Теги Posts tagged with "Павел Петренко"

Павел Петренко

Эксклюзивное интервью министра юстиции Украины Павла Петренко агентству “Интерфакс-Украина”

— Давайте начнем с темы отстаивания интересов Украины в международных судах…

— Международные суды у нас делятся на несколько категорий. Давайте начнем с тех судов, которые инициировала Украина против Российской Федерации. Тут мы имеем пять больших дел в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ), мы имеем два больших дела в Международном суде ООН, которые касаются двух конвенций – это запрет дискриминации и запрет финансирования терроризма. И мы имеем ряд дел, инициированных нашими государственными субъектами-компаниями самостоятельно в коммерческих арбитражах относительно незаконной потери или экспроприации активов в Крыму со стороны российских агрессоров. Речь идет о государственном Ощадбанке, о ставшем государственным ПриватБанке и о “Нафтогазе Украины”.

– Коммерческие дела – это в Гааге?

— Да, в Гааге. То есть огромный юридический фронт войны с Россией в разных судебных юрисдикциях по разному международному законодательству. Позитивно то, что мы, как Министерство юстиции, в этом году сделали фундамент для рассмотрения по сути дел ЕСПЧ по двум большим блокам. Во-первых, это Донбасс: мы подали юридическую позицию с доказательствами по событиям 2014 и 2015 года – это наиболее горячие события. ЕСПЧ получил от нас большую доказательную базу, больше 100 свидетелей, очень много видеоматериалов и бумажных материалов. Во-вторых, мы подали свою юридическую позицию по незаконной аннексии Крыма. Далее это уже определение процессуального графика. Для суда это тоже вызов, на самом деле. У них мало практики в рассмотрении таких дел.

– Выше вы сами говорили о разумных сроках рассмотрения дел, но в том же Гаагском трибунале “ЮКОСу” потребовалось 10 лет на разбирательства с Россией.

— В вопросе разумных сроков международное и национальное судопроизводства отличаются. В международном – это вопрос годов, и объясню почему. К тому моменту, как Украина начала подавать свои заявления, ЕСПЧ имел очень небольшой опыт рассмотрения таких государственных дел – всего 16 или 17 дел за все время существования Европейского суда. По аналогии нашим это были дела, которые касались спора Турции и Кипра, а также Грузии. В случае Кипра суд рассматривал дело почти 30 лет, которое касалось периода немногим менее 30 дней беспорядков и военных действий. В случае Грузии, где большинство дел еще рассматривается, речь идет о событиях одной недели. В Крыму же мы описываем в исках события нескольких месяцев. Что касается Донбасса, то там первое дело – это события полутора лет, следующее – еще года, и еще одно – почти года. И описываются события ежедневно, в хронологии. Для суда это огромный вызов, потому что суд должен такой массив доказательств обработать, опросить свидетелей и потом принимать решения по нарушению абсолютного большинства статей Конвенции (о защите прав человека и основных свобод). Наши заявления так построены, что мы, кроме хронологии, описываем нарушения еще и по статьям Конвенции, которые российская сторона нарушила уже много раз, фактически – все статьи конвенции.

Мы уже несколько раз направили к суду запросы, чтобы они определили разумные сроки и порядок рассмотрения. Мы очень рассчитываем, что в следующем году мы хотя бы поймем сроки и перспективы, а также порядок рассмотрения этих дел. Потому что, не исключено, что допрос свидетелей будет происходить в Украине. А возможно придется всех свидетелей доставить в Страсбург – это вопрос к суду и судьям, каким образом они для себя определят рассмотрение этих дел.

— Говорилось еще о подаче иска по морскому праву, по Керченскому проливу.

— Морское право и Керченский пролив – это немного разные вещи. По нарушению Конвенции ООН по морскому праву, действительно, Украина подала соответствующее заявление по поводу рассмотрения трибуналом в рамках международного суда ООН. Но это касается незаконного использования шельфа и природных ресурсов в Крыму, в Черном море.

Керченский пролив и строительство моста – это немного другая история. Это ограничение судоходства и это фактически незаконное строительство на нашей территории. Вопрос больше касается применения санкций к тем компаниям, которые могут быть привлечены к этому процессу.

Я думаю, что следующий год будет годом первых новостей по коммерческим делами по тем срокам, которые суды выбрали для рассмотрения этих дел. Это будет годом хороших, я очень на это рассчитываю, очень хороших новостей для Украины по поводу продвижения дел в ЕСПЧ. Согласно процессуальному графику, который определил международный суд ООН, в следующем году будет очередь Украины подавать свои правовые позиции. МИД сейчас этим занимается, так как они являются основным министерством по делам в международном суде ООН. Должны быть поданы соответствующие правовые позиции по Конвенции о запрете дискриминации, по Конвенции о запрете финансирования терроризма. После того, у другой стороны появляется возможность предоставить пояснения на наши правовые позиции. И в 2019 году, если не ошибаюсь, суд определит даты слушаний.

— А как обстоят дела с другим блоком – защитой интересов Украины в международных судах по коммерческим искам? Как вы оцениваете риск больших по сумме судебных решений не в пользу Украины в 2019-2020 годах, на которые приходится пик внешних выплат?

– Мы находимся в процессе ежедневной судебной войны. У нас огромный объем споров, где Украина является ответчиком, который сложился исторически: по памяти, по всем требованиям, если не считать крупный иск от миноритариев “Укрнафты”, – более $1,7 млрд было требований к Украине по разного рода инвестиционным арбитражам. Однако в большинстве случаев нам удается свести суммы компенсации к минимуму или вовсе убедить трибунал отклонить требования к Украине! Исторически Украине удалось отразить до 95% заявленных требований. Даже если брать недавнее дело по JKX (британская нефтегазовая компания с активами в Украине, которая подала в арбитраж после повышения в 2014 году рентных ставок), то они просили около $300 млн, а получили около $12 млн и едва покрыли затраты на своих юристов.

Из нового….мы начали работать над тем, чтобы осуществить регресс по тем делам, где Украина вынуждена была заплатить. Это касается решений европейского суда: государство особо не платило по ним, а по тем, по которым платило, – не искало виновных. Вопросом регресса практически никогда не занимались, интересов государства не отстаивали, убытки госбюджета никого не интересовали. Мы можем анонсировать вам, что в ближайшую неделю в украинском суде будет большой иск Украины к компании с владельцами из Российской Федерации о взыскании в регрессном порядке почти 1 млрд грн. Это решение Европейского суда, которое Украина проиграла, к сожалению. В середине 90-х годов – начала 2000-х годов украинская компания через судебную систему и влияние органов исполнительной власти на судебную систему отобрала большой массив объектов, в том числе один из нефтеперерабатывающих комбинатов. Уточню сразу, что не Кременчугский (Лисичанский НПЗ, дело “Агрокомлекса” – ИФ). Пострадавшая компания судилась более 10 лет в ЕСПЧ и выиграла спор у Украины, Украина вынуждена была исполнить это решение ЕСПЧ и заплатить EUR25 млн. Мы год готовили доказательную базу, и идем с регрессом к той компании, которая сейчас владеет частью тех объектов, которые были экспроприированы. Выяснилось, что эта компания управляется россиянами.

— Одно из новшеств 2017 года — частные исполнители. Было много опасений, что их появление приведет к тем же проблемам и конфликтам, с которыми связана работа коллекторских компаний. Как вы оцениваете первые результаты внедрения этого института? Как его появление отразилось на уровне исполнения судебных решений?

— Напомню, что институт частных исполнителей на уровне закона появился в конце 2016 года, когда принимался пакет законов, связанных с реформой судебной системы. Была поставлена амбициозная цель – за несколько лет практически заменить персональный состав судейского корпуса по всей стране. Уже сейчас мы имеем новый Верховный суд, новые апелляционные суды, которые должны быть созданы на протяжении следующих двух лет, и большое количество местных судов. Происходит практически полное обновление: в ближайшие месяцы около 600 новых судей зайдут на должности в местные суды! Наконец-то в стране появится украинский судья в украинской судебной системе – это была основная философия судебной реформы.

В то же время мы понимали, что очень важной была реформа исполнения, потому что судебное решение ничего не стоит, если оно не выполняется. Ранее государство фактически не выполняло свое основное обязательство перед гражданином – обеспечение защиты и реализации прав, закрепленных законом, через решение суда и процесс принуждения к его исполнению лицом, которое нарушает свое обязательство перед истцом, получившим решение суда.

Так складывалось, что в Украине средний уровень исполнения судебных решений был 5-6% — это позорная цифра. Тогда был принят пакет законов, которые сделали такую радикальную реформу системы исполнения. Среди внедренных новшеств – создание смешанной системы исполнения судебных решений. Мы тут не придумывали велосипед, а проанализировали опыт стран-соседей из Восточной Европы, ставших членами ЕС. У них была схожая проблема полтора десятилетия назад: та же постсоветская система исполнения судебных решений с очень низким показателем, и они прошли похожий путь реформирования этой системы. Кто-то внедрил полностью систему частного исполнения, где-то вообще нет государственных исполнителей…

— Есть такие примеры?

— Если говорить о классическом примере частных исполнителей, опыт  которого копируют некоторые страны Восточной Европы, – это Франция, где институт исполнения судебных решений доверен самозанятым лицам – частным исполнителям. Во Франции исполнитель по важности и по функциям имеет в юридической профессии авторитет на уровне почти как судья.

Мы сделали пока что смешанную систему, когда ввели новый институт частных исполнителей. Это – самозанятые лица, они не могут создавать какие-то коллекторские конторы, заниматься выбиванием денег. Их действия четко регламентированы законом, они могут исполнять только решения суда и пока только в отношении ограниченного круга лиц.

— И ограниченной суммы взыскания.

— Сумма определена в законе и увеличивается с опытом: чем дольше работает частный исполнитель без нарушений, тем большую сумму исполнений он может выполнять. Это -предохранитель от недобросовестности или незаконных действий.

Минюст начал набор в эту профессию с начала этого года. Было заявлено на учебу и прохождение стажировки свыше 1,1 тыс. человек – юристы, адвокаты, арбитражные управляющие, лица, которые ранее работали с системе государственной исполнительной службы. У нас был предварительный план до конца года выйти на количество активно работающих частных исполнителей свыше 200. Но это добрая воля претендентов идти на экзамены, так что пока имеем немногим более 115-120 частных исполнителей, которые успешно сдали экзамены и получили доступ к профессии.

Если смотреть по географии, то в каждой области уже есть больше или меньше частных исполнителей. В городах-миллионниках их больше, что логично, так как они имеют больше возможностей для получения работы и выполнения судебных решений.

– Что мы получили за неполный год работы нового закона?

— Сейчас оценивать эффективность частных исполнителей еще рано, потому что фактически они начали выполнять судебные решения с сентября: открыли офисы, начали работать. Мы сможем увидеть скорость работы частного исполнителя через электронную систему исполнительных производств, к которой подключаются все и которая предназначена для мониторинга со стороны Минюста и реагирования, если происходят какие-то незаконные действия. Пока что мы анализировали работу частных исполнителей лишь во Львове, и уже увидели: скорость исполнения судебного решения в среднем составляет до двух недель – это в несколько раз быстрее, чем работают государственные исполнители. Однозначно, имеет место мотивация быстро реализовать процессуальные действия, выполнить судебное решение, получить свое вознаграждение.

Другое новшество, которое дало уже более существенный результат, — это мотивация не только частных, но и государственных исполнителей вознаграждением, привязанным к фактическому исполнению судебного решения. За этот неполный год благодаря этому, а также четко прописанным срокам и алгоритмам действий мы смогли увеличить фактическое выполнение судебных решений почти втрое.

— Это уже 15-18%

— Да, около 18% судебных решений выполняется сейчас по стране. Можно говорить, что такая прописанная в законе и подзаконных актах мотивация, к сожалению, достаточно цинична, но человек остается человеком. И она дает результат даже при довольно строгих ограничениях и регламентах действий и сроков, введенных для госиполнителей, по которым уже имеется более детальная статистика и анализ, чем по частным. Напомню: если госисполнитель хочет получить вознаграждение (часть средств, которые взыскиваются с должника, ограниченных верхней планкой в 200 минимальных заработных плат), он должен обеспечить фактическое выполнение всех исполнительных производств, которые поступают к нему, на уровне не ниже 50% или 60%.

Более того, через автоматическое распределение исполнительных производств все исполнители получают пропорционально одинаковое количество разных категорий решений, так как не все решения судов легкие. Например, взыскание алиментов, заработной платы или выселение – это сложные исполнительные производства, а взыскание с предприятия задолженности по контракту более простое, так как надо меньше потратить усилий и ты получаешь конкретное вознаграждение с суммы решения. Поэтому мы на уровне закона закрепили такую интересную формулу: например, в исполнительной службе работают 10 исполнителей, на которых есть суммарно 1000 исполнительных производств: по 20% — взыскания алиментов и классических долгов компаний, 15% — заработной платы, какая-то часть — выселения, неимущественные исполнительные производства…

Система распределяет эти дела между этими десятью исполнителями пропорционально процентам этих категорий, то есть каждый исполнитель получает по 100 решений судов, из них по 20 — алиментов и долгов компаний, 15 – заработной платы и так далее… Он выполняет эти решения судов на протяжении года, вознаграждение ему постепенно начисляется, но выплачивается лишь тогда, когда исполнитель выйдет на показатель фактического исполнения минимум, условно говоря, 60 решений из этих 100. Если же исполнитель на такой показатель за год не вышел, то все, что ему было начислено как вознаграждение, списывается. Это очень честная мотивация, и она за такое короткое время привела к увеличению исполнения решений втрое в системе Государственной исполнительной службы.

Очень рассчитываем, что в следующем году, когда частные исполнители активно включатся в конкуренцию, уровень фактического исполнения вырастет, так как тогда у граждан и бизнеса будет альтернатива обращаться к частному или государственному исполнителю. Кто будет более эффективен, тот и получит решение на исполнение.

— Каков ваш прогноз по формированию сети частных исполнителей в 2018 году?

– Сейчас совместно с нашими партнерами из ЕС (проект ЕС “Поддержка реформ в сфере юстиции в Украине”) мы работаем над популяризацией этой профессии. Они сопровождают это направление с момента принятия закона, вместе с нами разрабатывали и тесты, и методологию обучения. А сейчас мы приняли решение делать рекламную кампанию – приглашать юристов, так как оказалось, что они более консервативно присматриваются к этой профессии. Мне сложно прогнозировать, сколько придет в эту профессию –  это добрая воля каждого. Но я очень хотел бы, чтобы в следующем году появилось 1000 частных исполнителей, тогда они бы составили серьезную конкуренцию государственным исполнителям.

– А сколько сейчас государственных?

— Около 4000. Если бы появилось хотя бы 1000-1200 частных, это бы сформировало соответствующий конкурентный рынок по всей стране. Я рассчитываю, что первые частные исполнители, которые рискнули и начнут сейчас показывать результат, станут примером для других и продемонстрируют, что в эту профессию приходить выгодно.

— Поставлен ли какой-то критерий эффективности (KPI) в реформе системы исполнения: было 5-6%, теперь 18%…

— Мы поставили целью выйти на среднеевропейский уровень выполнения судебных решений – это около 50-70%, в зависимости от категории решения.

— За какой срок?

— Поставили пять лет с момента запуска реформ. Прошел год, у нас уже есть конкретные результаты. Думаю, следующие три-четыре года будут решающими и мы сможем спокойно выйти на этот уровень. Тем более что заработает по-новому судебная система и качество решений будет выше.

— Мы уже затронули вопрос судебной реформы. На днях был опубликован новый закон о судебной реформе – о внесении изменений в Хозяйственный и Гражданский процессуальные кодексы, Кодекс об административном судопроизводстве — на 78 страниц в “Голосе Украины.”

— Вообще-то, там страниц на порядок больше. Закон является самым большим в истории украинского парламента – и по объему, и по системности, и по масштабам изменений.

— Это в газете мелким шрифтом 78 страниц. Уже известно, что он вступит в силу с 15 декабря, когда заработает новый Верховный суд. Думаю, что мало кто его читал, в особенности из простых граждан, но заявлений о последствиях его внедрения уже много в диапазоне от “перемоги” до “полной зрады”. В том числе и о том, что этот закон снизит возможности граждан защитить свои права. Какова ваша точка зрения?

— На самом деле идеальных законов не бывает. Это действительно уникальный комплексный законопроект, которого никогда ранее не знала Верховная Рада. Действительно, многие даже из представителей профессии его не читали, хотя я бы советовал прочитать — это правила, по которым мы будем жить в судебной системе в ближайшее, очень рассчитываю, десятилетие. Потому что должна быть стабильность процессуального законодательства.

Очень рассчитываю, что этот закон станет наследником судьбы Гражданского кодекса, который был принят в 2000-х и является одним из лучших кодифицированных документов в стране: в этот документ не вносят много изменений на протяжении уже более 10 лет его действия в украинской правовой системе!

Что мы имеем на выходе нового принятого закона? Измененную философию процессуальных положений нашего законодательства, когда мы вместо избыточной четырехуровневой системы (которая была, по моему глубокому убеждению, искусственно создана и перегружена) получили более простую и понятную, классическую трехуровневую судебную систему. Напомню, у нас раньше были местные суды, апелляционные, затем кассационные – так называемые высшие специализированные, а лишь затем – Верховный суд с ограниченными, искусственно кастрированными полномочиями. Хотя Верховный суд — это есть наивысший судебный орган, закрепленный Конституцией. Сейчас мы вернулись к трехуровневой системе, где Верховный суд является высшим кассационным судом. Кроме того, он получил огромные полномочия в отношении обобщения формирования практики во всех сферах судопроизводства – как административного и гражданского, так и хозяйственного и уголовного.

Кроме того, мы упростили (это было принципиальная позиция, когда планировали изменения к Конституции и законодательству) доступ к правосудию. Можно спорить о новшествах в кодексы, но в них есть много новелл, которые позволяют гражданину или предпринимателю рассчитывать на вынесение решения в разумный срок. В чем была проблема украинской судебной системы и украинского процессуального законодательства? Проблема, которая отражалась во многих решениях Европейского суда? Украинское законодательство и судебная система злоупотребляли рассмотрением дел без вынесения конечного решения по сути. Практика, когда дела отправлялись на новое рассмотрение судами всех инстанций по несколько раз, – это была норма.

Что написано в Конвенции о защите прав человека? Что гражданин имеет право на судебное рассмотрение в разумный срок. Поэтому судья европейского суда, когда смотрит материалы из Украины и видит, что Высший специализированный суд или тогдашний Верховный суд четыре раза отправляет достаточно простое с точки зрения фабулы дело на новое рассмотрение в первую инстанцию только из-за каких-то допущенных процедурных моментов, для него это очень странно. Почему суд не принимает решения по сути, которое может принять очень легко и тем самым сэкономить деньги и средства на судебные разбирательства и восстановить нарушенное право гражданина?

Наши партнеры в Европе всегда спрашивали, почему мы не можем обеспечить в законодательной практике четкую, понятную для истца процедуру, чтобы он представлял сроки получения конечного решения. Сейчас этим кодексами мы к этому пришли. Много новелл, которые делают невозможным “процессуальный футбол”. Как по мне, это основное новшество, которое мы увидим в судебной практике уже в ближайший год, поскольку судам придется перестроиться. Особенно судам апелляционной инстанции и новому Верховному суду. Я очень рассчитываю, что именно Верховный суд задаст этот новый тон.

Множество новшеств связано с электронным судопроизводством. Для нас это пока что новинка, которая еще не работала в судебной системе (которая объективно является консервативной). Однако я рассчитываю, что это тоже станет правилом, когда для экономии времени и расходов стороны будут пользоваться возможностями электронного суда: коммуникация, подача документов, получение дополнительных доказательств, вынесение решений. Это будущее, и точно его надо внедрять, апробировать.

Помимо этого, многие новшества связаны с исследованием доказательств, привлечением специалистов и экспертов при вынесении решений судьями в разных делах. Моя оценка даже не как министра, а как юриста, который практиковал в адвокатской среде, что вместе с получением нового украинского суда мы сейчас имеем шанс получить еще и новые правила рассмотрения дел, которые будут users’ friendly — дружественными для пользователя услуг. Вершить правосудие – услуга, которую государство дает гражданину, и мы движемся к тому, чтобы создать такую услугу и чтобы она была дружественной пользователю – украинским гражданам, которые требуют правосудия и вынесения решения судов, защищающих их права.

— А финансовый барьер не будет создавать доступ к правосудию?

— О финансовом барьере – это неправда и спекуляция, поскольку размер судебного сбора урегулирован другим законом еще полтора года назад. Да, он был повышен, это правда. Но там есть градация, которая отдельным категориям граждан, которые не могут платить за доступ к правосудию, дает льготы.

Что же касается новых кодексов, то они, наоборот, вводят возможности для снижения финансового барьера. Теперь можно выбирать две процедуры: одна – полный судебный процесс по всем стадиям, другая, предложенная в новом Гражданском процессуальном кодексе, – сокращенный судебный процесс в наказном производстве. Когда процесс несложный, например, взыскание долга, для этого не нужно судье проходить все этапы (подготовительное заседание, предварительное…) и тратить время и ресурсы суда на рассмотрение дела, которое можно рассмотреть в наказном производстве в одном заседании, исследовать доказательства и вынести решение. Так что есть мотивация, чтобы истцы использовали эту упрощенную процедуру с уменьшением объема уплаты сбора. Точно так же электронный суд и подача документов также дают возможность получать скидку при уплате судебного сбора.

Поэтому вопрос по судебному сбору – отдельный вопрос, который, да, нуждается в определенной ревизии. Считаю, что есть категории граждан, которые должны получить еще дополнительные льготы, даже не льготы – а освобождение от судебного сбора. Но, повторюсь, это отдельный разговор, не касающийся процессуальных кодексов.

— Как быстро центры бесплатной правовой помощи смогут овладеть новыми знаниями и предоставлять квалифицированные услуги?

— Буквально на днях мы провели профильное аппаратное совещание в министерстве на эту тему. У нас есть время до 15 декабря, но так как мы готовились к этому и раньше, то выходим на финишную прямую в отношении формирования методологических рекомендаций нашей системе бесплатной правовой помощи по основным новеллам, которые будут в кодексах. Мы проведем серию обучающих семинаров по всей стране, и центры будут, конечно, готовы, чтобы с первых дней, когда эти кодексы вступят в силу, помогать гражданам или в формате представительства в суде их интересов, или в формате консультаций.

– Чтобы завершить тему судебной реформы, задам еще два вопроса. Всегда была дискуссия между цивилистами и хозяйственниками о том, нужны ли нам хозяйственные суды и Хозяйственный кодекс. Вы говорите, что желательно в ближайшие 10 лет уже ничего не менять, значит, сохранится статус-кво?

– Специализация по рассмотрению хозяйственных или коммерческих дел – это один блок дискуссии, это не касается процессуальных кодексов. Я как цивилист считаю искусственным хозяйственное законодательство, Хозяйственный кодекс в Украине. Потому что суд может рассматривать дела между предпринимателями, представителями бизнеса. Принятие Хозяйственного кодекса лоббировала, по странному стечению обстоятельств, группа, имеющая отношение к правящей на тот момент Партии регионов. Протолкнули абсолютно искусственный законодательный акт. Если Гражданский кодекс – это фундаментальный акт материального права, который регулирует абсолютное большинство правоотношений между субъектами – гражданами, представителями бизнеса, то Хозяйственный кодекс – это мертворожденное дитя, которому выдумали некий объект регулирования. Позаимствовали много вещей из так называемого советского периода планирования и приняли целый кодекс. Поэтому я являюсь системным сторонником того, что Хозяйственный кодекс должен быть отменен.

– То есть в этом направлении изменения еще могут быть?

– Конечно, но это не касается процессуального законодательства. Оно определяет процедуру рассмотрения дел, а не материальное право, на основании которого дело рассматривается.

– Тогда еще о Третейских судах. Какова их судьба, так как первые попытки их внедрения в Украине были неудачными.

– Институт третейских судов должен быть для решения спорных ситуаций по некоторым категориям дел по согласию участников договорных отношений. И тем самым разгружать классическую судебную систему. Это основная задача третейских судов и других институций, таких как мировые суды в странах с англосаксонской судебной системой, которые разрешают споры между жителями того или иного региона. Это несложные споры, но именно они могут потопить классического судью в рутине, и он не обратит внимания на более сложные и важные дела. Я являюсь сторонником возобновления нормальной работы института третейских судов. У нас много коммуникаций с экспертной средой, с международными партнерами, которые занимаются подготовкой качественного законодательства относительно института третейских судов. Думаю, мы увидим институт третейских судов и институт медиации в ближайшие годы.

– Антирейдерская тема. Год тому назад был принят антирейдерский закон относительно регистрации. Каковы результаты? Удалось ли достичь поставленных целей?

– То, что мы сняли целый массив рейдерских захватов с использованием поддельных документов, которые длились в последнее десятилетие, — это факт. Напомню, что в 2012 году были приняты странные изменения в законодательство, которые сделали очень либеральными изменения директора и собственников компаний. Без нотариально засвидетельствованной подписи собственника компании. Вы, например, в реестре числитесь собственником общества с ограниченной ответственностью “Надежда”. Находится злоумышленник, который прочитал ваше имя в реестре. Напечатал на белом листе бумаги протокол собрания участников ООО “Надежда” о том, что участник бесплатно передает свои корпоративные права такому-то гражданину и меняет директора. На этом листе стоит как бы ваша подпись. И еще заполняется ряд простых анкет. Регистратор осуществляет регистрацию, так как формально, по закону, он не обязан проверять какие-то другие документы, хотя обычно он находится в сговоре. На следующий день вы просыпаетесь и узнаете, что не имеете ни малейшего отношения к ООО “Надежда”.

Тогда Партия регионов протолкнула этот закон, рассказывая, что они очень либерализовали наше законодательство по регистрации. А затем специалисты Всемирного банка очень удивлялись (это было, когда я только пришел в министерство, в 2014 году), что такое либеральное законодательство по регистрации корпоративных прав — это же возможности для манипуляции. Именно антирейдерским законом мы убрали возможности использования поддельных документов и манипуляций. Кроме того, ввели впервые в истории Украины уголовную ответственность за рейдерство – восемь-десять лет тюрьмы и спецконфискация всего имущества у тех лиц и компаний, которые были выгодоприобретателями. Ведь за каждым захватом есть конкретная группа лиц и бизнес-интересы людей, не брезгующих украденным имуществом. В результате уже за первый квартал 2017 года мы получили фактически вдесятеро меньше жалоб по делам с классическими признаками рейдерства. Всего за этот год жалоб на классические признаки рейдерства было немногим более 50. Сравните это с минувшими годами, когда их было по 3-3,5 тыс. ежегодно только к Министерству юстиции.

С трех тысяч до полусотни?

– Это по состоянию на сентябрь, но все равно количество таких жалоб сократилось на порядок. Есть много жалоб на технические ошибки регистраторов, но это не жалобы относительно классического рейдерства, когда регистратор использует поддельные документы или вообще без любых документов заходит в реестр и меняет там собственника компании или недвижимости.

Есть также и первые дела: правоохранительные органы в нынешнем году только по заявлениям Министерства юстиции расследуют несколько десятков уголовных дел. Первые дела в Киеве против ряда нотариусов уже в судах с обвинительными актами. Направляя материалы в правоохранительные органы, мы регистраторов сразу же отключаем от реестра, а горе-нотариусов лишаем свидетельства. Рассчитываю, что первые приговоры появятся в начале следующего года. Это будет хорошая прививка системе.

Но есть другая большая категория кейсов, которые я не называю рейдерством. Как раз таких случаев, к сожалению, много в аграрной сфере. Это бандитизм. Рейдерство предполагает интеллектуальный подход: подделка документов, получение дефектных решений суда…А бандитизм – это когда приезжают на поле, забирают урожай, бьют фермеров. Именно поэтому были созданы соответствующие антирейдерские агроштабы. В итоге имеем фактически первый сбор урожая без крови, без массовых конфликтов с пострадавшими.

Из Киева казалось, что конфликты вокруг сельхоземель и урожая все же больше были связаны с махинациями с договорами аренды, а не с такой откровенной преступностью.

Вы себе не представляете, какое большое количество таких бандитских захватов. Уж поверьте, так как мы анализируем работу штабов, с какими вопросами туда обращались. В основном это обращения о том, что на поле выехали определенные ребята, нанятые одним фермером, чтобы собрать урожай другого.

– Мы как информагентство больше отслеживаем новости крупных агрохолдингов, у которых, видимо, это проблема отсутствует или они ее решают самостоятельно.

– Абсолютно. Это вопрос средних и мелких фермеров. Как правило, заказчиками таких бандитских захватов являются соседние конкуренты, такие же небольшие фермеры. К сожалению, такова реальность. Но в этом году нам удалось предотвратить большинство таких случаев. В антирейдерские штабы входили и правоохранители, и представители Министерства юстиции, и местные ассоциации. На место выезжала оперативная группа с полицией, прокурор. Каждый из губернаторов был ответственен персонально. За счет этого многих потенциальных бандитских конфликтов такого рода мы избежали.

Но еще следует учить людей по-другому относиться к собственности, к бизнесу. Минюст создал мобильные группы, которые проехали 1900 маленьких сел за это время. Самыми пострадавшими в спорах между фермерами являются даже не они сами, а простые жители сел, собственники паев. В некоторых селах к ним относятся как крепостным, та же самая печально известная Врадиевка в Николаевской области. В нескольких селах местный предприниматель просто забрал себе правоустанавливающие документы у людей и держал их как крепостных. Ничего не платил. Тех, кто пытался подавать заявления в правоохранительные органы, физически били, запугивали. Это реальность Украины в 2017 году. Пока мы не включились на уровне Киева, пока я не показал на уровне Кабинета министров мини-фильм, где люди обращаются и рассказывают о том, что у них происходит, ситуация не сдвинулась с места. Местные правоохранительные органы – в полной связке со злоумышленниками. Врадиевка была одним из этих сел.

Из инноваций: планируем введение на техническом уровне невозможности двойной регистрации в Земельном кадастре и Едином реестре имущественных прав. Это одна из причин споров. Часть договоров аренды регистрировалась в Земельном кадастре до 2013 года, а после 2013 года – в Едином реестре имущественных прав, который ведет Министерство юстиции. По закону, регистратор при регистрации договора аренды земельного участка обязан проверить в Земельном кадастре, не был ли зарегистрирован другой договор аренды. У него есть доступ, обязанность и ответственность за это. Но денежные знаки творят чудеса. И иногда у регистратора, а это, как правило, сотрудники сельских советов или райгосадминистрации, или память отшибает, или со зрением что-то случается, и он регистрирует повторно аренду на землю, которая еще находится в аренде.

Это становится причиной конфликта. Учитывая украинские реалии, мы разработали совместно с Министерством аграрной политики и продовольствия механизм, который на техническом уровне делает невозможным регистрацию такого договора, если договор об аренде на этот участок уже есть в Земельном кадастре. Мы синхронизировали два реестра. Чтобы зарегистрировать такой договор, регистратор сначала вводит кадастровый номер в соответствующую аппликацию – и система автоматически проверяет его действительность. (Как вы знаете, раньше была распространенная практика регистрировать участки-привидения без кадастровых номеров.) Далее регистратор вносит информацию о земельном участке, собственнике. Если что-то не совпадает, дальше уже двигаться нельзя, система не пускает. Это снимет часть манипуляций в сфере прав собственности на землю.

Но подчеркиваю: тут важны изменения в ментальности предпринимателей в отношении к вопросам собственности. Если собственник средней или крупной агрокомпании не брезгует повторным подписанием договора аренды на землю своего соседа, зная, что у него еще не истек срок аренды и провоцируя конфликт, то он должен отдавать себе отчет в том, что рано или поздно такое же произойдет и с ним. Наша задача, как Министерства юстиции, так и всех государственных институций, – менять ментальность.

– Возможно, есть смысл держать реестры в одном месте? Следует ли ожидать каких-то действий в этом направлении в следующем году?

– Не стоит сводить все реестры в одном месте. Это тоже миф, что должен быть орган, который держал бы все реестры… Так это не работает ни в одной стране. Вопрос не в том, где находятся реестры. Вопрос в том, как происходит взаимообмен между ними. Принятие закона о кибербезопасности и то, что этим занимается СНБО (Совет национальной безопасности и обороны), комиссия на его базе – это правильно. Это вопрос не только уровня Кабмина, а несколько выше. Должны подключиться спецслужбы.

– То есть реестр могут быть распределены по разным органам, главное – чтобы они были связаны друг с другом?

– Да. Мне импонирует прибалтийская система: там реестры поделены, но между ними происходит взаимообмен и обязательная верификация. Главное – защита информации, наличие базовых копий всех реестров. И мы можем такое построить у себя.

– И Центры админуслуг и онлайн-дома юстиции смогут предоставлять услуги по всем реестрам?

– Верно. Мы, как Минюст, уже строим архитектуру по такой модели, которая сможет быть имплементирована в общую систему взаимообмена. С точки зрения сохранения резервных копий, защиты информации Министерство юстиции сейчас наиболее продвинуто. Так получилось, потому что почти два года тому назад мы были первыми, кто подвергся DDоS-атакам. Пришлось активно включиться в эту работу. Сейчас тот же СНБО считает Министерство юстиции одним из примеров. За нами движется Пенсионный фонд, Миграционная служба. У каждого свой план: кто-то быстрее, кто-то медленнее. Но за несколько лет при наличии необходимого законодательства и системы координации мы можем построить такую систему, и не нужно все реестры собирать в одном месте.

– Какие новинки в 2018-м году Минюст сможет предложить в сфере он-лайн услуг?

– Мы в январе 2018-го года презентуем новый набор он-лайн сервисов. Все сервисы, которые связаны с регистрацией бизнеса, сменой собственника компании, корпоративных прав директора, КВЭДов будут альтернативно доступны в онлайн-режиме. Сейчас из них есть только часть – можно зарегистрировать ФЛП или компанию и ликвидировать ФЛП. Это базовые сервисы. Мы же делаем слепок всех сервисов, существующих в бумажном виде для бизнеса, в электронном виде.

Кроме того, будем делать онлайн-регистрацию новорожденного. Сейчас вы получаете бумаги в роддоме, а мы дадим альтернативную возможность получить эти бумаги через регистрацию в электронном кабинете. У некоторых родителей возникают проблемы в роддоме, так как они выписываются в течение трех дней, а для получения свидетельства о рождении уже в первый день после рождения нужно подать заявление и для этого определиться с именем. Поэтому в среднем по стране только 30-35% родителей новорожденных получают документы в роддоме. Остальные забирают ребенка и оформляют по стандартной процедуре. Мы дадим альтернативную возможность – дома открываете электронный кабинет, заполняете аппликацию с электронной цифровой подписью и готово.

К тому же со следующего года у нас появится, кроме электронной цифровой подписи, еще и банк-ID, и mobile-ID. Отец, например, тихонько, пока мама спит, придумал имя, заполнил анкету и получил свидетельство о рождении, которое, при желании, будет доставляться курьерской почтой (смеется). Думаю, следующий год будет интересным.

interfax.com.ua


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

Как эксперты оценили деятельность украинских министерств и госструктур за 2017 год.

До конца 2017-го остался месяц. Самое время проанализировать работу правительства Владимира Гройсмана и других центральных органов исполнительной власти. С этой целью ФОКУС обратился к экспертам. Оценить эффективность министров и руководителей ведомств мы попросили по 12-балльной школьной системе. После этого баллы суммировались и делились на число экспертов по каждому фигуранту рейтинга. В итоге получился среднеарифметический балл.

Результат особо не удивил. Как и год назад, средняя оценка правительства Гройсмана составила 7 баллов. С одной стороны, это показатель стабильности, с другой — свидетельство застоя. Драйва реформ, о котором мечтали все, нет. И даже отдельные успехи по трансформации медицины и образования не избавляют от ощущения, что власть впала в спячку. Но скоро этот сон закончится. На горизонте маячат президентские и парламентские выборы — 2019. Они-то и заставят власть шевелиться.

10 — 12 баллов. Так держать! Работа ведомства недалека от идеала. Если и есть небольшие огрехи, они не омрачают общей картины. Впрочем, для совершенства нет предела.

7 — 9 баллов. Могло быть и лучше. На фоне общей картины ведомство смотрится неплохо. Чувствуется определённое развитие, пусть и не столь стремительное, как хотелось бы. Приложив усилия, обладатели жёлтого флага в следующем году имеют все шансы стать отличниками.

4 — 6 баллов. Последнее предупреждение. Пока обходятся без явных «пожаров», но в целом положение дел в подотчётном ведомстве не очень. Какого-либо развития не заметно, а имена чиновников регулярно всплывают в скандалах. Если чиновники в ближайшее время не пересмотрят своё отношение к работе, в следующем году им светит неуд.

1-3 балла. На выход! О сколь-либо удовлетворительной работе нет и речи. Ведомство разваливается прямо на глазах, и без смены руководства ситуацию однозначно не исправить.

Средняя экспертная оценка правительства и одновременно оценка премьер-министра

Если в прошлом году о Владимире Гройсмане ещё говорили как о человеке Петра Порошенко, то в этом он окончательно вышел из тени президента, превратившись в самостоятельную политическую фигуру. Сегодня мысли о том, что он может лишиться премьерского кресла, Гройсмана точно не посещают. Хотя бы потому, что голосов в парламенте за его отставку нет. Премьер за полтора года работы наладил хорошие отношения не только с Блоком Петра Порошенко, но и с «Народным фронтом» своего предшественника Арсения Яценюка.

Впрочем, имея в арсенале расположение большинства депутатов парламента, похвастать народной любовью Владимир Гройсман не может. Согласно данным исследования Центра им. Разумкова действия премьера поддерживают около 40% населения. «Гройсман в политике человек относительно новый. Несмотря на это, он быстро во всём сориентировался и уже показывает результаты. Например, пенсионная и медицинская реформы — это заслуга его правительства. Пусть и нехотя, но парламент их поддержал. И это однозначно плюс для премьера», — рассказывает Бала.

Именно на пенсионной реформе премьер делает акцент в своих спичах, называя её «пенсионной реформой правительства Гройсмана». С октября 2017-го более 9 млн пенсионеров начали получать надбавки к пенсиям не менее 700 грн, работающим пенсионерам во­зобновили выплату пенсий в полном размере, а минимальная пенсия увеличилась на 11% — до 1,5 тыс. грн. Однако не стоит забывать, что рост пенсий произошёл исключительно благодаря увеличению необходимого для выхода на заслуженный отдых трудового стажа. При этом выплаты людям, которые только станут пенсионерами, будут значительно меньше тех, которые были им положены до реформы.

С прочими реформаторскими начинаниями премьера ясности ещё меньше. Так, непонятно, во что выльется медицинская реформа для пациентов и врачей. Непонятно и то, хватит ли в следующем году субсидий для покрытия малообеспеченным украинцам расходов на ЖКХ.

Несмотря на старания, главная на сегодня сложность в реализации реформ для Гройсмана — министры, которые попали в правительство по политическим квотам и по факту не являются его командой. Поэтому премьеру вскоре ничего не останется, как взять под контроль все процессы, если он хочет показать реальные результаты.


Главная победа МОН в этом году — новый закон об образовании. Он радикально меняет цели и методики обучения, вводит новые стандарты. Ещё одно достижение Минобразования — разработка новой коммуникационной стратегии. Это своего рода ребрендинг министерства, у которого появился новый логотип и прочие атрибуты «визуальной идентичности».

Несмотря на то что чиновники много внимания уделяют коммуникационной стилистике, с реальной коммуникацией между участниками реформы образования в этом году были проблемы. Не исключено, что скандалы, связанные с языком преподавания в школах национальных меньшинств, отчасти спровоцированы отсутствием всё того же живого общения — между чиновниками, учителями и представителями громад. Директор киевской специализированной школы №203 Андрей Мельник констатирует, что учителя средних школ до сих пор не понимают, как именно должна быть воплощена в жизнь реформа.

Времени во всём разобраться немного — на новые стандарты средняя школа должна перейти с 1 января 2018 года. Сегодня учителя массово и спешно проходят переподготовку. Успеют ли — неизвестно. Не так просто изменить систему, в которую входит 18 тыс. школ. В кратчайшие сроки министерству надо «переучить» около 500 тыс. работников сферы образования. То, как Лилия Гриневич справится с этой задачей, эксперты будут оценивать уже в следующем году.

Оценивали:
Микола Скиба, эксперт по образованию Украинского института будущего
Андрей Мельник, директор киевской специализи­рованной школы №203
Наталья Тарченко, соосновательница DEC education, эксперт по альтернативному образованию
Александр Элькин, основатель движения EdCamp в Украине


В этом году Министерство юстиции хоть и не так активно, как в предыдущем, продолжает свою реформаторскую деятельность. «Больших прорывов в их работе нет. Министр Павел Петренко создаёт какое-то правительство в правительстве. Из всех министров у него едва ли не самое большое количество заместителей, при этом навести порядок в пенитенциарной системе никто из них не может», — говорит Александр Банчук, эксперт Центра политико-правовых реформ. Его коллега из юридической организации DeJure Михаил Жернаков, напротив, считает, что в рамках своих полномочий Петренко делает практически всё, что в его силах. «Ему дали не так уж много власти. Судебная и прокурорская системы — у президента, трансформацию правоохранительных органов закрепили за министром внутренних дел Арсеном Аваковым. Петренко остаётся реформа пенитенциарной системы и правовая помощь. На этом поле он демонстрирует положительные результаты», — убеждён Жернаков.

Одним из последних достижений Минюста называют принятие депутатами закона о запрете «масок-шоу» на предприятиях. Отныне силовики обязаны писать на видео- или аудионосители не только процесс обыска, но и судебное заседание, на котором получили разрешение на его проведение. Адвокаты в любой момент могут присоединиться к обыску, а изъятые без допуска защиты доказательства в суде не будут иметь юридической силы.

Недавно минюстовская Система электронных торгов арестованным имуществом (СЕТАМ) перешла на технологию хранения данных в Blockchain. «Перевод госреестров на блокчейн — однозначный позитив в деятельности министерства. Благодаря этому Украина стала первой страной в мире, переведшей электронный аукцион в систему, в которую после торгов невозможно внести изменения», — говорит Артём Афян, управляющий партнёр адвокатского объединения Juscutum.

Оценивали:
Артём Афян, управляющий партнёр адвокатского объединения Juscutum
Александр Банчук, эксперт Центра политико-правовых реформ
Михаил Жернаков, директор DeJure, главный эксперт по судебной реформе Реанимационного пакета реформ


Опрошенные эксперты в целом позитивно оценивают деятельность министра культуры Евгения Нищука. Но есть нюансы. «Год назад, когда меня спрашивали о Минкульте, я выразил скепсис в сочетании с робкой надеждой, — говорит художник Александр Ройтбурд. — Мои опасения не оправдались. Со стороны господина Нищука я вижу понимание проблем, которые стоят перед культурой, и смелые шаги, на которые я не очень рассчитывал. Поэтому для меня это однозначно оценка +».

Под смелыми шагами Ройтбурд подразумевает финансирование выставок современного искусства и подвижки в вопросах о закупках в музеях.

Директор издательства «Фолио» Александр Красовицкий недоволен деятельностью Института книги: работа по госзаказам в области книгоиздания затянута до предела. В конце декабря издатели только получат деньги и не успеют издать книги из-за медлительности Министерства культуры. «Часть денег или переведены на другие программы, или уйдут обратно в бюджет», — говорит издатель.

Впрочем, в некоторых вопросах Минкульт способен быть более поворотливым. По словам худрука театра «Золотые Ворота» Стаса Жиркова, министр культуры понимает, чем живёт театр, часто ходит на спектакли. «Я бы всё же позитивно оценил работу Минкульта, потому что знаю, что у нас все министерства под Министерством финансов. Министр пытается сделать максимум в тех условиях, которые есть», — утверждает Жирков. К слову, в этом году с подачи Минкульта в Украине появился первый национальный театральный фестиваль, который был проведён в Кропивницком.

Оценивали: 
Александр Ройтбурд, художник
Стас Жирков, худрук театра «Золотые Ворота»
Александр Красовицкий, директор издательства «Фолио»


«Выйти в плюс». Так озаглавила своё обращение и. о. министра здравоохранения Ульяна Супрун к народным депутатам. Доктор Супрун объясняла, что ежегодно в стране умирает как минимум 136 тыс. украинцев, которых можно спасти, изменив систему медицинских услуг. Каждый день проволочки – чьи-то жизни. Обращение появилось 15 мая, а через три дня Верховная Рада в очередной раз провалила голосование за включение реформаторских законопроектов в повестку дня.

Заблокировав реформу, парламент отправился на каникулы. Казалось, что реформирование медицины если не провалено, то затянется на год-два. Дело в том, что законопроекты должны были быть приняты до подготовки бюджетной резолюции на 2018 год, то есть до начала осени. Но Супрун не опустила руки. При поддержке и активном участии Минздрава в соцсетях прошёл флешмоб #выйти в плюс, в ходе которого за законопроекты ратовали не только сами реформаторы, но и деятели культуры, политики, волонтёры и обычные люди.

Тем временем противники реформы развернули травлю Супрун и её команды. Председатель Комитета ВР по вопросам здравоохранения Ольга Богомолец обвинила главу министерства в «геноциде украинского народа». А экс-министр здравоохранения Олег Мусий пугал общественность тем, что после реформы медики не будут оперировать больных с аппендицитом, если у тех не окажется денег (это ложь, по замыслу реформаторов экстренная помощь должна оказываться бесплатно. — прим. Фокус).

И всё же команде Минздрава удалось обыграть оппонентов. Благодаря поддержке Комитета ВР по вопросам соцполитики пакет медицинских законопроектов приняли 19 октября. С 1 января 2018 года в Украине отменяется медицинское крепостное право — система, при которой пациенты прикреплены к определённому медицинскому участку. Люди сами будут выбирать для себя лечащего врача. При этом платить за услуги доктора будет не пациент, а государство. Постепенно, в течение трёх лет, Украина должна перейти на страховую европейскую модель медицины. Столь высокий балл эксперты выставили Ульяне Супрун авансом. Действительно ли глава Минздрава заслуживает такой оценки, станет ясно в следующем году. Если смертность от излечимых болезней снизится, значит, Супрун действительно удастся «выйти в плюс».

Оценивали:
Виктор Сердюк, президент Всеукраинского совета защиты прав и безопасности пациентов
Борис Тодуров, директор Института сердца
СветланаБубенчикова, менеджер группы реформы здравоохранения Реанимационного пакета реформ
Виктория Тимошевская, директор программной инициативы «Общественное здоровье» международного фонда «Відродження»


В этом году Украина добилась главного успеха на евроинтеграционном направлении, ощутимого для простых граждан, — безвизового режима с Евросоюзом. К этому достижению офис вице-премьера по евроинтеграции также приложил руку. Впрочем, как напоминает Андрей Бузаров, безвиз и Ассоциация с ЕС как такового отношения к евроинтеграции страны не имеют, ведь перспективы членства Украины в Евросоюзе и НАТО нам по-прежнему никто не обещает. «По моему мнению, в плане продвижения страны в Европу мы последний год топтались на месте. В то же время лично от Климпуш-Цинцадзе в этом вопросе мало что зависит, важны решения самого ЕС», — говорит он.

Другая проблема состоит в том, что функции Климпуш-Цинцадзе в основном сводятся к координации других министерств. «Человек на такой должности, как вице-премьер по евроинтеграции, должен был как минимум управлять МИДом, Минобороны и Минэкономики. А ресурсов, которыми располагает её офис, в том числе финансовых, явно недостаточно», — считает Алексей Мельник из Центра Разумкова. В то же время, добавляет он, вице-премьер хорошо узнаваема за рубежом, где пользуется бесспорным авторитетом, что очень важно для такой должности.

В плане евроатлантической интеграции тоже не всё складывается гладко. Так, в ноябре в НАТО прямо заявили, что недовольны темпами выполнения Украиной «Годовой национальной программы» по преобразованиям в стране в соответствии со стандартами стран — участниц Североатлантического альянса. Но есть и реальные достижения: наша страна получила доступ к логистической базе НАТО, что, в частности, позволит Украине участвовать в тендерах Альянса.

Кроме того, Владимир Пилипенко заявил: «Украина в лице Климпуш-Цинцадзе берёт на себя немало обязательств. В том числе это снятие моратория на экспорт украинского леса. А человек на такой должности должен отстаивать интересы Украины, а не идти на поводу у кого-либо».

Оценивали: 
Владимир Пилипенко, представитель Украины в Венецианской комиссии в 2013–2017 годах
Андрей Бузаров, эксперт-международник
Алексей Мельник, содиректор программ внешней политики и международной безопасности Центра Разумкова


Реформирование Министерства обороны успешно прошло первые этапы. Армия восстановила боеспособность и может удерживать линию боевого соприкосновения в зоне АТО. Но дальнейшее реформирование застопорилось. Кроме того, министерство оказалось втянутым в политическую борьбу после взрывов на складах боеприпасов в Балаклее и Калиновке.

Эксперт группы «Национальная безопасность и оборона» РПР Денис Васильев считает, что на фоне других Министерство обороны реформируется рекордными темпами: «Министерство становится прозрачнее, отходит от советского образца, сформирован офис реформ, общественный совет. Мы видим, что оно делает шаги, чтобы стать демократичнее». К недостаткам эксперт относит медленное внедрение стандартов НАТО. Всего их 1,3 тыс., а в Украине запущено лишь около 50. Также украинский рынок вооружения монополизирован Укроборонпромом, что не даёт частным компаниям реализовывать инновации в оборонной сфере.

Военный эксперт Олег Жданов отмечает, что у Полторака не хватает полномочий, чтобы себя проявить. По закону основную роль в министерстве играет начальник Генерального штаба Виктор Муженко, которого называют креатурой президента. Также от общественности скрыт Стратегический оборонный бюллетень, где прописана концепция реформирования армии. А ведь одним из первых пунктов там указано, что начальник Генштаба подчиняется министру обороны.

Эксперт Института евроатлантического сотрудничества Игорь Козий считает главным успехом Полторака стабилизацию ситуации на фронте. Но в самом министерстве, говорит он, нарушен принцип гражданского контроля, что препятствует выполнению критериев Годовой национальной программы «Украина — НАТО». Ещё один важный недостаток — нет массового обновления парка техники современными образцами.

Оценивали: 
Денис Васильев, эксперт группы «Национальная безопасность и оборона» Реанимационного пакета реформ
Игорь Козий, эксперт Института евроатлантического сотрудничества
Олег Жданов, полковник запаса, экс-сотрудник оперативного управления Генштаба
Юрий Бирюков, советник президента, руководитель группы волонтёров «Крылья Феникса»


31 мая глава Мининформполитики Юрий Стець написал заявление об отставке, сославшись на ухудшение состояния здоровья. Но Верховная Рада до сих пор не может уволить его с должности, поэтому обязанности Стеця исполняет первый замглавы министерства Эмине Джапарова.

За последний год количество критики в адрес МИП уменьшилось, вероятно, потому, что оно не превратилось в «министерство цензуры», чего поначалу боялись в медиасообществе. Министерство продолжает развивать один из своих главных проектов — платформу иновещания UATV. Сейчас там можно увидеть новости и программы на пяти языках: украинском, русском, английском, арабском и крымскотатарском. «Иновещание действительно заработало, его воспринимают за границей, сейчас главная задача — чтобы новости и информацию об Украине получали от UATV, а не от пропагандистских российских каналов», — говорит Татьяна Лебедева, глава наблюдательного совета Национальной общественной телерадиокомпании. Она также отмечает другие успехи МИП: участие в разработке доктрины информационной безопасности Украины, развитие новостного агентства «Укринформ» и самое главное — вещание украинских СМИ в «серой зоне» и даже на оккупированных территориях.

В то же время при оценке работы министерства эксперты не забывают о его ограниченных ресурсах, называя МИП бедным ведомством, не способным прыгнуть выше своей головы. По словам Светланы Остапы из «Детектора медиа», Министерство информационной политики так и не стало ключевым органом формирования государственных приоритетов в этой сфере. Этим больше занимаются парламентские комитеты и СНБО. «По сравнению с прошлым годом министерство несколько отстранилось от ключевых медиареформ», — резюмирует эксперт.

Оценивали: 
Юрий Луканов, медиаэксперт
Татьяна Лебедева, глава наблюдательного совета Национальной общественной телерадиокомпании
Светлана Остапа, заместитель шеф-редактора издания «Детектор медиа»


МВД рапортует об успехах. В этом году количество особо тяжких и тяжких преступлений по сравнению с 2016-м сократилось на треть, а их раскрытие возросло на 10–15%. Позитивно общество восприняло и инициативу Арсена Авакова о снижении максимально разрешённой скорости в населённых пунктах до 50 км/ч и многократном повышении штрафов за вождение в нетрезвом состоянии, превышение скорости и оставление места аварии. Эти меры стали реакцией МВД на резонансное ДТП в Харькове.

Помимо прочего, полиция начала реально бороться с рейдерством, а Аваков пролоббировал принятие ВР закона, который затрудняет проведение силовиками «масок-шоу» и усиливает ответственность за давление на бизнес.

Однако эксперты отмечают, что реформы в МВД замедлились. По словам Николая Хавронюка, так и не началась реформа уголовной полиции. «На следователя по-прежнему приходится по 100–300 открытых производств, а начальство ему указывает, какими из них заниматься, а какими нет. Успеть всё просто невозможно», — считает эксперт. В то же время Хавронюк отмечает хорошую работу пограничников и спасателей, которые координируются МВД.

По мнению Александра Банчука, за без малого четыре года, которые Аваков находится на посту, он мог и должен был сделать намного больше. «Кроме его разговоров и обещаний я ничего не вижу. Например, полтора года назад объявили о реформе Госслужбы по чрезвычайным ситуациям, но в этом направлении ничего не делается», — говорит он.

«Надеюсь, что ближе к следующим выборам работа МВД активизируется. Но надо было делать так: три месяца на планирование, а дальше — реформа за реформой. Этого не сделали», — заключает Николай Хавронюк.

Оценивали:
Виктор Развадовский, член Комитета ВР по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности
Александр Банчук, эксперт Реанимационного пакета реформ
Виктор Чумак, замглавы Комитета ВР по вопросам предотвращения коррупции
Николай Хавронюк, член правления Центра политико-правовых реформ, доктор юридических наук
Анна Маляр, эксперт-криминалист


За Минрегионразвития закреплено выполнение болезненных для общества реформ в сфере коммунального хозяйства. Относительно успешной или хотя бы показывающей стабильный прогресс эксперты называют реформу децентрализации. Олег Проценко, глава ГО «Реформы ЮА», отмечает, что в начале года существовало 169 объединённых территориальных громад. Сегодня их уже около 500. Не обошлось и без минусов. Например, в этом году опять не приняли решение, которое позволило бы передать права на управление коммунальными землями местным властям.

В 2017 году ВР приняла четыре предложенных Минрегионстроем закона по энергоэффективности, а также закон о реструктуризации задолженности предприятий по тепло- и водоснабжению. Но минусов всё же больше. Документы принимали с существенной задержкой, а разработка подзаконной базы для принятых законопроектов зачастую проваливалась. «Закон про коммерческий учёт — один из лучших законов, наиболее прогрессивный за последние годы, — говорит Святослав Павлюк, исполнительный директор ассоциации «Энергоэффективные города Украины». — Главный вопрос сегодня, как его исполнять без надлежаще разработанных подзаконных актов?!»

В этом году так и не заработал Фонд энергоэффективности. Есть проблемы и с выделением средств для обществ совладельцев многоквартирных домов (ОСМД).

«Заметно нежелание мониторить проблемы в городах и решать проблемы ОСМД, постоянные задержки на 6–8 мес. платежей ОСМД за субсидиантов», — говорит о недочётах Свято­слав Павлюк.

Неоднозначно эксперты оценивают и работу строительного сектора: с одной стороны, принятые изменения в строительной отрасли позволили Украине подняться в рейтинге Doing Bussiness, с другой — ряд экспертов говорят о процветании в министерстве строительного лобби.

Оценивали:
Олег Проценко, глава гражданского объединения «Реформы ЮА»
Татьяна Бойко, координатор жилищно-коммунальных программ гражданской сети «Опора»
Святослав Павлюк, исполнительный директор ассоциации «Энергоэффективные города Украины»


Этот год выдался непростым для министра иностранных дел Павла Климкина. Ключевое достижение — получение Украиной долгожданного безвиза с ЕС. В то же время последние месяцы ознаменовались кризисом в отношениях практически со всеми соседями Украины. Разногласия с Польшей и Венгрией, а также скандалы с задержанием украинских граждан в Беларуси — всё это требует от внешнеполитического ведомства большого напряжения и концентрации сил.

Эксперт Майдана иностранных дел Богдан Яременко считает Климкина исполнителем воли президента. «При нём МИД окончательно утратил роль центра формирования внешней политики. Фактически деятельность министерства сводится к формальному взаимодействию. Я не вижу системной работы, вижу реагирование, довольно шаблонное — заявление, нота. МИД остался наименее реформированным ведомством в стране», — говорит Яременко.

В то же время Андрей Бузаров достижением министерства считает работу по крымскому направлению. В актив МИДа он заносит рассмотрение в ООН резолюции о нарушениях прав человека в Крыму. Однако, по мнению эксперта, ангажированность и связь с Администрацией президента мешает МИДу работать с полной отдачей. «Многое зависит от того, каково мнение президента по всем вопросам. Самый большой минус — зацикленность внешней политики на одном векторе, на США и ЕС. При этом нет ясности относительно интеграции с ними. Практически не развиваются другие направления: арабский мир, Азия, Африка, Латинская Америка». Кроме того, Олег Волошин считает, что МИД не провёл достаточную работу с международными партнёрами перед принятием закона об образовании, из-за чего возросла напряжённость с ближайшими соседями.

Аналитик Международного центра перспективных исследований Евгений Ярошенко также считает, что МИД в основном исполняет координирующую роль и не является центром принятия решений. «По большому счёту, даже в вопросе безвиза с ЕС ведомство Климкина всего лишь координировало между собой МВД, Миграционную, Пограничную службы, предоставляя их разработки соответствующим инстанциям ЕС, — уверен эксперт. — Но даже это я бы отнёс в копилку успехов предыдущих лет».

Оценивали: 
Богдан Яременко, директор фонда «Майдан иностранных дел»
Андрей Бузаров, эксперт-международник
Евгений Ярошенко, старший аналитик Международного центра перспективных исследований
Владимир Пилипенко, представитель Украины в Венецианской комиссии в 2013–2017 годах
Олег Волошин, политолог-международник


Министр молодёжи и спорта Игорь Жданов редко попадает в скандальные ситуации, часто играя на опережение и комментируя любую критику в адрес своего ведомства. На личной странице в Facebook он оперативно даёт поручения по поводу проблем, поднимаемых медиа. Министр публично борется с договорными матчами, тут же сообщает о победах украинских спортсменов и отчитывается об увеличении финансирования своего ведомства.

Его деятельность поддерживает Спортивный комитет Украины, считая, что лучшее за всю историю выступление Национальной сборной Украины на Всемирных играх — это заслуга в том числе министерства. Однако совсем избежать критики Игорю Жданову не удаётся.

Украинская шахматистка Мария Музычук, которая недавно не смогла попасть на чемпионат Европы из-за задолженности министерства, всё-таки вовлекла неуязвимого министра в скандал. По словам Музычук, проблема состоит не столько в долге перед спортсменкой, сколько в отношении к данной проблеме самого ведомства. Критикуют Игоря Жданова и молодёжные организации за то, что чиновники не идут на живой диалог, а лишь проводят бюрократические встречи. Глава Всеукраинской молодёжной общественной организации «Студенческая республика» Павел Викнянский в своих комментариях довольно резок: «Массовая эвакуация молодёжи из Украины — это неприятный тренд. А для показателей качества работы Жданова — приговор».

Оценивали:  
Павел Викнянский, глава ВМОО «Студенческая республика»
Илья Шевляк, президент общественной организации «Спортивный комитет Украины»
Вадим Костюченко, первый вице-президент Федерации футбола Украины
Владимир Бойко, спортсмен-парашютист, руководитель авиационно-спортивного клуба


Эксперты довольно сдержанны в оценке Мин­экологии, возглавляемого Остапом Семераком. В прошлом году данная ему «на вырост» оценка была куда выше. При этом скандал вокруг выдачи Семераком лицензий на отстрел лосей не главная претензия к министру. Так, Алексей Василюк, эколог МБО «Экология — право — человек», утверждает, что Минэкологии неэффективно работает в сфере расширения объектов заповедного фонда. Причина — лесистые территории, которые хотят отнести к охраняемым объектам, находятся в управлении у Гослесагентства. Последнее не торопится сокращать свою ресурсную базу. Если в 2015 году программу увеличения площадей заповедного фонда выполнили на 3%, а в 2016-м — на 1,2%, то в этом году результаты ожидаются ещё хуже.

Также у министерства отсутствует чёткая позиция по поводу спасения рек от застройки. «Министерство вроде бы против нарушения экологических норм, но подведомственные органы просто штампуют экспертизы для разных проектов», — говорит Анатолий Павелко, юрист-эколог Бюро экологических расследований. Пример — выдача экоэкспертизы на строительство мини-ГЭС в Карпатском регионе.

Не стала успешной и ликвидация Экологической инспекции. «Её реформирование свелось лишь к смене персоналий — это один из провалов в работе ведомства», — считает бывший министр экологии и природных ресурсов Сергей Курыкин.

Из плюсов в работе Семерака Курыкин называет принятие Национальной стратегии обращения с отходами. Также Анатолий Павелко и Алексей Василюк отмечают, что впервые министр начал противостоять сильному охотничьему лобби в Украине. Эксперты отмечают, что изначально Семераку предлагали подписать разрешение на отстрел около 2 тыс. лосей, но в итоге разрешение было дано только на 150 особей. Позитивом Павелко считает и проталкивание через парламент разработанного Минэкологии Закона «Об оценке влияния на окружающую среду», а также несогласие министерства на строительство каскада ГЭС на Днестре.

Оценивали: 
Анатолий Павелко, юрист-эколог Бюро экологических расследований
Сергей Курыкин, экс-министр экологии и природных ресурсов
Алексей Василюк, эколог международной благотворительной организации «Экология — право — человек»
Светлана Матус, координатор Всемирного фонда природы (WWF) в Украине по вопросам экологической политики


Формально Тарас Кутовой до сих пор остаётся в должности министра агрополитики. Однако фактически с лета этого года он не появляется на работе и де-факто ведомством руководит его первый заместитель Максим Мартынюк. Достоверно причины отстранения Кутового неизвестны, но по одной из версий он слишком рьяно взялся за подготовку к приватизации Укрспирта. Такой ход событий не устраивал высшее руководство страны.

Мартынюка же называют человеком Гройсмана. Парадоксальная ситуация с действующим министром, который никак не контролирует регуляторную политику вверенной ему отрасли, как нельзя лучше иллюстрирует подход украинских властей к управлению сельским хозяйством — при назначении профильных чиновников давно не учитывают их профессионализм. Критерий «свой/чужой» куда важнее. Результаты соответствующие.

Тарас Высоцкий, генеральный директор ассоциации «Украинский клуб аграрного бизнеса», говорит о том, что запуск программ поддержки сельхозпроизводителей был сопряжён с проволочками. Программы начали работать лишь ближе к концу года.

Неоднозначна работа министерства и в сфере урегулирования земельных отношений. «Минагрополитики весь год усиленно закручивало гайки, — рассказывает Андрей Мартын, эксперт по земельным вопросам. — «Подарками» для агробизнеса стали массовый пересмотр условий аренды госземель, волна проверок соблюдения правил землепользования, попытка внедрить принудительную агрохимическую паспортизацию земель».

Кроме того, эксперты говорят о процветании рейдерства и вероятном ухудшении ситуации с 1 января 2018 года. Именно тогда мораторий на продажу земель сельхозназначения прекратит своё действие. Не нравится фермерам и бездействие профильного министерства в вопросе фискальной политики. По словам землепашцев, из-за проблем с возмещением НДС доход мелких аграриев в этом году сократился в два раза.

Среди достижений министерства — улучшение системы контроля качества и безопасности продукции, а также окончательная ликвидация Госсельхозинспекции. К тому же фермеры хорошо отзываются о предложенной Минагрополитики Государственной концепции развития фермерских хозяйств. В бюджете 2018 года предусмотрен 1 млрд грн на её реализацию. Такое финансирование должно выделяться ежегодно в течение трёх лет. Для сравнения: в этом году фермерам выделили лишь 65 млн грн.

Оценивали: 
Тарас Высоцкий, генеральный директор ассоциации «Украинский клуб аграрного бизнеса»
Иван Томич, глава Ассоциации фермеров и частных землевладельцев
Андрей Мартын, эксперт по земельным вопросам


Как отмечают все опрошенные эксперты, одна из главных проблем МинВОТ в том, что министерство не стало единым центром формирования политики государства в отношении оккупированных территорий и вынужденных переселенцев. «У нас были очень высокие ожидания и запросы к МинВОТ, был шанс выстроить эту структуру с нуля по правильным принципам, а получилась очередная бюрократическая организация. Коммуникация с общественными инициативами, которые работают в этой сфере, плохая. За год нет ни одной законодательной инициативы от самого министерства», — говорит Александра Дворецкая, исполнительный директор фонда «Восток-SOS».

Другая проблема — отсутствие координации внутри самой власти. «Министр Черныш — один из самых «правозащитных» министров, однако его позиция не находит должной поддержки в Кабмине, особенно со стороны других министров, за которыми закреплена часть по работе с оккупированными территориями и переселенцами. Таким образом, мы наблюдаем несогласованность их политики — что делать с этими территориями, что делать с людьми. Позиция МинВОТ понятна. Там считают, что на неконтролируемых территориях живут наши люди, мы должны о них заботиться, а вот позиция Минсоцполитики — любая выплата для людей, живущих на неподконтрольных территориях, — это финансирование терроризма», — объясняет Тамила Ташева из «КрымSOS». Кроме того, министерство пока не развернуло широкую сеть сотрудников в регионах, в частности, в Херсоне (на границе с Крымом) и на Донбассе.

При этом эксперты признают: МинВОТ очень активно работает на международном уровне, с западными партнёрами и дипломатическим корпусом. «Пока не хватает каких-то конкретных «историй успеха» от министерства. Пусть даже это будут локальные прикладные проекты, например, обустройство контрольных пунктов пропуска на линии разграничения», — считает политолог Александр Клюжев.

Оценивали: 
Александра Дворецкая, исполнительный директор фонда «Восток-SOS»
Тамила Ташева, основатель и координатор инициативы «КрымSOS»
Александр Клюжев, политолог, аналитик Гражданской сети «Опора»


Для Мининфраструктуры и Владимира Омеляна лично 2017 год прошёл под знаком масштабного скандала вокруг прихода в Украину ирландского лоукоста Ryanair. Излишнее внимание министра к этому вопросу вылилось в публичные перепалки с МАУ Игоря Коломойского. Менеджмент украинской авиакомпании счёл действия Омеляна по привлечению ирландцев лоббированием интересов конкретного субъекта хозяйствования.

Запомнился и конфликт Омеляна с экс-руководителем Укрзализныци Войцехом Балчуном, в результате чего тот ушёл в отставку. Впрочем, после возвращения в кресло главы УЗ Евгения Кравцова, который ранее работал первым заместителем Омеляна, проблема нехватки тяги и устаревшего вагонного парка никуда не исчезла.

Есть в работе Мининфраструктуры и плюсы. «УЗ порадовала развитием пассажирских перевозок и открытием новых внутренних и международных сообщений. Ещё один позитив — начало работ по электрификации направлений Ковель — Изов — Хрубешув и Потоки — Золотнишино», — говорит Александр Кава, экс-замминистра инфраструктуры. Директор Центра транспортных стратегий Сергей Вовк также отмечает оживление авиаперевозок. «Рынок растёт, и министерство пытается стимулировать компании, чтобы они работали в Украине», — считает он.

В плюс Омеляну зачисляют и реформу системы управления транспортным ведомством. «Начат процесс модернизации госслужбы министерства на основе директоратов. Уже назначены руководители двух директоратов», — рассказывает Алексей Мусатов, глава Национальной лиги транспортного бизнеса. Основное отличие директоратов от существующих департаментов в том, что они формируют инфраструктурную политику, а не решают текущие вопросы подконтрольных министерству предприятий.

Впрочем, эксперты критикуют ведомство за отсутствие реальных проектов государственно-частного партнёрства и низкую прозрачность принимаемых министерством решений. Алексей Мусатов поясняет, что Мининфраструктуры довольно авторитарно и не прислушивается к представителям бизнеса.

Оценивали:
Александр Кава, экс-замминистра инфраструктуры
Сергей Вовк, директор Центра транспортных стратегий
Алексей Мусатов, глава Национальной лиги транспортного бизнеса
Александр Ланецкий, директор компании Friendly Avia Support


В числе наиболее заметных просчётов Мин­экономразвития (МЭРТ) опрошенные эксперты называют неэффективное использование средств западных фондов. «Громадные суммы неосвоенной технической помощи и очень подозрительное освоение уже выданной помощи указывает на то, что МЭРТ остро нуждается в кадровой зачистке», — утверждает Виталий Шапран, член Украинского общества финансовых аналитиков.

Экспертов также настораживает негативное сальдо торгового баланса, неблагоприятный инвестиционный климат и медленный рост экономики. Руслан Осипенко, член ЭДК, критикует МЭРТ за неспособность компенсировать потерю традиционных для Украины рынков СНГ и ориентацию внешней торговли только на ЕС на фоне падения торговых оборотов по другим направлениям. «Отсутствует план развития внутреннего рынка, не решаются проблемы образовавшихся монополий, что приводит к ценовым сговорам и подорожанию топлива, продуктов питания и услуг», — заключает Осипенко.

Вместе с тем в ЦЭС обращают внимание на продолжение работы над дерегуляцией и деятельность Офиса по продвижению экспорта — консультативно-совещательного органа при МЭРТ. С марта 2017 года он официально занимается поддержкой украинских экспортёров. К достижениям МЭРТ также относят утверждение экспортной стратегии «Дорожная карта стратегического развития торговли 2017–2021». За 9 месяцев 2017 года экспорт товаров вырос на 21% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года. В абсолютных цифрах он составил $31,3 млрд. Однако этого явно недостаточно для компенсации масштабного проседания показателей 2013 года — тогда объём украинского экспорта товаров составлял $63,3 млрд, а по итогам 2016-го — $36,4 млрд.

Оценивали:
Алексей Гончарук, глава офиса эффективного регулирования BRDO
Виталий Шапран, член Украинского общества финансовых аналитиков
Мария Репко, Дмитрий Яблоновский, эксперты Центра экономической стратегии (ЦЭС)
Егор Киян, эксперт по экономическим вопросам Международного центра перспективных исследований (МЦПИ)
Руслан Осипенко, член Экономи­ческого дискуссионного клуба (ЭДК)


К заслугам министра социальной политики Андрея Ревы опрошенные эксперты относят увеличение минимальной заработной платы, старт пенсионной реформы и активизацию работы Государственной службы занятости. В институте общественно-экономических исследований деятельность министра также оценивают позитивно, но указывают на отсутствие чёткой политики в вопросах трудовой миграции и теневой занятости. «На имидж министра, помимо прочего, влияли медийные скандалы, в которые господин Рева попадал в течение года. Чиновник такого уровня не должен допускать возможности двойной трактовки своих слов», — считает эксперт Института общественно-экономических исследований Евгений Гороховец. Речь идёт о скандальном заявлении Андрея Ревы о том, что украинцы много едят.

Критикуют работу министра и волонтёрские организации. «С приходом Андрея Ревы министерство стало одним из самых закрытых. Я хорошо помню первую встречу с Ревой (весной 2016 года), на которой нас фактически обвинили в пособничестве терроризму лишь за то, что мы продолжаем бороться за людей, которые живут на оккупированных территориях, — говорит Тамила Ташева, глава правления общественной организации «КрымSOS». — Это не из-за того, что министр Рева плохой или сотрудники министерства плохие. У нас есть системная проблема — отсутствие видения, что делать с оккупированными территориями, что делать с людьми, которые живут там, что делать с переселенцами. К четвёртому году войны, аннексии и оккупации нет ни одного стратегического документа по этому поводу».

Оценивали:
Тамила Ташева, глава правления Общественной организации «КрымSOS»
Евгений Гороховец, эксперт по вопросам занятости и социально-трудовых отношений Института общественно-экономических исследований
Олеся Яскевич, основательница организации «Бачити серцем»


Пока Игорю Насалику удаётся управлять украинской энергетикой без явных авралов. Однако большинство экспертов говорят о провале в работе Минэнерго. «Оставшиеся там главные специалисты ищут новые места работы, а средние управленцы-профессионалы уже покинули министерство. Результат: никаких реформ в энергетике, провалены все основные направления», — отмечает Александр Харченко, директор Центра исследования энергетики.

Мнение о том, что сегодняшние результаты работы Минэнерго одни из худших за всю историю ведомства, поддерживает и глава Ассоциации потребителей энергетики и коммунальных услуг Андрей Герус. По его словам, Минэнерго не решает проблем угольной отрасли, реформирование убыточных госшахт не состоялось. Среди громких провалов также диверсификация закупок угля и подготовка к отопительному сезону. «Рекордно низкие запасы угля уже сейчас не оставляют надежды на прохождение зимы без плановых веерных отключений», — говорит Харченко.

Неутешительны и результаты реформы админуправления. «Затянулась организационная работа в части создания Координационного центра при Кабмине, который только начинает системно работать», — отмечает Светлана Голикова, член стратегического совета Киевского института энергетических исследований. По её словам, министерство не представило законопроект, необходимый для запуска работы нового рынка электроэнергии.

Из позитивных тенденций — в 2017 году принята новая Энергетическая стратегия страны. Правда, пока нет плана её реализации. Ещё одним достижением министерства Василий Котко, президент ВОО «Энергетическая ассоциация Украины», называет отсутствие потрясений и перебоев в прошлом отопительном сезоне.

Оценивали:  
Александр Харченко, директор Центра исследования энергетики
Андрей Герус, глава Ассоциации потребителей энергетики и коммунальных услуг
Светлана Голикова, член стратегического совета Киевского института энергетических исследований
Василий Котко, президент ВОО «Энергетическая ассоциация Украины»


В прошлогоднем рейтинге эффективности власти по версии Фокуса Минфин с Александром Данилюком во главе получил наивысшую оценку среди всех министерств. Однако в 2017 году опрошенные эксперты значительно ухудшили показатели ведомства.

«Министерство могло бы получить и больше баллов, если бы не его политика относительно управления госбанками, неповоротливость в проведении налоговой реформы, а также накопление остатков на казначейском счёте к концу 2017 года», — отмечает Виталий Шапран. Действительно, значительный объём неизрасходованных средств госбюджета, который начнут лихорадочно осваивать в последние дни года, может спровоцировать колебание курса гривны. А госбанки, пожалуй, надолго останутся слабым местом Минфина после того, как в декабре 2016 года государство национализировало ПриватБанк и заняло доминирующую долю на финансовом рынке.

В Независимой ассоциации банков к числу просчётов Минфина относят так и не заработавший экспертный совет при министерстве, отсутствие каких-либо разъяснений по проблемным вопросам налогообложения банковских операций и зависший вопрос отбора банков для выплат бюджетникам. Вменяют Минфину и отсутствие координации с НБУ относительно монетарной политики, а также недостаточный объём инвестиций в экономику.

В последнее время всё большее недовольство малого бизнеса вызывает запущенная Минфином система автоматического блокирования налоговых накладных. По мнению многих предпринимателей и представителей ГФС, система часто блокирует накладные добропорядочных компаний, но пропускает откровенно преступные.

В дополнение ко всему этим летом фискалы подозревали Данилюка в уклонении от уплаты налогов за последние девять лет до его назначения министром финансов. Достаточно спорна и инициатива министра по сентябрьскому размещению суверенных евробондов на $3 млрд. Благодаря этому по итогам января — сентября 2017 года достигнут профицит платёжного баланса. По словам Данилюка, вырученные средства от продажи этих бумаг частично израсходуют на выкуп украинских облигаций с погашением в 2019-м и 2020 году. Такой шаг позволит растянуть сроки выплат внешнего госдолга и уменьшить пиковую долговую нагрузку 2019–2020 годов. Однако привлечение средств на рынке значительно снизило зависимость правительства от МВФ, что может обернуться для страны замедлением реформ.

Оценивали:
Виталий Шапран, член Украинского общества финансовых аналитиков
Егор Киян, эксперт по экономическим вопросам Международного центра перспективных исследований (МЦПИ)
Мария Репко, Дмитрий Яблоновский, эксперты Центра экономической стратегии (ЦЭС)
Елена Коробкова, исполнительный директор Независимой ассоциации банков Украины


Яков Смолий приступил к исполнению обязанностей первого лица в Нацбанке с 11 мая 2017 года, после отставки Валерии Гонтаревой. С его приходом вокруг Нацбанка рассосалось нездоровое политическое напряжение, которое провоцировала Гонтарева. Вероятнее всего, именно Смолий станет главой НБУ без приставки «и.о.» после того, как Верховная Рада утвердит увольнение Гонтаревой.

На фоне других структур из экономического блока Нацбанк выглядит практически отличником. В числе достижений НБУ опрошенные эксперты называют рост объёма золотовалютных резервов, хорошую коммуникацию с МВФ и постепенную отмену валютных ограничений, упрощение процедуры докапитализации и реорганизации банков. Но в работе регулятора есть и тёмные стороны. Не все на рынке оправдывают произошедшее за последние несколько лет сокращение количества банков, что привело к повышению нагрузки на Фонд гарантирования вкладов физлиц и увеличению объёма проблемных кредитов. Смолий к «банкопаду» непосредственного отношения не имеет, однако в Независимой ассоциации банков считают, что регулятору необходимо работать над снижением доли государства в банковском секторе и способствовать активной очистке балансов банков от неработающих активов.

Также вызывает вопросы контроль над инфляцией. «Под конец 2017 года инфляционные процессы в Украине заметно усилились, из-за чего НБУ принял запоздалое и не комплексное решение о повышении учётной ставки», — говорит Егор Киян из МЦПИ.

Оценивали:
Виталий Шапран, член Украинского общества финансовых аналитиков
Егор Киян, эксперт по экономическим вопросам Международного центра перспективных исследований (МЦПИ)
Мария Репко, Дмитрий Яблоновский, эксперты Центра экономической стратегии (ЦЭС)
Елена Коробкова, исполнительный директор Независимой ассоциации банков Украины


Виталий Трубаров руководит ФГИ с сентября этого года. За столь короткое время наверстать упущенное предшественниками за последние десять лет физически невозможно. О необходимости проведения «большой приватизации» говорят из года в год, но план поступления от продаж, которые закладываются в госбюджет, систематически не выполняется. «Неумение продать предприятия влечёт за собой ухудшение привлекательности объектов и снижает их оценочную стоимость», — заключает Егор Киян, эксперт по экономическим вопросам МЦПИ.

Однако уже в первые месяцы работы Трубарову удалось провести успешные конкурсы по приватизации остававшихся в госсобственности миноритарных пакетов облэнерго. Вполне предсказуемо, что их покупателями стали мажоритарные собственники, однако до этого акции лежали мёртвым грузом.

Как отмечают в ЦЭС, для ускорения большой приватизации Верховной Раде уже в этом году необходимо принять закон о приватизации. Трубаров не только подал на рассмотрение парламента соответствующий законопроект, но и добился одобрения его ВР в первом чтении.

В недавнем интервью Фокусу Трубаров излучал оптимизм. В частности, заявил, что 2018-й может стать годом самой крупной приватизации за всю историю страны, а бюджет от продажи госсобственности получит запланированные 22 млрд грн. В числе объектов, которые должны уйти в частные руки, глава ФГИ назвал и Одесский припортовый завод.

Будет ли у Трубарова шанс реализовать столь амбициозные планы, пока неясно. В ноябре он стал одним из подозреваемых в деле о якобы незаконной приватизации части здания Минагрополитики. По одной из версий, интерес прокуратуры к главе ФГИ связывают с желанием последнего начать приватизацию крупных госактивов, что не вызвало энтузиазма у политиков и чиновников, контролирующих теневые потоки от гос­активов. Владимир Гройсман пока не увидел в произошедшем оснований для отстранения чиновника.

Оценивали: 
Виталий Шапран, член Украинского общества финансовых аналитиков
Мария Репко, Дмитрий Яблоновский, эксперты Центра экономической стратегии (ЦЭС)
Егор Киян, эксперт по экономическим вопросам Международного центра перспективных исследований (МЦПИ)


В начале 2017 года главу ГФС Романа Насирова отстранили от должности до окончания расследования Специализированной антикоррупционной прокуратурой и Национальным антикоррупицонным бюро «газового дела» беглого нардепа Онищенко. С тех пор ГФС с приставкой «и.о.» руководит Мирослав Продан, в прошлом заместитель начальника Центрального офиса по обслуживанию крупных налогоплательщиков, начавший карьеру фискала во времена Януковича на винницкой таможне.

Ещё со времён работы «в полях» СМИ регулярно связывают Продана со схемами по экспорту орехов по заниженной таможенной стоимости. Коррупция и злоупотребления на таможне становятся основными претензиями к чиновнику со стороны членов Комитета ВР по таможенной политике.

«Таможенное направление работает только как налоговое, на сбор пошлин в бюджет, да и то недостаточно эффективно», — считает Оксана Продан.

Резонансным оказался и публичный конфликт между Проданом и главой Антимонопольного комитета Юрием Терентьевым. Последний заблокировал тендеры на поставку для таможни сканирующего оборудования из-за того, что в финал торгов вышло всего два участника. Много вопросов вызывает и кадровая политика Продана. Например, попытки протянуть на должность главы департамента по организации борьбы с таможенными правонарушениями Василия Поезда, который запомнился бизнесу ещё со времён работы в «Минсдохе» Александра Клименко. Достаточно спорны и идеи Продана по отмене упрощёнки, а также переводе предпринимателей на общую форму налогообложения.

Впрочем, по мнению Владимира Дубровского, старшего экономиста «CASE Украина», заявления Продана об отмене «упрощёнки» — скорее попытки отвлечь внимание от реальных проблем ведомства. «Налоговая милиция так и не была расформирована, система блокировки налоговых накладных работает плоховато, и очень большие подозрения, что в значительной мере из-за саботажа налоговиков. Остальным реформам азаровское детище сопротивляется изо всех сил, так что они даже не двигаются», — говорит экономист.

Впрочем, объективные показатели работы ГФС при Продане неплохие. В 2017 году сборы основных налогов по сравнению с прошлым годом увеличились. Правда, как объясняет Егор Киян из МЦПИ, увеличение налоговых поступлений спровоцировано инфляцией и ростом заработной платы, в том числе минимальной.

Оценивали: 
Елена Коробкова, исполнительный директор Независимой ассоциации банков Украины
Оксана Продан, член Комитета ВР Украины по вопросам налоговой и таможенной политики
Владимир Дубровский, старший экономист «CASE Украина»
Виталий Шапран, член Украинского общества финансовых аналитиков


На фоне всего экономического блока НКРЭКУ в рейтинге выглядит аутсайдером. Причина низких оценок — формула «Роттердам+», которая позволила владельцу СКМ Ринату Ахметову заработать сверхприбыль на поставках угля, введение абонплаты за пользование газораспределительными сетями, повышение стоимости подключения к электросетям в шесть раз для большинства промпотребителей.

По оценке Егора Кияна из МЦПИ, деятельность НКРЭКУ в 2017 году также запомнилась конфликтами с властью из-за проблем с формульным образованием тарифов, снижением норм потребления ресурсов для домохозяйств, задержками выдачи разрешительных лицензий и перебалансировкой мощностей разных типов электростанций. Кроме этого, Киян напоминает об отсутствии кворума в НКРЭКУ. Например, в ноябре 2017 года заседания комиссии срывались, работа органа была заблокирована.

Неоднозначная деятельность НКРЭКУ привлекла к себе внимание антикоррупционных органов. В августе детективы НАБУ нагрянули в офис ведомства с обыском по факту злоупотребления служебным положением. Глава НКРЭКУ Дмитрий Вовк все обвинения в свой адрес отрицает и надеется, что аудит Секретариата европейского энергетического сообщества, который пройдёт в НКРЭКУ до конца года, прояснит ситуацию.

Однако Юрий Корольчук, глава наблюдательного совета Института энергетических стратегий, поясняет, что НКРЭКУ пришлось работать в крайне сложных условиях. Традиционно этот орган пытаются использовать в своих интересах и политики, и олигархические структуры. На его взгляд, Вовку удалось превратить Нацкомиссию в сугубо бюрократическую структуру. Это позволило находить компромисс между властями и участниками рынка и устанавливать тарифы даже в условиях явной нехватки членов комиссии.

Также в числе положительных моментов  деятельности ведомства Вовка. Опрошенные эксперты называют относительно стабильное энергообеспечение Украины в условиях блокады ОРДЛО, стимулирование «зелёной» энергетики и шаги по синхронизации работы украинских и зарубежных энергосетей.

Оценивали:
Юрий Корольчук, глава наблюдательного совета Института энергетических стратегий
Андрей Герус, эксперт в области энергетики Центр глобалистики «Стратегия ХХІ»
Егор Киян, эксперт по экономическим вопросам Международного центра перспективных исследований (МЦПИ)

focus.ua


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

Політик відкрито починає юридичну війну з Мін’юстом.

Лідер “Руху нових сил” Михайло Саакашвілі заявив про готовність допомогти всім людям, які постраждали від рейдерства Міністерства юстиції і глави відомства Павла Петренка.

Про це політик повідомив на своїй сторінці в Facebook, – повідомляють “Українські реалії

Саакашвілі заявив про своє обурення блогом заступника міністра юстиції Павла Мороза на сторінках підконтрольного “Народному фронту” “Цензор.НЕТ”. Чиновник написав, що відомство врятувало від злочинців ПАТ “Черкасобленерго”, співробітники якого 2 червня пікетували Мін’юст.

За словами ж Саакашвілі, не відомство врятувало підприємство від рейдерів, а юристи “Руху нових сил”.

“Вчора люди цілий день вимагали, щоб до них хтось вийшов, а на них напустили Нацгвардію і відгородилися від них…Але після того як наші юристи знайшли докази рейдерської шахрайської схеми і виявили факт того, що рішення суду, на підставі якого намагалися “віджати” підприємство було підробленим, вони відразу заявили, що врятували людей”, – зазначає політик.

За словами Саакашвілі, подібні дії Мін’юсту є нахабством “вищого ґатунку і повною впевненістю у власній безкарності”, оскільки відомство відкрито займається рейдерством.

Саакашвілі закликав всіх постраждалих від рейдерства Мін’юсту звертатися до юристів “Руху нових сил” для надання допомоги і спільної боротьби з “зграєю державних злодіїв”.


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

Деятельность министра юстиции заставляет задуматься, чьи интересы для него важнее: бизнес-партнеров или государства.

Павел Петренко родом из Черновцов. Он давний соратник бывшего премьер-министра Арсения Яценюка. Вместе с ним и экс-министром инфраструктуры Максимом Бурбаком учился в одной школе. Также все трое окончили юридический факультет Черновицкого национального университета им. Ю. Федьковича. В 2001 году именно Яценюк предложил Петренко переехать в Киев, – передают “Украинские реалии” .

В столице Павел Дмитриевич сначала занимался частной юридической практикой. Впоследствии стал главным юрисконсультом ОАО «Государственный сберегательный банк Украины». На руководящих должностях в департаменте правового обеспечения банка проработал до 2005 года.

Параллельно Петренко занимался бизнесом. Вместе с партнерами Владимиром Гнатишиным и Сергеем Стасюком в Черновцах основал юридическую фирму Justicia Service. В Киеве с Александром Агеевым открыл юрфирму «Декларант» и адвокатскую группу «МЛГруп».

В 2008 году членом Наблюдательного совета «МЛГруп» назначили сестру Петренко – Оксану. Павел Дмитриевич занял должность заместителя председателя Наблюдательного совета и отошел от дел. Себе он оставил лишь 49% акций. Контрольный пакет перешел неизвестному лицу.

В это время Агеев поделился с Петренко долей в транспортно-экспедиторской компании «Заммлер Украина». Фирма была зарегистрирована по тому же адресу, что и «МЛГруп».

Адвокатскую группу партнеры закрыли в сентябре 2010 года. Сейчас компания переписана на виргинские фирмы «Айдар Лимитед» и «Под Глобал Инвестмент». «Заммлер Украина» работает до сих пор. Однако ею также владеют офшорные компании.

Политика и конфликты

В 2009 году Петренко по приглашению Арсения Яценюка вступил во «Фронт змин». Он был руководителем юридического департамента партии. Во время президентской кампании 2010 года предоставлял юридическую помощь Арсению Петровичу. Осенью того же года Петренко избрали депутатом Киевского областного совета.

На парламентских выборах 2012 года Павел Дмитриевич прошел в Верховную Раду от ВО «Батькивщина». Во фракции отвечал за юридические вопросы. Через год, после объединения «Фронта змин» и «Батькивщины», он стал одним из заместителей лидера «Батькивщины».

В мае 2013 года Петренко оказался в центре противостояния между экс-председателем Комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения Татьяной Бахтеевой и тогдашним министром здравоохранения Раисой Богатыревой. Конфликт разгорелся вокруг распределения сфер влияния, связей и доходов от фармацевтического бизнеса.

Павел Дмитриевич вместе с 12 народными депутатами вошел во Временную следственную комиссию ВР по расследованию злоупотреблений в Минздраве. Ее создание инициировала Бахтеева. Этому предшествовал скандал с гибелью детей, которую связывали с вакцинацией. Хотя до конца кампании никто так и не назвал имени ни одного из 11 детей. Как выяснили впоследствии журналисты, дети вообще умирали не от вакцин.

За полгода работы, комиссия собралась четыре раза. Из 13 членов только четверо были медиками. Депутаты даже не работали над отчетом. По информации Национального бюро расследований, уже готовый текст документа Павел Петренко получил на флешке от помощника Бахтеевой.

Шестеро членов комиссии отказались подписывать такой «отчет». Они заявили о слабой фактологической базе и включении в него ложной информации.

В результате все закончилось призывом предоставить больше полномочий Государственной службе по лекарственным средствам. Это никоим образом не совпадало с темой злоупотреблений и коррупции в Минздраве. Но все становится на свои места, если учесть, что заместителем председателя Гослекслужбы был человек Бахтеевой – Инна Демченко.

Майдан, министерский портфель и тендеры

Петренко с ноября 2013 года принимал активное участие в освобождении активистов Евромайдана из милицейских участков.

В начале декабря он возглавил штаб национального сопротивления и начал предоставлять юридическую помощь пострадавшим студентам. В начале 2014 года, благодаря активным действиям его юридической команды, десятки активистов были освобождены из-под стражи с изменением меры пресечения.

27 февраля 2014 года Павла Дмитриевича назначили на должность министра юстиции в правительстве Арсения Яценюка.

В 2014 году фирмы бизнес-партнеров министра юстиции начали выигрывать тендеры на право проведения торгов конфискованным имуществом. Одна из них – «Лик торг». Фирма была зарегистрирована по тому же адресу, что и «МЛГруп» Петренко.

До этого «Лик торг» назывался РКФ «Акционер». Владельцами были Олег Степаненко и Олег Ельчик. До этого вместе с Петренко они также были совладельцами компании «Мегаполис капитал».

«Лик торг» в 2013 году задекларировала отсутствие основных фондов и нулевую прибыль, хотя в тендерной документации обязательным требованием был «опыт работы не менее двух лет в этой и аналогичной отрасли деятельности».

Другая компания-победитель – «Кэпитал прайс». Она оказалась реинкарнацией предыдущего главного торговца конфискованным имуществом – СП «Юстиция», которую в 2013-м отстранили за нарушения. У обеих фирм был один и тот же адрес. К тому же право подписи в «Кэпитал прайс» имел Евгений Машкин – один из бывших учредителей «Юстиции».

Скандалы министра-миллионера

В конце 2015 года разгорелись два рейдерских скандала.В ноябре около 400 неизвестных незаконно проникли на территорию «Житомирской кондитерской фабрики» с целью захватить здание. Возникла драка. В ход пошли гранаты.Главным заказчиком и руководителем рейдерского захвата называли депутата Сергея Пашинского. Его деловой партнер Сергей Тищенко якобы требовал у владельца фабрики Игоря Бойко $10 млн. Когда тот отказался, Минюст исключил предприятие из единого Государственного реестра и назначил нового директора.

Также имя Павла Петренко упоминается в деле рейдерского захвата Украинской национальной лотереи. Генеральный директор УНЛ Андрей Бочковский узнал, что кто-то внес изменения в Единый государственный реестр юридических и физических лиц – предпринимателей. Новым владельцем стал гражданин Швейцарии Питер Шетти. Изменения внесли на основании решения Королевского районного суда Житомира.14 апреля 2016 года Павел Петренко снова возглавил Минюст, уже в правительстве Владимира Гройсмана.

В декларации об имуществе и доходах 2015 года министр юстиции указал более $600 тыс. наличными. Еще свыше $1 млн хранит на депозите в «Ощадбанке». За год Петренко получил почти 4 млн грн дохода.Министр также задекларировал земельный участок в селе Старые Безрадичи Киевской области площадью 29 000 кв. м и 50% доли от участка в селе Новые Петровцы площадью 1497 кв. м. Петренко арендует в Киеве квартиру площадью 144,3 кв. м у иностранных граждан. Еще одна квартира в столице площадью 62,8 кв. м находится в ином праве пользования.Кроме того, министр владеет двумя автомобилями: Volkswagen Golf 2007 года выпуска и Land Rover 2006 года выпуска. Также арендует у ООО «Адвокатская группа «МЛГруп» авто Toyota Camry 2013 года выпуска.

Биография

Дата рождения: 17 июля 1979 года

Место рождения: Черновцы

Образование:

2001 – Черновицкий национальный университет им. Ю. Федьковича

2004 – Украинская академия внешней торговли при Министерстве экономики Украины

Карьера:

2001 – юрисконсульт частной юридической фирмы.

2001-2005 – главный юрисконсульт ОАО «Государственный сберегательный банк Украины». Работал на руководящих должностях в департаменте правового обеспечения ОАО «Сберегательный банк Украины».

2006-2010 – занимался частной адвокатской практикой.

2010-2012 – депутат Киевского областного совета. Член Постоянной комиссии по вопросам законности, правопорядка и борьбы с коррупцией.

2012-2014 – народный депутат Верховной Рады VII созыва от политической партии «Батькивщина». Секретарь Комитета ВР по вопросам верховенства права и правосудия.

3 февраля 2014 – министр юстиции Украины.

Джерело : https://m.antikor.com.ua/articles/169796-razoblachenie_ocherednogo_vora_kotoryj_zahil_po-novomu_imperija_pavla_petrenko


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO