Денег нет, плана нет, пощады нет.

Денег нет, плана нет, пощады нет.

В минувшие выходные министр финансов Антон Силуанов дал развернутое интервью одному из центральных каналов, в котором рассказал о своем видении процессов, происходящих в российской экономике.

Так, падение рубля Силуанов не считает чем-то экстраординарным и из ряда вон выходящим. Это нормальная реакция валютного рынка на падение нефтяных цен. Цена «бочки» Urals впервые за последние два года опустилась ниже 90 долларов за баррель. Правда, два года назад доллар при нынешних ценах на нефть не стоил 40 рублей, а евро – 50, но тут к Минфину нет никаких претензий, курсовой и денежно-кредитной политикой ведомство Силуанова не занимается. Поэтому оно может только тихо радоваться стремительному ослаблению рубля, которое позволяет переоценить хранящиеся в валюте правительственные резервы и все более скудные, но исчисляемые в долларах экспортные пошлины на нефть.

Однако, несмотря на девальвацию, деньги в бюджет собираются со все большим «скрипом», и финансировать государственные обязательства становится все более непосильной задачей. Тем не менее, министр мужественно заявил, что все бюджетные обязательства в следующем году будут выполнены. В этом должны помочь правительственные «заначки» – Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. Про целевой характер последнего давно никто не вспоминает, тут уж не до будущих поколений, когда нынешнему поколению чиновников от экономики денег уже не только на реализацию амбициозных проектов, но и на зарплату себе любимым скоро хватать не будет. Поэтому за деньгами будущих пенсионеров выстроилась длинная очередь во главе с президентом Роснефти Игорем Сечиным, и сердобольное правительство всем пообещало помочь.

При этом Минфин со своими бюджетными обязательствами в очереди за средства ФНБ далеко не на первом месте, что Силуанов прекрасно понимает. Но у него есть Резервный фонд, и денег оттуда на 2015 год может хватить. А вот о том, что будет дальше, глава финансового ведомства говорит весьма расплывчато. Не исключено, что кабмин вынужден будет пересматривать бюджетные расходы, причем в первую очередь сокращению будут подвергаться статьи, идущие на содержание чиновников. А может быть и нет, пока Силуанов только предполагает, что это было бы логичным. Но, возможно, пересмотру подвергнутся все бюджетные расходы. И дело дойдет и до повышения налогов.

А, может быть, и вовсе вырастут и налоги, и расходы бюджета, чтобы стимулировать экономический рост в приоритетных отраслях. Силуанов такой подход не считает верным решением в складывающихся экономических обстоятельствах, но никаких гарантий, что правительство не выберет именно этот вариант, у него нет.

Таким образом, министр финансов в своем интервью довольно отчетливо дал понять, что ни он, ни кто бы то ни было еще не имеет никакого конкретного плана действий на случай, если нефтяные цены не возобновят свой рост «комфортными» для российской экономики в ее нынешнем состоянии темпами. По сути дела, это признание в собственной некомпетентности и некомпетентности той экономической стратегии, на которую сделала ставку нынешняя команда, посчитавшая в свое время позицию Кудрина слишком осторожной и консервативной.

Максим Блант