Теги Posts tagged with "Виталий Портников"

Виталий Портников

Виталий Портников о феномене Михаила Саакашвили и его политических предшественниках

Для многих украинцев Михаил Саакашвили с его бесшабашностью, командой отчаянных соратников и готовностью идти на любые конфликты – самый настоящий политический феномен. Но феноменальность фигуры бывшего президента Грузии прослеживается скорее на данном историческом отрезке – он не первый и не последний персонаж, способный очаровывать массы и говорить то, что хочет услышать обозленный среднестатический обыватель. Причем тот обыватель, который думает не столько о долгом строительстве, сколько о быстром разрушении прошлого, которое должно привести к такому же моментальному успеху сторонников разрухи. Именно такие люди и являются “горюче-смазочным материалом” любых переворотов, объявляемых в случае их успеха революциями.

В одном из последних интервью Саакашвили я обратил внимание на слова о “революционном успехе”, который для политика “лучше, чем секс”. Это было сказано с такой уверенностью, с такой почти детской – или подростковой – влюбленностью в этот самый “революционный успех”,что я немедленно вспомнил о другом персонаже, деятельность которого  изучаю долгие годы – председателе Реввоенсовета и могильщике независимой Украины Льве Троцком.

Бывшим советским людям, воспитанным в сталинском дискурсе истории – а этот дискурс сохранился и после падения вождя народов с пьедестала – и невдомек, какой огромной популярностью пользовался Лев Троцкий в революционной России. Эта популярность соперничала и с популярностью партии большевиков, и с популярностью ее лидера Владимира Ленина, культ которого обрел знакомые нам черты поклонения только после его смерти и развенчания Троцкого. Да, собственно, Троцкий присоединился к партии большевиков только накануне Октябрьского переворота, который сам же и организовал, он не был частью большевизма, он был – Троцким.

Популярность большевистской партии легко объяснима с политической точки зрения, потому что ее вожди обещали народу как раз то, что измученный войной народ хотел услышать – мир, земля, честные выборы в Учредительное собрание, избавление от угнетения. Собственно, в этом смысле лозунги большевиков ничем не отличались от лозунгов других революционных партий: декрет о земле вообще был украден Лениным у социалистов-революционеров. Но тогда возникает вопрос: а на чем базировалась личная популярность Троцкого? Почему вообще массы с таким энтузиазмом воспринимали этого человека с типично еврейской внешностью – в стране, где еще за несколько месяцев до Октября 1917 года евреи не могли сунуться дальше черты оседлости, не то что попасть в правительство и возглавить Вооруженные Силы.

Троцкий предлагал своим поклонникам не мир и землю. Он предлагал им не мир с землей, а “перманентную революцию” – проще говоря, тот самый “революционный успех”, от которого без ума Саакашвили. Причем этот революционный успех не заканчивался никогда, речь шла о всемирной революции. Собственно, партия большевиков времен Ленина и Троцкого это и была партия мировой революции, партией советской номенклатуры она стала только во времена Сталина. Троцкий и его сторонники жили в атмосфере этого постоянного нагнетания революционного противостояния, постепенно отрываясь от реальности – именно этим объясняется поражение Троцкого в борьбе за власть.

Но почему мировая революция так привлекала рядовых сторонников Троцкого? На этот вопрос есть простой ответ – вождь Октября появился в нужное время в нужном месте. Россия была буквально разрушена Первой мировой войной, большая часть ее населения люмпенизировалась, армия разложилась. Троцкий предлагал этому люмпенизированному населению единственно понятную ему программу – программу насилия, облегченного в революционный френч. Он превращал люмпена из неудачника в героя, в повелителя чужих судеб. Когда государство нормализуется, его новый хозяин Сталин с особой беспощадностью будет расправляться именно с троцкистами, так как бесконечные революционеры – опасность для любого режима, от демократии до тирании.

Саакашвили уже один раз воспользовался рецептом Троцкого – в родной для себя стране. Мы привыкли воспринимать события в Грузии как начало череды “цветных революций” и бегства бывших советских республик из-под влияния России. Но это слишком упрощенный и лживый подход, связанный с недооценкой противника. Стоит посмотреть на результат: Грузия превратилась – по словам самого Саакашвили – в олигархическую вотчину, Кыргызстан после двух революций занял свое место в сфере влияния Москвы, после Майдана 2004 года произошло возвращение к власти Януковича еще при Ющенко, а потом и ренессанс, прерванный только трагическими событиями 2013-2014 годов – вот что не вписалось в российский сценарий!

Знаменитая революция роз, как и многие другие события на постсоветском пространстве, была обусловлена совпадением интересов многих игроков. И Москва, где хотели избавиться от ненавистного российской чекистской номенклатуре “предателя” Эдуарда Шеварднадзе, занимала в этом списке не последнее место. Но были и грузинские оппозиционеры, которые хотели заместить собой стареющую власть. Был и Запад, готовый поддержать реформы. Были и три российских олигарха – Бендукидзе, Патаркацишвили, Иванишвили – понимавших, как дешево стала стоить Грузия и одновременно не имевших доступа к этой дешевизне из-за сопротивления окружения Шеварднадзе.

Москва в своей готовности содействовать смене власти в Грузии ставила на Нино Бурджанадзе как на будущего президента страны и гаранта ее близости с Москвой и Зураба Жванию как главу ее правительства. Саакашвили оказался во властных раскладах буквально в последние месяцы перед революцией роз – и ему уже никто не мог помешать, ни сам Шеварднадзе, ни сподвижники по антиправительственным протестам, ни министр иностранных дел России Игорь Иванов, который прибыл в Тбилиси для того, чтобы уговорить грузинского президента передать власть новым фаворитам Москвы. Но почему?

А потому, что на момент революции роз большая часть населения Грузии, разоренной потерей территорий, гражданской войной противников и союзников бывшего президента Звиада Гамсахурдиа и медлительностью новой власти президента Шеварднадзе, была практически полностью люмпенизирована. Саакашвили говорил с этим бурлящим нищим потоком на понятном ему языке, было вообще неважно, что он говорил, важно – как он говорил. Бурджанадзе и Жвании было до него очень уж далеко, они все же были типичными постсоветскими политиками. А он – он был Троцким, ярким, бешеным, самодовольным Троцким. Троцким, не стеснявшимся в выборе методов, в привлечении и отталкивании союзников, в радостном обмане сильных мира сего – от россиян до американцев. Но при этом уже в день своего триумфального прихода к власти он был обречен.

Для Саакашвили власть, деньги и комфорт – всего лишь результат революцинного успеха, постоянного состояния борьбы, в которой он чувствует себя, как рыба в воде или как Троцкий в бронепоезде  

Что самое интересное – по мере относительного улучшения экономической ситуации в стране убывал и люмпенизированный электорат. Грузия из нищей разоренной недостраны превратилась в типичную постсоветскую олигархию – у нее действительно получилось. Бывший люмпен, обретший хотя бы относительное благополучие, понял, что голосовать нужно не за вечного революционера, а за того, кто распределяет блага – так Грузия и сменила Саакашвили на Иванишвили. Примерно то же произошло в Советском Союзе в 1920-е – обросший хотя бы небольшим жирком советский аппарат метнулся от Троцкого к Сталину, гарантировавшего вчерашним босякам не революционное горение, а материальные блага, квартиры, пайки и домработниц.

Троцкий с небольшой группой приверженцев уехал в Мексику. А Саакашвили с небольшой группой приверженцев уехал в Украину. По большому счету, обоим политикам было совершенно все равно, в какой обстановке достигать состояния революционного успеха. Троцкий просто к моменту своей высылки был уже не очень молод и изолирован, поэтому он писал книги и занимался выстраиванием своего Интернационала, кстати, очень влиятельного во всех европейских событиях того времени.

А Че Гевара – человек из той же породы разрушителей – отправился из Кубы в другие страны Латинской Америки, да там и сгинул молодым. Саакашвили тоже не очень стар и тоже готов бороться. Это та часть его личности, которую не могут понять многие современники – и позвавший бывшего президента в Украину Петр Порошенко отнюдь не исключение. Саакашвили представляется им таким же, как они, системным политиком, целью которого является власть и деньги. Но для Саакашвили власть, деньги и комфорт – всего лишь результат революцинного успеха, постоянного состояния борьбы, в которой он чувствует себя, как рыба в воде или как Троцкий в бронепоезде.

Уровень поддержки Саакашвили в Украине – это и есть настоящий уровень люмпенизации  

Люмпен не думает, он чувствует. Он ощущает, что не только Порошенко или Яценюк, но и пытающиеся говорить на понятном ему языке Тимошенко или Ляшко – чужие люди, которые придут к власти на его горбу и дальше будут “жировать”. А Саакашвили – он свой, настоящий. И это даже не иллюзия, это правда. Саакашвили хочет того, чего хочет его среднестатический сторонник – мести и расправы над своими оппонентами. Он доказал это всей своей жизнью. Власть для него – не самоцель, а лишь средство для удовлетворения этих амбиций. Он хочет постоянно побеждать – и это лучше, чем секс. В этом его сила, но в этом его слабость – потому что успех может быть обеспечен только достаточным количеством люмпенизированного населения.

И тут уже стоит задуматься украинской политической элите. Чем больше она будет медлить с настоящими переменами, тем больше будет опасность прихода к власти кумира ошалевшего от безысходности люмпена. В схожих условиях приходили к власти не только Троцкий и Саакашвили. Успех Муссолини, Гитлера, Фиделя Кастро, Чавеса, прочие латиноамериканские или африканские деспотии – вечное торжество люмпена.

Не хотелось бы, чтобы Украина пополнила собой этот печальный список. Но шансы велики.

Виталий Портников


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

Украинский журналист и публицист Виталий Портников в интервью «Апострофу»рассказал о роли Москвы в последних событиях в Луганске, о четырех сценариях Кремля для Донбасса, а также о том, зачем Владимиру Путину понадобилась Ксения Собчак.

— Последние дни наблюдаем за ситуацией, которая разворачивается в Луганске. Как вы считаете, этот конфликт контролируется Россией или, возможно, он уже вышел из-под контроля Кремля?

— Территории Луганской и Донецкой областей, которые сегодня объявлены Москвой так называемыми «народными республиками», полностью контролируются Россией. Этот конфликт не может выйти из-под контроля, потому что эти люди вообще находятся на так называемых «постах» только потому, что так решили в Москве. Другое дело, что в Москве могут быть определенные конфликты между определенными кланами. Эти конфликты продолжаются под троном все время. Мы просто не очень их замечаем и не очень разбираемся в российской политической жизни. Но совершенно очевидно, что не может быть никаких бесконтрольных конфликтов на оккупированных Россией территориях. Когда, скажем, появляется человек, которого Москва не считает полностью своим, как это было в Абхазии, она прибегает совсем к другим мерам.

Я напомню, что когда в Абхазии был избран президентом самопровозглашенной республики Сергей Багапш, который не отвечал выбору Москвы, и не был избран Рауль Хаджимба, который, кстати, сейчас является главой Абхазии, тогда началась экономическая блокада Абхазии. Но это просто потому, что Абхазия так или иначе была детищем не столько путинских действий, сколько постсоветского конфликта, который тогда приобрел этнический окрас. И именно поэтому люди, которые были представителями абхазской политической элиты, могли опираться не только на московскую поддержку, но и на поддержку собственных сограждан. Это очень важный момент, который надо учитывать. В Донецкой и Луганской областях, конечно, такого нет. Это обычные оккупационные администрации, где их представители борются между собой

— Параллельно с этими конфликтами появилось сообщение о том, что российские войска пересекли границу в Луганской области. Из-за этого президент Петр Порошенко срочно созвал военный кабинет. Как вы считаете, с чем это обострение может быть связано?

— Это никакое не обострение. Президент Порошенко действует так, как он должен действовать. Когда появляются сообщения о появлении иностранных войск на территории страны, он созывает совещание. Но Луганская и Донецкая области – это территория, которая фактически аннексирована Россией. Нет решений об аннексии формально, но фактически эта территория не очень отличается от территории Автономной Республики Крым. Через эту территорию могут свободно двигаться любые российские граждане, любые российские грузы и любые российские войска, потому что на самом деле никакой российско-украинской границы фактически не существует. Российско-украинская граница сегодня существует на линии столкновения между так называемыми «народными республиками» и Украиной. Это настоящая граница, она перенесена, а та территория уже фактически контролируется Российской Федерацией. Ее войска со своей территории переходят на территорию, которая фактически является территорией РФ. Это не обострение, это просто констатация факта оккупации территории. То же самое, когда российские войска появляются в Крыму. Обострение было бы, если бы российские войска пересекли линию соприкосновения. А то, что какой-то российский клан решил с помощью войск помочь одному из луганских кланов, которые сейчас борются за власть в этих районах, – это абсолютно нормально, так бывает во всех странах третьего мира.

Сейчас мы видим, как происходят события в Зимбабве, где вооруженные силы поддержали вице-президента, который борется с президентом. И это привело к отставке президента Роберта Мугабе. Он был именно таким фактически нелегитимным руководителем Зимбабве, как Игорь Плотницкий – нелегитимный руководитель «Луганской народной республики». Потому что свободных выборов на территории Зимбабве уже много лет не было. Но вместе с этим вооруженные силы Зимбабве считают, что они могут поддерживать одного из представителей абсолютно нелегитимной, с точки зрения реального права, администрации в борьбе с другим руководителем. Они поддерживают вице-президента и не поддерживают президента. Происходит съезд правящей партии, который поддерживает вице-президента, избирает председателем партии и решает, что надо отменить полномочия президента и председателя партии. И это как бы правовая процедура. Но, напомню, все эти люди держатся у власти благодаря тому, что они установили авторитарный режим. И военные являются единственной альтернативой действиям партийных и государственных функционеров, потому что у них есть сила. И когда они решают, что не будут поддерживать этот авторитарный режим, он меняет своего руководителя. Если они так не решили бы, то президент руководил бы до 150 лет, условно говоря. Это так бывает, когда нет свободных выборов, когда не избиратели решают, кто будет руководителем страны, а военные.

То же самое происходит с так называемой ЛНР. Плотницкий – никакой не руководитель никакой «республики» и даже региона. Он находится на своей «должности», потому что так решили российские оккупанты, фактически вооруженные силы России, потому что наемники, которые сегодня есть в так называемых войсках ЛНР, это тоже часть вооруженных сил Российской Федерации. И мы видим, что когда вооруженные силы вмешиваются снова, они решают, кто будет занимать эту должность. Не жители Луганска или других оккупированных Россией районов. И поэтому Плотницкий – это абсолютный аналог Мугабе.

Но обсуждать изменения в руководстве авторитарных режимов – это абсолютно неинтересно. Интересна политика, на которую влияет избиратель, а не политика, на которую влияет человек с ружьем.

— Какие вы видите пути решения донбасского конфликта? Вы говорили, что есть несколько вариантов…

— Я не говорил о путях решения. Я говорил, какие варианты есть у президента России Владимира Путина для того, чтобы решить донецкий кризис, если у него будет желание его решить. Но это не варианты решения [для Украины].

Один из путей для Путина – это начать новую войну, скажем так, как это Россия сделала в Грузии, когда было решено «восстановить территориальную целостность» «республики» Абхазия и «республики» Южная Осетия. Тогда во время президентства Михеила Саакашвили была проведена соответствующая операция, которая закончилась тем, что Грузия потеряла эти районы – Абхазию и Южную Осетию, которые она контролировала до российско-грузинской войны.

После того, как Россия признала Абхазию и Южную Осетию независимыми государствами, возможность решения этого конфликта в принципе заморожена полностью. С точки зрения России, существуют три независимых государства там, где было одно – Республика Грузия, «республика» Южная Осетия и «республика» Абхазия. Причем с Республикой Грузия Россия не имеет дипломатических отношений с «республикой» Абхазия и с «республикой» Южная Осетия имеет, и там даже есть посольства этих самопровозглашенных республик.

И пусть весь мир их не признает, для России это – субъекты международного права, с которыми она подписала соглашения о военной помощи, и в случае попыток военного решения этой проблемы готова эти территории защищать. Более того, сейчас армия «республики» Южная Осетия стала частью армии РФ.

Это один путь решения, потому что понятно, что никто не начнет открытую войну с Россией. Таким образом, и потому что были допущены такие чрезвычайные ошибки грузинским руководством, и потому что была проведена такая коварная политическая операция российским руководством, вопрос решения проблемы территориального воссоединения для Грузии закрыт на долгие десятилетия.

Как могут сделать: начать операцию по «восстановлению территориальной целостности» Донецкой и Луганской областей, потом признать донецкую и луганскую «народные республики», если, конечно, Россия одержит победу в этой войне, и закрыть этот вопрос на долгие десятилетия. Однако я считаю, что для Путина такой вариант сейчас неприемлем, потому что это будут новые санкции со стороны Европейского союза, новое обострение отношений с американцами, а там и так достаточно обострений, новые серьезные проблемы с будущим российских капиталов и самого российского президента. Значит, новой войны он не начнет – ни до выборов президента России, ни после.

Давайте посмотрим на второй вариант – это полный выход [российских войск] с территории Донбасса. Это тоже невозможный вариант, потому что полный выход означал бы для Путина капитуляцию перед Западом. «Русский мир» оказался неспособным защищать своих сторонников, донецкая и луганская «народные республики» уничтожены, сине-желтые флаги украинского национализма, «бандеровщины» реют над мэриями Донецка и Луганска, полное поражение «великой» России. Путин на это тоже не сможет пойти.

Есть третий вариант – сохранение статус-кво. То есть то, что мы видим сегодня. Но это – тоже не вариант, потому что если сохранять статус-кво, непонятно, каким образом решить вопрос относительно санкций Запада, каким образом улучшить отношения с США. Мы видим, что пока что Путин идет по пути этого третьего варианта. Скажем, его телефонный разговор с Захарченко и Плотницким, во время которого они были в официальном сообщении Кремля названы «руководителями народных республик» — без всяких кавычек и без всякого слова «самопровозглашенные». Это, в принципе, шаг к легитимации оккупированных районов как самостоятельных государств. То есть путь к Приднестровью. Насколько долго Путин удержится на этом третьем варианте – большой вопрос. Не думаю, что это выход. По крайней мере думаю, что до выборов президента Российской Федерации (назначенных на март 2018 года, — «Апостроф») он будет держаться линии легитимации.

После выборов может быть четвертый вариант, который является для Путина наиболее выгодным, если он на него пойдет. Это замена российских войск на территории Донецкой и Луганской областей миротворческими силами ООН без установления украинского контроля над территорией. То есть миротворческие силы ООН будут находиться на линии соприкосновения и на линии российско-украинской границы. Для США, возможно, это будет такой триумф, потому что они заставят войска России и их наемников выйти с территории Донбасса, заменят эти войска миротворческими силами. Но украинские Вооруженные силы, правоохранительные структуры и государственные структуры на эту территорию не войдут.

— То есть это будет замороженный конфликт?

— Это не совсем замороженный конфликт, это будет настоящая ловушка для Украины. Потому что после того, как российские войска покинут территорию Донецкой и Луганской областей, будет объявлен переходный период. Российская Федерация перестанет тратить деньги на эти территории. Украина начнет выплачивать все свои социальные обязательства, пенсии, зарплаты бюджетникам, будет при помощи западных доноров восстанавливать инфраструктуру региона. При этом никакого реального контроля над этой территорией она иметь не будет. Причем те люди, которые будут жить на этой территории, будут избирать свои местные органы власти и будут принимать участие в выборах Верховной Рады и президента Украины. Таким образом, к нескольким миллионам избирателей, которые голосуют за пророссийские силы, добавятся еще два миллиона, возможно, больше, потому что определенная часть людей после этого с территории свободной Украины вернется на Донбасс, снова попадет под влияние пророссийской пропаганды. И в Верховной Раде Украины создастся устойчивое пророссийское лобби, которое может стать в любой момент большинством, как это было до 2013 года. И уже эта новая пророссийская Украина будет решать вопросы этих регионов так, чтобы превратить всю Украину в зону влияния Российской Федерации. Президент Украины Виктор Медведчук, Сергей Левочкин или еще кто-то спокойно решат эти проблемы путем отмены соглашения о европейской ассоциации, путем вступления Украины в Евразийский экономический союз, путем подписания Украиной соглашения о вступлении в Организацию договора о коллективной безопасности.

Если вы считаете, что это фантастика, что я вас пугаю, я хотел бы обратить ваше внимание на Республику Молдова. Эта страна до сих пор не решила свой территориальный конфликт. Приднестровье до сих пор остается в виде самопровозглашенной «республики». Там даже не ооновские, а российские так называемые миротворцы, а по сути оккупанты. Это уже продолжается 25 лет. Президент Республики Молдова Игорь Додон – это продукт российского политического влияния, за него проголосовало большинство граждан Республики Молдова. Но среди этого большинства было немало жителей Приднестровья, которых организованно подвозили на специально открытые самой же Молдовой избирательные участки. И Молдова не может действовать иначе, потому что она считает этих людей своими гражданами, как и мы считаем жителей Донецка и Луганска своими гражданами. И, более того, были граждане Республики Молдова, которые голосовали на территории самой России. 80 или 90% из этих людей, которые работают в России, также проголосовали за пророссийского кандидата.

Создать такое пророссийское большинство в Украине не так трудно, как кажется. Если вы просто к жителям восточных и южных регионов Украины, которые сегодня голосуют за «Оппозиционный блок», за «Волю народа», которые готовы голосовать за партию «За жизнь» [Вадима] Рабиновича и [Евгения] Мураева, добавите еще два миллиона избирателей, а, может, и еще один миллион избирателей в Крыму (мы же хотим, чтобы полное восстановление территориальной целостности было), то вы получите ту пророссийскую Украину, которая существовала до 2013 года, которая составляла примерно половину нашего электората. Это просто реальность, с которой надо считаться, нельзя о ней забывать.

— Этот сценарий действительно сегодня звучит, возможно, как-то нереалистично. Как вы считаете, в руководстве страны рассматривают такой вариант? И будет ли политическая воля, чтобы не допустить его?

— А как руководство страны может не допустить варианта восстановления территориальной целостности? Украина же желает восстановления территориального единства, Украина требует, чтобы российские войска покинули территорию Донецкой и Луганской областей. Украина сама требует (это Россия – против), чтобы миротворцы ООН находились на линии российско-украинской границы. Это наши требования, не российские. Россия против этого выступает.

— То есть, скорее всего, этот сценарий и будет реализован?

— Нет, не обязательно, ведь Россия может на него не пойти. Повторяю, еще есть сценарий №3 – легитимация «народных республик» как самопровозглашенных государств. Это, кстати, тоже не означает, что мы не получим определенного количества избирателей. Потому что Приднестровье так и является самопровозглашенным «государством», а его жители голосуют так, как это нужно Тирасполю, на выборах в Кишиневе.

Но у нас по крайней мере может быть возможность маневра. Мы можем считать эти территории оккупированными, и лиц, которые там проживают, не будем считать такими, которые могут голосовать на украинских выборах. Это просто сделать: не открывать избирательные участки для тех, кто проживает по ту сторону линии соприкосновения, или разрешать голосовать только по месту проживания на выборах парламента и президента, не принимать избирательные бюллетени от лиц, которые не зарегистрированы на определенных избирательных участках. Это все можно делать, не ограничивая людей в правах, вместе с тем признавать, что мы не можем создать условия для голосования.

Но если там не будет российских войск, а будут миротворческие силы ООН, если территории де-факто не будут считаться оккупированными, а будут считаться территориями, на которых просто миротворцы наводят порядок, которые находятся в состоянии переходного периода, у нас не будет никакой возможности для маневра. Это не вопрос того, какой путь выберем мы, это вопрос того, какой путь выберет Путин. Мы этого не знаем. Я думаю, что сейчас группы спецслужбистов и аналитиков при президентской администрации в Кремле как раз выбирают между этими вариантами. Они выберут тот, который будет худшим для Украины.

— А как вы прокомментируете возможные варианты с Крымом? Может ли измениться риторика России после выборов президента в 2018 году, если, допустим, выиграет другой кандидат?

— Не может быть другого победителя, а не Путина. Зачем рассматривать то, чего не может быть? Я не понимаю никогда самого разговора о политической фантастике.

— То есть Крым будет еще долгие годы оккупирован, пока в России не сменится власть?

— Не обязательно изменится ситуация, если в России сменится власть.

— Так, например, Алексей Навальный или Ксения Собчак…

— Зачем вы называете людей, которые не существуют на российской политической сцене? На российской политической сцене нет никакой Собчак и нет никакого Навального. Уровень их поддержки колеблется в рамках статистической погрешности.

— Все равно о них говорят.

— Мы можем говорить о какой-то светской хронике, о новых фильмах, которые обсуждаются на кинофестивалях, о новых спектаклях в киевских театрах, это тоже интересная тема. Или мы говорим о политике, или мы говорим о светской жизни.

В России нет политической жизни, которая позволила бы альтернативным кандидатам вообще присутствовать на политической сцене. Потому что политическая жизнь – это то, что мы в Украине наблюдаем. Вы должны понимать, что политическая культура – это дебаты, это конкуренция. Помните, как Юлия Тимошенко и Виктор Янукович дебатировали в 2010 году? Янукович не пришел, и Тимошенко говорила, что она дискутирует с пустым местом, но это были дебаты. Янукович появлялся на других телеканалах, излагал свою точку зрения, свою программу, даже в 2010 году. Даже тогда, когда в принципе шла подготовка к авторитаризму. Когда этот авторитаризм был установлен, у нас была пусть имитированная, но демократия, во время которой представители оппозиционных сил могли выступать на телевизионных экранах. Не все. Но тем не менее была альтернативная точка зрения. Самое главное – оппозиция была представлена в парламенте, и ее фракции не были маргинальными, и ее фракции составляли почти половину избирателей.

То есть почти половина избирателей даже в условиях авторитаризма Януковича голосовали за политические силы, альтернативные действующему президенту Украины, целью которых было смещение его власти и избрание некой альтернативной фигуры на пост президента. Там был Виталий Кличко, который говорил, что это человек, который будет соревноваться с Януковичем. Были политические партии УДАР, «Свобода», «Батькивщина», несмотря на то, что Юлия Тимошенко сидела в тюрьме, эти люди могли ездить на митинги, которые никто не мог разгонять. Они выступали с собственной политической программой, появлялись на различных телевизионных каналах.

Конечно, это все с каждым днем уменьшалось, но это было даже тогда. А теперь поймите, что в России этого не было никогда практически. В России последние условные альтернативные президентские выборы были еще во времена Бориса Ельцина, когда его главным оппонентом был лидер коммунистов Геннадий Зюганов. И то, вся телевизионная пропагандистская машина России работала на Ельцина, а не на Зюганова, дебатов между Ельциным и Зюгановым никогда не было. Не было никаких серьезных дебатов между представителями власти и оппозиции в России. Там создана оппозиция, которая является дублем власти, как это было в свое время в Германской Демократической Республике.

В ГДР было ровно столько партий, сколько в Федеративной Республике Германия. В ней был Христианско-демократический союз, как в ФРГ, в ней были либералы, как в ФРГ, в ней была Крестьянская партия, в ней была Национал-демократическая партия Германии и Социалистическая единая партия Германии, которая была будто бы аналогом социал-демократов и коммунистов. И эта партия – правящая партия в Германии, она правила с момента создания этой страны и до ее исчезновения с политической карты мира – не имела большинства в парламенте, представьте себе. Эта фракция никогда не имела большинства в парламенте. Но она была правящей, потому что все другие партии были имитацией, косметикой для авторитарного режима. И они всегда голосовали единогласно так, как этому режиму было нужно.

То же самое и в России, вы заметьте, что все разрешенные политические партии – это «Единая Россия», которая, кстати, тоже образовалась из объединения различных номенклатурных групп, враждующих между собой. «Справедливая Россия», Либерально-демократическая партия России и Коммунистическая партия России одинаково поддерживают главные моменты политики Путина: «Крым – наш», милитаристские действия на Донбассе. Кто более рьяно, а кто менее рьяно. Иногда кажется, что «Единая Россия» даже менее рьяно, чем коммунисты или Жириновский. Но эти партии по сути являются частями одной этой же власти, одного и того же финансового ресурса. На самом деле это все Лубянка, ЧК. Поэтому в России нет никакой реальной дискуссии. Когда вы видите представителей партии власти «Единая Россия» и представителей этой оппозиции, то эти люди говорят вам практически одни и те же вещи по фундаментальным вопросам. Никаких дебатов Путина с другими кандидатами на пост президента никогда не было. А даже если и были, то это были подставные кандидаты.

Но российский зритель, российский избиратель в принципе не способен к пониманию, что такое конкуренция. Потому что реальной конкуренции не было никогда. Был выбор между прогрессом и прошлым, как между Ельциным и Зюгановым. И так было в 1991 году, когда были первые демократические выборы президента Российской Федерации. Ельцину тогда противостояли кандидаты от различных типов коммунистов: Николай Рыжков, бывший председатель Совета министров Советского Союза, консервативный коммунист; Вадим Бакатин, бывший глава Министерства внутренних дел, либеральный коммунист. И люди выбирали между прогрессом и прошлым все время.

А у нас все же всегда выбирают между разными вариантами развития. Они могут быть ошибочными, скажем, когда мы выбираем между пророссийскими и прозападными кандидатами. Но наш кандидат на должность президента говорит не о том, что надо возвращаться обратно. Такое было только один раз, когда были организованы выборы Кучма-Симоненко. И то там не было альтернатив, потому что Симоненко не был альтернативой Кучме во втором туре. А в принципе всегда было соревнование программ развития Украины.

Кто-то говорил, что надо развиваться, учитывая то, что мы идем на Запад, кто-то говорил, что надо развиваться в союзе с новой Россией. Но не было никогда соревнования прогрессистской и, так сказать, реваншистской программы коммунистического типа, к чему привыкли россияне.

Так что в этом смысле, когда мы начинаем с вами разговаривать про российские выборы, про Собчак, про Навального, это, конечно, очень интересно, но это не имеет никакого отношения к выборам.

— Объясните, почему?

— Во-первых, Навальный не является кандидатом на выборах, потому что, в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации, он не может быть допущен к выборам. А, во-вторых, ну проголосуют каких-то 2% граждан за Собчак, условно, и что? Это же все в условиях, когда людям нужно не столько голосовать, сколько одобрять. Это не выборы, а аккламация. Режим прежде всего заинтересован в явке, это важная вещь.

Вот сейчас в Кении состоялись повторные президентские выборы. В них принимал участие действующий президент Кении Кениата и должен был участвовать оппозиционный кандидат Одинга. Там все время такое происходит, отец Кениаты с отцом Одинги соревновались со времени провозглашения независимости Кении. Предыдущие президентские выборы в Кении проходили при явке в 89%. И на них победил президент Кениата. Но Верховный суд Кении решил, что это были подтасованные выборы, и назначил новые. Оппозиционный кандидат Одинга отказался от участия в новых выборах. Это уже было его решение. И в новых выборах принимали участие только 40% избирателей. Президент Кениата победил с 90% сторонников, но большинство людей не принимали участия в этих выборах. Именно поэтому его легитимация, как вы понимаете, несмотря на очевидную победу, является сомнительной по сравнению с предыдущими выборами, когда там голосовало все население, но половина избирателей голосовали не за него, а за оппозиционного кандидата.

То же самое и в России, где думают о том, чтобы легитимность Путина базировалась на количестве людей, которые придут на выборы. Вот, условно говоря, 90% или 80% придут на выборы, из них 60% проголосуют за Путина, это не то же самое, что придет 30% и за Путина проголосует 90%, потому что низкая явка будет приговором режиму. Будут говорить: «Видите, большинство людей равнодушны к политическим проблемам в России и самому Путину. Они не хотят этого принимать». И поэтому сейчас для того штаба, который организуется вокруг переизбрания Путина на четвертый срок, главной проблемой является, как увеличить явку. Будет все больше и больше разных «кандидатов», главной задачей будет превратить выборы в праздник. Ксения Собчак, еще какой-то шоумен, главное, чтобы выборы стали праздником. Очевидно, что на этих выборах победит Путин.

— Чтобы выборы стали праздником, надо добавить им комичности благодаря таким кандидатам?

— Не комичности, а привлекательности. Чтобы молодые люди пошли на выборы, чтобы другие категории людей пошли на выборы, чтобы было что показать. Понимаете, явку же можно написать любую, все в руках российской ЦИК. Я думаю, что результат выборов будет спущен администрацией президента за несколько недель до выборов. Будет точно известно, какой должна быть цифра тех, кто проголосовал за Путина, тех, кто проголосовал против, и тех, кто проголосовал за других кандидатов. Так в России делается всегда, результаты парламентских и президентских выборов известны примерно за 2-3 недели до того, как они происходят.

Но важна телевизионная картинка, чтобы людей было на избирательных участках много. Потому что если вы увидите, что избирательные участки пусты (а там будут наблюдатели, западные журналисты, это вопрос хорошей картинки), то вы, конечно, не сможете сказать, что в выборах приняло участие 75-80% россиян. Главное, чтобы было много людей в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, крупных городах РФ. Чтобы городского населения было много. А сельское и население маленьких городов допишут спокойно. А для того, чтобы в Москве было много людей, надо вызвать дух Собчак.

Политолог


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

В ночь с 29 на 30 ноября 2013 года тогдашняя киевская власть применила силу для разгона палаточного лагеря сторонников европейской интеграции Украины на площади Независимости в Киеве.

Для меня именно этот разгон (несмотря на все последующие, нередко весьма драматические события) стал поворотным пунктом в истории Майдана. Потому что именно после него жители Киева вышли на улицы украинской столицы без всяких политических призывов, без всякой агитации – я бы сказал, что в те дни политикам скорее приходилось удерживать людей от радикальных действий, чем призывать к ним.

Примерно то же самое происходило и на грандиозном митинге 1 декабря, когда лидеры украинской оппозиции просто опешили от количества протестовавших, причем настроенных на немедленную отставку президента Виктора Януковича и прочих виновников разгона демонстрации студентов. Именно в этот момент обнаружилось очевидное противоречие между «правовым полем» и «полем протеста» – с правовой точки зрения Януковича нельзя было отправить в отставку просто так, решением митинга, а с точки зрения протестовавших он уже был нелегитимным президентом. И именно в этот момент обнаружилось противоречие в понимании событий оппозиционными лидерами с одной стороны – и Януковичем и его российскими союзниками с другой. Оппозиционные лидеры прекрасно понимали, что не они, не их призывы – причина появления такого количества людей на улицах Киева и других украинских городов. И что их главная задача – убедить власть пойти на компромисс, не допустить дальнейшей радикализации ситуации, силовых действий с обеих сторон, гибели людей. Именно поэтому оппозиционеры в первые недели Майдана придумывали для протестующих такой алгоритм действий, который выглядел бы давлением на власть, а не захватом власти.

С точки зрения Януковича и Владимира Путина то, что происходило на Майдане, было технологией, стремлением захватить власть любым путем, помешать российско-украинскому сближению, «отдать» Украину Западу. Реагировать на эту «технологию» пытались, игнорируя протесты на Майдане или имитируя собственные «гражданские выступления» (так появился Антимайдан). То, что Антимайдан приходилось организовывать и оплачивать, тогдашнюю украинскую власть не смущало. Мне кажется, ее представители искренне верили, что главная мотивация участников Майдана – материальная заинтересованность, что нужно ответить деньгами на деньги. То, что можно выйти на улицы и оставаться в палатках просто так, по собственному желанию, не думая об обогащении и даже о последствиях своего решения, оставалось непостижимым для противников Майдана. Эти люди не верили и по-прежнему не верят в стихию. И именно поэтому не могут у стихии выиграть. Нельзя победить то, чего не хочешь хотя бы заметить.

В российском политическом сознании Майдан по-прежнему остается «государственным переворотом», заговором кучки людей против законной власти, хотя решение украинского парламента об отстранении Януковича от обязанностей президента после его бегства из Киева было скорее попыткой обеспечить хоть какую-то стабильность в стремительно разваливающейся государственной машине. В России посчитали, что этой машины уже нет, что некому будет ответить на Крым и на вторжение в Донбасс, но тут, к изумлению не только российских, но и украинских политиков, начала по-новому проявляться стихия Майдана, появилось волонтерское движение, добровольческие батальоны, все то, что дало Украине возможность выстоять в непростые зимние и весенние месяцы 2014 года.

И это проявление стихии – то, чем Украина действительно отличается от России. Стихия, нередко анархичная, наивная, далекая от стратегического мышления и уважения к государственным институциям, существует как бы параллельно самому государству. Нужно приложить немало усилий, чтобы заставить эту стихию обрушиться на власть, но у Януковича получилось. Нужно приложить немало усилий, чтобы заставить эту стихию организовываться в противоречащие самому ее характеру «добробаты» и идти на войну, но это получилось у Путина. Однако, если призадуматься, в этом нет ничего такого уж удивительного: стихия приобретает отчетливые формы, только когда внешний раздражитель угрожает самому ее существованию. Стихия – это Украина и есть. Именно поэтому насмешливо повторяемый российской пропагандой лозунг «Они же дети!» стал своеобразным спусковым крючком для действий сотен тысяч людей после разгона студенческого лагеря на Майдане. И именно поэтому вторжение на восток Украины воспринималось как попытка уничтожения всей страны, как возможность гибели и стихии, и государства.

Конечно, выстраивать на клокочущем фундаменте государство – задача не из легких. Но и имитировать стихию с помощью технологий, чтобы помешать этому строительству, – тоже неблагодарная задача. Невозможно выстроить в украинских условиях российскую авторитарную «вертикаль», потому что она будет рано или поздно сметена стихией. Даже классическое европейское государство с законопослушным населением так просто не построишь – стихия натурального обмена и привычного кумовства никуда не денется, даже если объявить ее коррупцией. Но и «третий Майдан» не организуешь только потому, что этого захочется кому-то в Москве или в Киеве – на улицы украинцы выходят сами, а не по приглашению.

Именно поэтому украинские государственные институции и украинская стихия обречены на сосуществование. Наверное, такое государство нельзя достроить «до конца», до европейской или российской модели. Но и победить его тоже невозможно.

Виталий Портников


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

Кремль еще долго будет бряцать оружием на Донбассе и угрожать Украине, но о войне российскому руководству придется забыть надолго.

Об этом в своей колонке на сайте Радио Свобода пишет журналист и политолог Виталий Портников.

По его словам, на то есть объективные причины, начиная от эффекта санкций США, до падения цены на нефть и, конечно же, выборы президента России.

«К своему новому срока Владимир Путин хотел бы прийти в роли президента-стабилизатора. А без хотя бы частичного улучшения отношений с миром ему это сделать не удастся», — считает Портников.

Поэтому главное, о чем сегодня думают в Кремле, продолжил журналист, это о том, как уйти из Донбасса и не потерять лицо.

«Не случайно заявление Лаврова о невозможности решить конфликт на Донбассе военной силой совпало с усилением пограничного режима на участке российско-украинской границы, которая находится под контролем оккупантов. Наемников готовят к мысли о том, что им придется возвращаться под контроль Киева и «просто так» прийти на территорию России не удастся — как и в случае с Афганистаном после ухода советских войск, пустят только проверенных, кто тщательно сотрудничал со спецслужбами и кто готов продолжить это сотрудничество. А еще недавно никакой реальной границы на оккупированной территории фактически не было, Донбасс был как бы продолжением России. Так вот теперь этого больше не будет», — подчеркивает Портников.

По мнению политолога, если на Донбассе перестанут стрелять, смысла тогда не будет в так называемых народных республиках.

«Все эти «республики» вымышленные с одной-единственной целью — убивать украинцев. Если в Кремле решат, что обстрелам положен конец, войны не будет и денег на Донбасс — тоже, «народные республики» просто рассыплются, будто их никогда и не было. И не нужно думать, что в Москве этого не понимают. Именно поэтому не спешат прекращать стрелять. Именно поэтому не спешат идти — потому что еще пока не придумали, как объяснить эту капитуляцию россиянам, как сказать, что Донбасс — это больше не «русский мир», и тем его жителям, «мечтали» жить в России, будет и в Украине хорошо. Но как только придумают – уйдут», — уверен Портников.

При этом он указывает, что это, конечно, не означает, что Путин оставит Украину в покое.

«Во-первых, к уходу из Крыма российский президент пока не готов — оккупация полуострова стала краеугольным камнем всей его политической карьеры и необходимы годы интенсивного международного давления, чтобы заставить Россию уйти из полуострова. Путин может думать, что после ухода из Донбасса его оставят в покое, но он ошибается. Донбасс станет показателем того, что Запад все делает правильно, что Россию можно и нужно дожимать — и она пойдет отовсюду», — пишет журналист.

Во-вторых, уверен Портников, Кремль будет продолжать заниматься дестабилизацией ситуации в Украине.

«Для Путина критически важно доказать, что Украина не может состояться как государство. И чем меньше будет военного давления, тем более — диверсионного. Москва будет активно работать с украинскими оппозиционными политиками и имитационной частью гражданского обществав. финансировать медиа, способствовать распространению угнетенных настроений среди украин Рискну заметить — наблюдая за общественными настроениями — что на поле пропаганды и диверсий Путину гораздо проще победить, чем на поле военных действий. Поэтому не стоит думать, что с уходом оккупантов из Донбасса борьба за будущее Украинского государства завершится. На самом деле Лавров просто признал, что с помощью войны Украины не избавиться. Значит, Кремль будет действовать иначе», — резюмировал Портников.

ПОЛИТОЛОГ


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

План государственного секретаря США Рекса Тиллерсона, обсуждение которого началось сегодня в медиа – еще одно очевидное свидетельство того, в каких разных реальностях живут Соединенные Штаты и  Россия. Тиллерсон, предлагая свой план, выполняет задание президента Дональда Трампа, который хочет улучшения отношений с Москвой.

Подход Трампа – это подход бизнесмена: он хочет найти основания для «сделки», которая не затронет американских интересов.Подход Тиллерсона – это тоже подход бизнесмена. Он сторонник холодной калькуляции фактов. Уже первый пункт плана предполагает дать Москве понять, что агрессивная политика России против США будет контрпродуктивной и не останется без ответа.

И все. Дальше можно ничего не читать.

Все последующие пункты плана не имеют ровно никакого значения. Тиллерсон, как и Трамп, не может понять одной очень простой вещи. Политика – не бизнес, в особенности когда имеешь дело с непредсказуемыми режимами.

Это в бизнесе приходится иметь дело с реальными фактами – и с другой стороны тоже люди, которые хотят иметь дело с реальными фактами и с настоящими деньгами. Поэтому Трамп и Тиллерсон всегда преуспевали и на западе, и на востоке. Поэтому Тиллерсон имел дело с Путиным, зарабатывал миллионы и даже получил орден от российского президента.

Читайте также: В Одесі два титулованих спортсмена без причин побили шістьох перехожих (відео)

А в политике мы имеем дело не с долларами, а с политическими «биткоинами». У авторитарных правителей – своя валюта.Путин убежден, что это Соединенные Штаты ведут себя агрессивно по отношению к России.

Устроили переворот в Украине, пытаются свергнуть законную власть в Сирии, борются с союзниками Путина в Иране. А Путин – легитимный лидер, который поддерживает легитимных лидеров. С его точки зрения план Тиллерсона должен начинаться совсем с другого пункта: США прекращают свою агрессивную политику по отношению к России. Прекращают поддержку Украины и признают «законный» российский статус Крыма. Становятся союзниками Асада. Убирают подразделения НАТО из стран Центральной Европы и Балтии. Прекращают нападки на Иран.

И вот после этого с руководством «страны-агрессора» можно разговаривать.

Вы думали, что агрессор – это Россия? Но в мире, в котором живет Путин, агрессор – это Америка. На факты Путину плевать. На экономические проблемы населения – тоже.

Конечно, у населения осажденной крепости могут возникнуть проблемы. Россия осаждена Западом, но она защищает свои ценности, свой суверенитет. А иногда и освобождает часть захваченного врагом – так было в Крыму, на Донбассе, в Алеппо.

Читайте также: В ОСП Судоверфь «Украина» ГП «ОМТП» заработал модернизированный док №4

Беда Тиллерсона – что он не верит в то, что Путин живет в мире таких представлений. Он думает, что Путин притворяется, хочет что-то выторговать. А Путин не притворяется. Это – не бизнес, это – политика. Обычная российская политика.

Поэтому никакой план Тиллерсона не сработает, никакой Трамп с Путиным не договориться.

В лучшем варианте все время пребывания Трампа в Белом доме российско-американские отношения ждет стагнация. В худшем – и наиболее вероятном – лобовое столкновение с непредсказуемыми последствиями.

Потому что лобовое столкновение – наиболее реалистичный результат диалога между людьми, которые живут в разных мирах.

ВИТАЛИЙ ПОРТНИКОВ


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

Политики и журналисты продолжают объяснять причины, которые заставили Россию так жестко – вплоть до откровенных угроз – реагировать на украинские ракетные учения. Может быть, главная причина в том, что учения происходят неподалёку от оккупированного Крыма, в очередной раз напоминая политическому руководству в Москве что “закрытый вопрос” о принадлежности территории отнюдь не закрыт. А, возможно, главная причина – это поиск повода для новой конфронтации. Почему бы не использовать момент транзита власти в Соединенных Штатах, чтобы устроить очередную “заварушку” и проверить, как сможет отреагировать на происходящее Вашингтон?
1

Но мало кто задумывается, что российская реакция связана со стремлением жить в мифологизированном мире, который существует в головах российского руководства и тщательно выстраивается пропагандистским чудовищем соседней страны.

 

Для простоты понимания напомню, как картина мира выглядит из Пхеньяна – благо, современная Россия все больше напоминает Северную Корею. В этой картине мира Северная Корея – миролюбивое сильное государство, которое защищает свой суверенитет. В том числе и с помощью ядерного оружия. А Южная Корея – слабый агрессор на службе у Соединенных Штатов. И если только этот подлый агрессор попробует напасть на социалистические завоевания Севера, мы сметём его с лица земли! Да они-то и существуют только потому, что им разрешает великий Ким!

И когда из Сеула предупреждают, что в случае попытки применить ядерное оружие Пхеньян будет в буквальном смысле слова стёрт с лица земли, это вызывает у северокорейских сумасшедших приступ бешенства. Да как же это так они смеют? Кто им разрешил нам угрожать? Негодяи!

 

В российско-украинском конфликте ровно та же история. В Москве предпочитают считать, что Украина – это бедная нищая родственница, у которой нет и не может быть армии. Армия может быть только у России. При этом власть в Украине захватили американские марионетки. Но у них все равно ничего не получится. Украина вообще существует только потому, что великий Путин не отдал приказ бомбить Киев и наступать на Львов.

И когда в Киеве предупреждают о предстоящих учениях, это вызывает у кремлевских “северокорейцев” примут бешенства. Да как же это они так смеют? Кто им разрешил нам угрожать? Негодяи!

“Украинцы переиграли русских в их же рулетку. С чем нас и поздравляю”, Слава Украине!!!- блогер

Вот, собственно, и вся причина недовольства. Ее не нужно искать в области политики. Ее нужно искать в палате психиатрической больницы.

И это объяснение – еще одно доказательство того неоспоримого факта, что для успеха Украине прежде всего нужна сильная современная армия. Враг должен знать, что ему не пройти парадом до украинских городов, не убивать больше наших граждан, не вывозить в свою воровскую страну наши заводы. Что оккупация Крыма и Донбасса – его последний успех. Причем – временный. Украденное придется отдать.

 

А не будет сильной армии – не будет ни реформ, ни лучшей жизни, ни Украины.

Виталий Портников

 

Підписуйтесь на нашу сторінку, POLITINFO, у Фейсбуці. Тисни кнопку “ПОДОБАЄТЬСЯ” Ризикуй знати набагато більше.

Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO