскими органами юстиции. И этого не скрывают. Это беспокоит власть даже больше, чем неурожай, неубранный снег или пенсии, которых не хватает. Сохранность награбленного беспокоит больше, чем будущее страны.

— Это по этой причине не можем запустить начало работы Госбюро расследований?

— Не знаю. Честно — не знаю, но в том, что это связанные вещи, уверен.

— Когда, по вашим прогнозам, ГПУ лишится части своих полномочий?

Кому это нужно? Это неправильно: сужение функций ГПУ и прокурора, как надзорной инстанции, ведет к деградации правовой системы государства. Кто-то должен отвечать за состояние правопорядка, правозаконности в стране. Во всем мире за это отвечает генпрокурор, и не нужно забирать у него эти функции! Наоборот, нужно повысить его ответственность за неисполнение им своих обязанностей, а равно как исполнение своих обязанностей других правоохранительных институций.

— Но в стране, где генпрокурор — политическая фигура, не ведет ли это к узурпации власти?

— Конечно. О том и речь — генпрокурор должен быть независимым! Как это сделать, написали в Декларации о государственном суверенитете в 1991-м. Там четко указано, что генпрокурор — это наивысшая инстанция по надзору за законностью, и что он подчинен и подотчетен только парламенту. О президенте там и вовсе речи нет. А подотчетность президенту поместили в 1996-м, в Конституцию. Это был компромисс между теми, кто хотел принятия демократической Конституции, и теми, кто этого не хотел, — вот ГПУ и отдали президенту. И это наибольшая ошибка за все время независимости.

— Это и есть корень проблемы?

— Да. Наконец докопались.

«ЛУЦЕНКО И КОЛОМОЙСКИЙ ВСТРЕЧАЛИСЬ ЗРЯ»

— Почему Военная прокуратура занимается делами не своей юрисдикции — у нее примерно 50% дел, не связанных с военными преступлениями? А самоубийства военных отдают Нацполиции.

— Факторы разные. Есть закон о подследственности, и в особых случаях генпрокурор может ее изменить. Когда этот «особый случай» наступает, известно только ему. Спросите у Юрия Витальевича, он, может, объяснит. Мне вообще-то очень сложно давать ему оценку. Он также, как я, назначен. Разве что, у меня прав было намного больше. Может, он так видит свою работу.

— Почему Луценко не решился экстрадировать Михаила Саакашвили в Грузию? Запрос-то у ГПУ был, даже несколько.

— Он пожалел грузинскую власть. Если бы Михаил Николозович попал в Грузию, там бы уже к лету была новая революция. Теперь грузины должны свечку поставить нашему генпрокурору за то, что он им не отправил туда Саакашвили, — тот парень весьма быстрый.

— Вы сами часто сталкивались с экстрадиционными запросами?

— Конечно. Экстрадировал десятками.

— Кого?

— Разных людей экстрадировали, полно народу… Спорных моментов, как в этом случае, не помню: я никого и не допускал до споров — делал просто по закону. Не надо думать — если сомневаешься, читай закон.

— Юрий Луценко встретился с Игорем Коломойским в Амстердаме аккурат перед тем, как дело «Приват против бывших акционеров» начало активно слушаться в Высоком суде Лондона. Это можно ли трактовать как переговоры должностного лица с фигурантом?

— Они ведь объяснили, что встреча была случайной, да? При современных средствах связи встречаться вовсе не обязательно. Более того, если бы они хотели о чем-то договориться, им вообще не надо встречаться. Так принято: посылаются переговорщики, как в случае с Александром Онищенко, к которому ездили посланники, и не один. Во-первых, тогда не «светятся» конкретные лица. Во-вторых, переговорщик ни за что не отвечает.

Даже больше. Встречаться лично нельзя. Ведь если встретились, то они уже не смогут помочь друг другу! И эта встреча пользы им не принесла, только вред

— Так зачем тогда встретились?

— Может, действительно случайно. Но это цирк, конечно. Я бы не встречался… Если кто-то засечет, будет беда. А генпрокурор ведь просто так не может ходить по Амстердаму. Он под колпаком. Если едет генпрокурор, то его ведут спецслужбы той страны, в которую он въезжает. Всегда! «Хвост» будет везде, куда бы ты ни пошел, и пока не закроется дверь самолета за чиновником, спецслужбы не уезжают. Не дай бог, что то случится с Генеральным прокурором в чужой стране, эта страна будет нести ответственность. Именно поэтому во встрече Луценко с Коломойским изначально что-то не то. Насколько мне известно, один из них очень осторожный человек. Лезть на рожон не будет…

«САВЧЕНКО — ЭТО НОВАЯ ВЕРА ЗАСУЛИЧ»

— О «деле Савченко». Изначально оно было «делом Рубана», потом подключили депутата — и возник широкий резонанс. Могут ли появиться новые фигуранты, и насколько дело политическое?

— Если правда, что оружие завозилось с территории «ДНР» к нам (а, похоже, это правда). И оно завозилось маркированное, с документами российского изготовителя, то, естественно, они хотели спровоцировать беспорядки. И тем самым заранее сообщали всему миру о том, что это спланировано ФСБ и Путиным. Происхождение оружия всегда свидетельствует о том, какая страна организовала теракт. И действия Савченко были направлены против РФ — раз оружие российское, значит, ноги растут оттуда. Но есть второй аспект. Он касается Савченко как организатора террористической группы.

— Вы верите в то, что интеллектуальная мощь Надежды Савченко и Владимира Рубана могла породить такой амбициозный заговор?

— Я верю в то, что Надежда Савченко — акцентуированная личность. Это человек, который находится на грани здоровья и нездорового состояния, когда идея превалирует над собственной безопасностью. Таковой была Вера Засулич, которая бросила бомбу в царя. Она была признана акцентуированной личностью — подвержена идее и ведома ею. Любым путем, даже ценой своей жизни, сменить строй в стране, — за это когда-то повесили брата Ленина, расстреляли сотни революционеров. Они таким образом видят свой путь — ну что вы сделаете?! Для этого и существует Служба безопасности. Она должна предотвращать эти акты, находить и наказывать таких людей. Что до Савченко, хотела ли она это сделать или только составляла планы, чтобы показать значимость офицерам? На эти вопросы должен ответить следователь. Будем ждать.

— Так подключат ли новых фигурантов?

— Не знаю. Я же дела не видел, там 7 гигабайтов записи — и мы не знаем, что там дальше происходит! Может, там разговоры с половиной парламента. А, может, с агентами ФСБ, которые говорят, что стрелять надо не из автомата, а из пистолета, предварительно забросав гранатами. Мы же этого не знаем! Мы должны увидеть все материалы дела. 

— Насколько правильным был ход Луценко, когда он в Раде раскрыл планы заговорщиков: обрушить купол, добивать из автоматов, попутно перепугав полстраны, а у второй половины вызвав ироничную реакцию?

— Он сообщил то, что было в материалах дела. Не больше и не меньше. Права спрятать это он не имел, иначе никто не дал бы ему возможность задержать и арестовать Савченко. Поверьте мне. Во-вторых, депутаты не разбираются в юриспруденции. В нынешнем парламенте от силы 10 человек юристов – к ним особо никто и не прислушивается. А большинству, голосующему «за», не до Савченко – у него другие проблемы: как сохранить потоки, как быть с президентом, что делать с рейтингами. Ну, никто особо и не изучал доказательства ГПУ.

— Разве это функция Рады? Депутатам «кино» показали, а они нажали на кнопки…

— Их функция, и особенно Регламентного комитета, следить, чтобы не нарушались конституционные права Савченко во время проведения расследования. И во время рассмотрения представления комитет и Рада должны быть уверены, что к ней не применялись незаконные методы следствия, что ее права не нарушили, в ее отношении не проводили следственных действий без согласия Рады. А вот тут — вопрос.

«ДЕЛО ШЕРЕМЕТА» СТАНЕТ НОВЫМ «ДЕЛОМ ГОНГАДЗЕ»

— Принципиально важное дело — убийство Павла Шеремета. ГПУ осуществляет надзор по этому делу. А Алена Притула, как гражданская жена и близкий к Шеремету человек, обратилась к Луценко с тем, чтобы дело расследовалось как теракт. Как считаете, мы итоги когда-нибудь увидим? И кто должен «вести» такие резонансные преступления — СБУ, Нацполиция?

— Любой вопрос принципиален. А убитая Амина Окуева — не принципиально? А взрыв машины Тимура Махаури? Каждый теракт — дело принципа. Жизнь всех людей одинакова.

— Это так. Но Павел Шеремет был символом.

— И журналистом. Когда взрывают или убивают боевика, это можно рассматривать как месть за его военные действия. А когда журналиста — это месть за правду.

— Кто должен расследовать?

— Для меня странно, что вопрос не расследуется, как теракт. Допускаю, они так решили, ибо полагали, что убийство «не посягает на государственные устои». Конечно, это теракт! Когда журналиста убивают таким общественно опасным способом, взрывом, тем самым пытаются запугать других журналистов. И все общество.

— Почему так мало информации имеем об этом деле?

— Предположительно, нам не раскрывают всех подробностей. Но времени прошло достаточно. Мы ж хоть промежуточных ждем!

Бывает так, что результата нет. Ну нет его, и все тут! И ничего не сделаешь.

— А это может быть еще одно «дело Гонгадзе»?

— Хотите сказать, что Пискун должен вернуться, дорасследовать? (смеется. — Авт.) Шучу, конечно. Может. И тогда зависнет надолго.

— К слову, о «деле Гонгадзе». Как и об отравлении Ющенко, деле Чорновила (на днях как раз была годовщина гибели) — их хоть кто-нибудь сейчас расследует?

— Думаю, никто. О них ничего не слышно. Но эти дела не имеют срока давности. Приостановлены, лежат, ждут своего часа. Надеюсь, он настанет. И все вернется на круги своя.

— Родион Киреев, бывший судья Печерского райсуда, теперь числится в реестре адвокатов города Москвы. У них там особая процедура для таких людей? И как он стал адвокатом, гражданином РФ?

— Стал он гражданином. Всем, кем надо. И, кстати, заметьте: врага (личного) Юлии Тимошенко легализовали в России.

— И что, тут есть «двойное дно»?

— Есть. Тимошенко судили россияне (подмигивает. — Авт.), российские спецслужбы. А Родион Киреев работал на ФСБ, прямо в зале украинского суда! (Смеется. — Авт.)

— Ну нашутили тут…

— Конспирологично.

— О грустном. Поразила реакция части общества на трагедию в России. Видел полярные мнения — от сочувствия и вплоть до «никаких слез по поводу детей врага». Этот вопрос о том, как остаться человеком…

— Видел, как же… Знаете, наши политики празднуют пиррову победу. Они победили в нас человечность. Честность. Чувство собственного достоинства. Они, наконец, победили в нас чувство великого народа. Как долго будут политики праздновать эту победу? Надеюсь, недолго. Потому что это античеловечно. А все античеловечное долго не живет. Особенно если это приукрашено высокой национальной идеей. Мне стыдно за украинцев, которые радовались чьей-то смерти. Думаю, их в Украине немного.

«КИНУТЬ» РЕГИОНАЛОВ? НЕ ПО ПОНЯТИЯМ»

— Нынешняя власть подозрительно быстро начала сотрудничать со «злочинной бандой». Шокин — из «старой гвардии», а новый волынский губернатор Александр Савченко и вовсе был замглавы МВД, участвовал в разгоне акций «Украина без Кучмы». У нас что, кадровый голод?

— А почему бы и не сотрудничать с «бывшими»? По губернатору — молодцы, ничего не скажешь, вот как быстро перешли… Дело тут не в кадрах. Скамейка длинная. Но давайте копнем чуть-чуть в историю. 2014 год, февраль. Поднимите голосования в Раде: кто признал Януковича отсутствующим в стране, сколько регионалов проголосовало?

— Они были демотивированы. Был разброд и шатание…

— Нет, а вы посмотрите. Они все сейчас при власти! В парламенте. Кто легитимизировал все законы, которые принимались в 2014–2015 годах? Регионалы. Они голосовали вместе с властью! Они дали ей карт-бланш, и они с нею одно целое. И что ж вы хотите, чтобы произошло? Чтобы их «кинули»? Это не по понятиям, в тяжелое время они поддержали эту власть, и она их не бросает, — это честно, порядочно и правильно.

— Контртезис: люстрация, которая вычистила массу профессионалов из «бывших».

— Даже не знаю, что больше принесло вреда государству… Да, это люстрация, когда увольняют человека, который сделал карьерный рост за счет своего здоровья, личного времени, жизни. А его за это увольняют, и новая власть ему говорит: «Ты сотрудничал со злочинной бандой». Но, подождите, а эта «банда» разве не была избрана народом Украины? Она была незаконной? А человек что, законы нарушил? Раследуйте дело по нему! Почему вы его и его семью лишаете куска хлеба за то, что он честно трудился, стал начотдела или управления? Такого хамства со стороны власти не было ни в одной стране. Везде была люстрация. Но люстрировали либо фашистов, либо коммунистов. По идеологическим, не профессиональным, критериям. И по решению суда.

А как у нас — политики, идеологические остались. Профессионалы ушли… Вот мы и пожинаем плоды. Собираем камни. Немцы строят «Северный поток — 2», азербайджанцы и турки — «Южный поток» мимо нас. А мы где на этом празднике жизни? Сырьевой придаток Восточной Европы? Хорошая земля и красивые помидоры? Я всех поздравляю. Мы из космической страны превратились в провинцию, выращивающую огурцы, помидоры и торгующую проститутками в Европу. Всем мои поздравления.

— Зато на латиницу переходим. Готовы писать «Piskun» в анкетах?

— Зато расшифровывать фамилию интересно: peace — мир с английского, kun — учитель с китайского. Быть учителем мира — неплохая перспектива.

vesti-ukr.com


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

Коли він їхав на прем’єру ,,Кіборгів,, – я наголошувала, щоб тепло одягався, бо в Києві морози. Також просила, щоб одягнув форму. Він категорично не хотів, але послухав мене. Весь фільм просидів у верхньому одязі, бо коли звенять медальки він згадує обличчя полеглих в аеропорту побратимів. До чого це я? В кримінальному процесі є таке поняття як характеризуючі обставини. Так от це його характеризує як людину….як Людину. Підтримайте, будь ласка, нас в суді. Справа сфабрикована. Треба розголос. 21.03.2018 (середа) о 10.00 Печерський суд на Хрещатику 42, суддя Шапутько, 2 поверх, каб. 17.

ЩОБ УВІЙТИ В ПРИМІЩЕННЯ СУДУ- ВІЗЬМІТЬ З СОБОЮ ПАСПОРТ.

Дякую!!!

Фото Олены Логвиненко.

Олена Логвиненко


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

Живодёр получил срок больше своего возраста. 

В городе Рино, на западе штата Невада, США, 25 летний выродок-живодёр, за убийство и расчленение семи собак, был приговорён к 28 годам лишения свободы. Этот выродок будет иметь право на условно-досрочное освобождение после отбытия 11 лет в тюрьме.

Фото Ivan Komarov.

Фото Ivan Komarov.

Posted by Ivan Komarov on Samstag, 10. Dezember 2016

Судья, прокурор и адвокат были в шоке от того, что сделал этот ублюдок. Судья в какой-то момент даже прослезился, просматривая фотографии убитых им собак. Даже адвокат не стал оспаривать приговор.

Америка, с подобной мразью, не церемонится. А путинский режим является питательной средой для живодёров. При путине и т.н. “единой россии” живодёры чувствуют себя уверенно и чувствуют полную свою безнаказанность.

www.dailymail.co.uk


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

Знайомтесь – Юрченко Валентина Петрівна судья Касаційного адміністративного суду.

На даний момент пані Юрченко безтурботно працює судею, не дивлячись на всі негативні висновки та рішення які були схвалені не на її користь.

Проаналізувавши інформацію про Юрченко Валентину Петрівну (далі – Кандидат), суддю Вищого адміністративного суду України, Громадська рада доброчесності виявила дані, які дають підстави для висновку про невідповідність Кандидата критеріям доброчесності та професійної етики.

1. Покривання “суддів Майдану”

Кандидат була у складі колегії суддів, які 14.03.2016 р. визнали незаконним (Додаток_1) та скасували подання Вищої ради юстиції про звільнення судді Дарницького районного суду м. Києва Пойди Сергія Миколайовича за рішення проти Майдану (а саме, 23 січня 2014 року суддя Пойда ухвалив рішення про тримання під вартою активістів Майдану).

Згідно з п. 1.6 Бангалорських принципів поведінки судді, суддя повинен демонструвати та підтримувати високі стандарти суддівської поведінки з метою укріплення суспільної довіри до судових органів, що має першочергове значення для підтримки незалежності судових органів.

Такими рішеннями Кандидат не лише не сприяла відновленню довіри до судової влади, а навпаки – утверджувала у суспільстві уявлення про панування безкарності і кругової поруки в суддівському корпусі​.

Наведені факти є підставою для висновку, що кандидат Юрченко Валентина Петрівна не відповідає вимогам доброчесності та професійної етики.

Цей висновок можна доповнити додатковою інформацією про Кандидата, яка з огляду на її персональний характер, передається до ВККС у вигляді додатку. (додаток_2)

Також члени Громадської ради доброчесності вважають за доцільне звернути увагу членів ВККС на рішення, ухвалене Кандидатом, що викликало значний суспільний резонанс і підважило думку про незалежність суддів від політичних впливів:

20 січня 2010 року, «за незламність духу у відстоюванні національної ідеї, виявлені героїзм і самопожертву у боротьбі за незалежну Українську державу», Президент України Віктор Ющенко своїм Указом присвоїв С.Бандері звання Герой України (посмертно). Кандидат входила до складу колегії Донецького апеляційного адміністративного суду, яка залишила в силі рішення першої інстанції про скасування присвоєння Президентом України звання Героя України С. Бандери.

Основоположним принципом функціонування судової влади є незалежність суддів. Відповідно до п.12. Висновку Консультативної ради європейських суддів №1 (Рекомендація №(94)12 «Щодо незалежності, ефективності та ролі суддів» «Судова влада повинна користуватися довірою не тільки з боку сторін у конкретній справі, а й з боку суспільства загалом. Суддя повинен не тільки бути насправді вільним від будь-якого неналежного зв’язку, упередження або впливу, але він чи вона також повинні бути вільними від цього в очах розумного спостерігача. В іншому випадку довіра до незалежності судової влади буде підірвана.»

У членів Громадської ради доброчесності виникли обгрунтовані сумніви у тому, що рішення у цій справі ухвалене суддями, зокрема, Юрченко В. П., неупереджено і незалежно від політичних впливів.

Відповідно до положень частини 1 статті 5 Закону України «Про державні нагороди України»: «Державними нагородами можуть бути нагороджені громадяни України, іноземці та особи без громадянства».

Відповідно до частини 3 статті 5 Закону України «Про державні нагороди України»: «Нагородження державними нагородами може бути проведено посмертно».

Статтею 6 Закону України «Про державні нагороди України» при цьому передбачено:

«Звання Герой України присвоюється громадянам України за здійснення визначного геройського вчинку або визначного трудового досягнення». Члени Громадської ради доброчесності окремо наголошують, що Юрченко В.П. не скористалася при цьому правом, передбаченим ч. 3 ст. 25 КАС, а саме не склала окрему
думку, як суддя, не згодний із судовим рішенням за наслідками розгляду адміністративної справи

Отже, розповсюджені і такі, що підривають довіру до судової влади, відомості про втручання в незалежність судді породжують обґрунтований сумнів щодо відповідності судді чи кандидата у судді відповідності критеріям професійної етики і доброчесності. Суддя, чи кандидат у судді, щодо якого існують такі неспростовані відомості, має вчинити всі дії з метою їх спростування з тим, щоб «бути вільним від цього в очах суспільства».

ВІДПОВІДНО ДО ЧАСТИНИ ЧЕТВЕРТОЇ СТАТТІ 19 РЕГЛАМЕНТУ ГРОМАДСЬКОЇ РАДИ ДОБРОЧЕСНОСТІ ЗА НАЯВНОСТІ ВАЖЛИВОЇ ІНФОРМАЦІЇ РАДА У ПОДАЛЬШОМУ МОЖЕ ОКРЕМИМ РІШЕННЯМ ЗМІНИТИ АБО СКАСУВАТИ ВИСНОВОК, АБО ЗАТВЕРДИТИ НОВИЙ ВИСНОВОК.


НЕГАТИВНИЙ ВИСНОВОК ГРД

Результати анонімного письмового тестування –  83,25 бали

Результати практичного завдання – 91,5 бал

Загальний результат іспиту – 174,75 бали

 Загальний бал за результатами кваліфікаційного оцінювання – 723,75 бали

Кандидат на посаду судді Касаційного адміністративного суду у складі Верховного Суду

Дата початку роботи суддею невідома, а на посаді судді Вищого адміністративного суду України з 2013 року.

Досьє кандидата.

Сумнівні рішення

Як вбачається із реєстру судових рішень та за повідомленням інформаційного агентства «ЛІГАБізнесІнформ» суддя Юрченко В.П. була у складі колегії, які ухвалювали рішення щодо визнання незаконним нарахування транспортного податку власникам елітних іномарок у розмірі 25 000 грн у 2015 році. У результаті розгляду справи ВАСУ скасував рішення попередніх судових інстанцій і, визнавши протиправним, скасував податкове повідомлення-рішення про донарахування податку власнику автомобіля (Range Rover 2013 року).

Як вбачається із реєстру судових рішень суддя Юрченко В.П. була у складі колегії суддів, які 14 березня 2016 року визнали незаконним та скасували подання Вищої ради юстиції про звільнення судді Дарницького районного суду м. Києва Пойди Сергія Миколайовича за рішення проти Майдану (а саме, 23 січня 2014 року суддя Пойда ухвалив рішення про тримання під вартою активістів Майдану).

Статки

Відповідно до аналітики Громадського руху ЧЕСНО “Тіні забутих статків: е-декларації суддів ВАСУ” суддя Юрченко В.П. лише в електронній декларації проінформувала суспільство про наявність у її чоловіка земельної ділянки площею 1000 кв.м, квартиру 65,6 кв.м та дві його автівки – ЗАЗ 968М 1992 року та “М2141” 1994 року (забувши уточнити, що це Москвич).

Електронна декларація за 2015 рік.

Рішення  ГРД

За результатами розгляду справи кандидата Громадською радою доброчесності було затверджено висновок про невідповідність кандидата критеріям доброчесності та професійної етики. Основні причини висновку про невідповідність – утвердження кругової поруки в суддівському корпусі.

Також пані Юрченко потрапила в антирейтинг, не достойних місця у Верховному Суді. Антирейтинг Руху ЧЕСНО

Далі буде…

politica.com.ua


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

Ах, ты, ку*ва-мать, Виктория Светлицкая, отпустившая на поруки “протестанта”, стрелявшего в полицейского! Мне, СУДька драная, не очень хотелось, но если вы все-таки, “ваша честь”, настаиваете, то придется мне завтра тащиться в Шевченковский суд и из своего легального ствола прострелить вашу ж*пу – исключительно в качестве следственно-юридического эксперимента.

И вот теперь давайте рассматривать такое мое действие исключительно в правовой площади, в юридической плоскости и судейской мерзости – по стандартам госпожи Светлицкой.

Итак, “ваша честь”, я прострелил вашу ж*пу, не преследуя никаких корыстных мотивов, а был движим двумя самыми святыми на свете чувствами. Я руководствовался исключительно чувством справедливости и любопытства. Мои действия носили абсолютно бескорыстный характер. Личная месть отсутствовала напрочь.

Продолжаем перечислять смягчающие обстоятельства, по совокупности которых вы отпустите меня на свободу, несмотря на ноющую боль в левом полуж*пии. Ствол у меня легальный. А ж*па “вашей чести” прострелена не сильно. Чисто профилактически, скоро заживет, как на собаке. Я честно отслужил два года срочной службы, активно участвовал в Революции Достоинства и уже 4 года активно занимаюсь помощью подразделениям, несущим службу в АТО. У меня даже не один (как у позывного “Брест”, стрелявшего в мента), а целых два несовершеннолетних ребенка. И я могу привести в суд полсотни народных депутатов-беруще-на-поручников (они почти все будут прошедшими службу), и они меня с таким свистом будут брать на поруки, что у гребаной “вашей чести” может еще и рожа треснуть физически от юридически неприкосновенных рук. Ни один патриот и ни один депутат, боже упаси, не сможет поднять руку на женщину – даже в мантии. Для этого есть патриотки, сказочно отрабатывающие хук слева.

О, а как меня, прострелившего вашу ж*пу, станет брать на поруки министр внутренних дел!!! Эту поэму трудно даже описать меньше чем на трех страницах. И тысячи его подчиненных, закона соблюдения ради, ПОСЛЕ смены придут в суд. Авто-менто-Майдан под своим домом представляете?

Итак, у меня не вагон, а два вагона смягчающих обстоятельств. А у вашей бля… ой, простите, “чести” с одной стороны – в ж*пе дырка, а с другой – чистое, как горный хрусталь понимание, что меня надо немедленно отпускать из-под стражи, точно так же, как и стрелка в полицейского вы отпустили. Ведь это ваши стандарты, я не напутал? А огнестрельная дырка в вашей ж*пе не насвистывает ли вам, что мне еще уместно грамоту за меткую стрельбу выписать? И где благодарность за то, что не задело кость?

Я категорически уверен, никто даже не подумает возразить, что ментовская нога дороже судейской ж*пы раза в четыре. Вот просто убежден в этом до хрипоты и дрожи! Потому что служба у того, кому прострелили ногу, тяжелее вашего “судейского ярма” раз в десять. Кстати, точно так же считают те активисты, которые снесли незаконную самостройную православную хрень московского патриархата на фундаменте Десятинной церкви, решение на снос которой является абсолютно законным. Но какая-то ох*евшая судейская морда отправила их под стражу. А прострелившего ногу полицейскому при исполнении отпустила на поруки уже другая судейская тварь, ой, простите, оговорился – “ваша честь”. Несостыковочка, йопт???)))

И вообще, дорогие судьи, хватит наконец использовать ж*пу вместо головы, а то в один момент вам одно засунут в другое. Я как сейчас помню, как в 2014 году я очень жестко держал за галстук всем известного судью Емельянова, личико его было бордовым, а глазки – выпучены. Помню, как вежливо я объяснял ему, что не надо искушать стоящий рядом со мной до поры-до времени дружелюбный “Правый сектор”. И не стоит заставлять выбросить его тушку со второго этажа Высшего хозяйственного суда. Лететь оно, конечно, может, и не высоко. Но приземляться будет очень больно. А до чего ж непрестижно, просто ужас!

Госпожа Светлицкая! Может, я ограничусь обоср*вшимся Емельяновым? Или с вами тоже нужно провести личную профилактическую работу?

Самая большая проблема для правосудия, когда оно становится прямой противоположностью справедливости.

Судья – как ее? – Светлицкая, творит беспредел как бы совсем легально. Стрелок “Брест” – как бы абсолютно нелегально беспредельничает. Но они же, по сути, коллеги! Мы уже докашлялись до того, что у нас уже большего “криминала”, чем “закон” – нет!!!

И зря вы, судья Светлицкая, так удивились, что ранним морозным утром вам прострелили именно ж*пу. Чести, совести и чувства собственного достоинства у вас нет. И прострелить вам, кроме ж*пы и жадности, больше нечего.

Вы, “ваша честь”, и вам подобные – прыщи на ж*опе нашего правосудия. Если всех вас, прыщей, по очереди выдавить – ранки заживут и организм начнет выздоравливать. И сядут на ж*пу ровно ровно те, кому положено. И именно по той статье, которая определена им УК. А те, кто невиновен – не сядут. И лично вас, госпожа Виктория Светлицкая, в графе “невиновен” мне практически невозможно представить. Как-то так.

Поймите, я категорически не желал бы простреливать вашу задницу. Почему же вы от меня так настойчиво этого добиваетесь своим абсурдным решением?

В 1917 году революционеры радостно перевешали, перестреляли и посажали на кол практически всех попов, судей и чиновников. Госпожа Светлицкая, вы понимаете, на какую тропинку вы встали? Если завтра к вам в суд или домой, или просто на улице, подойдет кто-то с целью прострелить ж*пу, как долго лично к вам будет ехать полиция? И как тщательно они будут вас, лично вас, защищать, зная, что если нападающий на вас, с*ку, прострелит им ногу, то он уйдет на поруки?

Какой смысл полицейским ТЕБЯ, дура, и всех твоих колег защищать, если вы ИХ защищать не хотите? А защищаете тех, кто в них стреляет? Ой, простите, опять забыл, что вы не дура, а “ваша честь”.

Деградация общества, развал и разложение государства начинается именно с таких судей.

И по поводу стрелявшего в полицейского бойца с позывным “Брест”. Пуля “Бреста” попала не в откормленную трухановскую “титушку”, а в нашего полицейского. Которому из наших налогов платят зарплату. “Брест”, возможно, забыл, а я очень хорошо помню, как я стоял у окна Верховной Рады и видел, как один идиото-патриот бросил гранату в нашу полицию и нашу Нацгвардию. В наших, по совместительству, ветеранов АТО. Четверо погибло. Десятки – ранены.

На пользу российского агрессора и против независимой Украины одинаково успешно работают судья Светлицкая, одесский мер Труханов, скотина, бросившая гранату в наших пацанов под Верховной Радой, Семенченко, Рабинович, Медведчук, Саакашвили и им подобные. Их действия приводят Кремль в восторг. А у Европы вызывают недоумение. Задача Путина – подорвать страну изнутри. Наша задача – его остановить. И как бы РФ их не поддерживала и не финансировала, не поддаваться на их провокации.

Доброволец, убивший недавно возле станции метро повара-сепаратиста, должен сидеть, несмотря на свои былые заслуги. Как и стрелявший в полицейского.

У меня тоже есть из чего прострелить судейскую ж*пу. На меня прошлая власть и лично Медведчук открыли 4 уголовных дела. Разве это дает мне возможность прострелить судейский зад при нынешней власти?

Судья, отпустившая стрелка, гарантирует вам, вашим родителям, вашим детям, вашей жене, что любой, кто выстрелит в них – тем более не сядет, если стрелять уже можно даже по ментам.

Во всем цивилизованном мире подобная ситуация с выходом на волю “Бреста” не то что невозможна – она сюрреалистично-абсурдно-непредставляема!

Решение судьи Светлицкой – это предательство страны и сути Закона, которые не оправдываются никакой буквой закона. Если в НАШЕМ СУДЕ нет справедливости даже для НАШИХ МЕНТОВ – где НАМ С ВАМИ искать справедливость?

И ТЕПЕРЬ – САМОЕ ГЛАВНОЕ. Дорогие мои та часть власти и та часть оппозиции, которые не куплены Кремлем, президент и всяко-разные олигархи, коалиция и перелетные “тушки”,Кабмин и прокуратура, МВД и СБУ, если вы не возьметесь за голову и не прекратите бардак, то бардак прекратит вас. Как-то так.

P.S. Мне, собственно, не ВАС, а НАС, людей, жалко.

P.P.S. Я даже не знаю, почему в моем тексте так неоправданно редко звучало слово “ж*па”, потому что писал я именно о нашем правосудии…

Сергей Поярков


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

Однажды Катерина Гандзюк решила в фейсбуке написать о том, что некто Антощук А. из управления защиты экономики в Херсонской области Департамента защиты экономики НПУ, через других лиц просил дать 3% от каких-то сумм, которые он считает что крадутся в мерии.

Катя занимает должность… даже не так, Екатерина Викторовна занимает должность исполняющего обязаности управляющего делами городского совета, советник городского главы. но она не пафосная и является должностным лицом здорового человека.

Так вот… Антощук А. решил подать иск про защиту чести и достоинства и деловой репутации. вся сложность для его защитников состоит в том, что господин Антощук в своем иске никак не может разделить некоторые понятия. в одной части иска он пишет, что Екатерина Викторовна нарушила его право на уважение к частной жизни.

Но в самом иске он много раз упоминает, что является должностным лицом… а в этом случае есть практика:

– Высшего специализированного суда Украины (от 15 марта 2017 года №569/568/15)
– решение Европейского суда от 29 июня 2005 года по делу “Соколов против Польши”
– решение Евпропейского суда от 31 января 2011 года “Сирык против Украины”
– решение Европейского суда от 29 марта 2005 года “Украинской Прес-Группы” против Украины”
– есть статья 10 Конвенция о защите прав человека и основных свобод
– есть Декларация про свобду политических дебатов в средствах массовой информации

Которые как раз говорят, что должностное лицо не имеет дополнительной защиты в части его критики обществом. более того, должен быть терпим к такой критике. и даже в общих правилах этического поведения госслужащих прямо написано, что должностное лицо должен избегать таких конфликтов.

Там есть еще ряд прекрасных моментов, в которых Катерину обвиняют в бытовой политической карьере. так и написано – не вру. потому суд будет интересным. и в этот прекрасный день Святого Валентина мы будем с удовольствием выражать свою любовь к нулевой толерантности к коррупции.

Но Катю забанили. именно в этот день. потому она временно на аккаунте Катерина Гандзюк. подписывайтесь на нее) и поздравьте с этим прекрасным праздинком.

Фото Masi Nayyem.

Верю, что мы победим)

Masi Nayyem


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO