Долгий путь от объединения к единству: опыт Германии и Северной Кореи для...

Долгий путь от объединения к единству: опыт Германии и Северной Кореи для «Л/ДНР»

Благодаря воинственной позиции президента США Трампа, мир снова вспомнил о существовании Северной Кореи (КНДР). В направлении этой страны отправилась часть американского флота, и мир, затаив дыхание, ожидает скорого падения северокорейского государственного строя. Но не будем недооценивать живучесть таких режимов.

Наследие СССР

В XX столетии благодаря Советскому Союзу появился целый ряд стран, существование которых десятилетиями беспокоит мир, но активно противостоять им никто не собирался и не собирается. Само появление на карте Страны Советов в первые годы её существования казалось делом временным и после завершения Первой мировой войны мало кого интересовало.

Миллионы русских эмигрантов сидели и ждали, когда же «Советы» наконец доведут население до бунтов и смены власти, – вот тут-то они и вернутся назад. Но жесткое подавление идеологических врагов и ставка на милитаризм сделали свое дело: пережив первые трудные годы, СССР до минимума сократил социальные блага и начал строить «империю зла». На ситуацию никак не повлияло то, что мировое сообщество не признавало СССР годами (так, США сделали это лишь в 1933 году). Вторая мировая война только подтвердила право Советского Союза на существование и продлила его историю на десятки лет.

Именно благодаря СССР в мире начали появляться и другие страны-изгои, с существованием которых соседи не были согласны, но сделать ничего не могли. Самый яркий и самый удачный пример рождения и смерти такой страны – ГДР, которая формально просуществовала с 1949 до 1990 года. Именно разделенную Германию сравнивают с разделенной Кореей, как бы намекая на возможность объединения. Но не всё так просто.

В первые годы существования ФРГ и ГДР одинаково трудно было в обеих Германиях, но уже вскоре народ разобрался в «прелестях» социализма и побежал на Запад. В ответ на это в 1961 году была построена Берлинская стена, которая не простояла и 30 лет, – Восточная Германия экономически и идеологически проиграла западному блоку стран. После падения Берлинской стены начался долгий процесс реинтеграции, который не закончен до сих пор.

Как объединяли Германии

Разделенными две Германии были неполных 45 лет (1945–1990). Разделенными стеной – и того меньше, 28 лет (1961–1989). Но в итоге перед ФРГ (население 63,7 млн) стояла задача интегрировать в себя страну с населением 16,7 млн человек – соотношение было примерно 3,8:1. Экономически развитая Западная Германия должна была подтянуть на свой уровень экономически отсталую Восточную Германию, рынки сбыта которой были завязаны на страны Варшавского договора и другие сателлиты СССР. На СССР приходилось до 40% внешней торговли ГДР, а с распадом Союза ее товары стали никому не нужны, потому что на мировых рынках они были неконкурентоспособны.

Объединение Германии было политическим решением и восстановлением исторической справедливости. Робкие финансовые оценки воссоединения разнились на сотни миллиардов дойчмарок: спикер фракции CDU/CSU Маттиас Виссманн оценил его в 890 млрд марок на 10 лет (интервью FAZ, 17.02.1990), Гамбурский архив мировой экономики (HMWA) говорил о более чем 1000 млрд евро. Учитывая обменный курс дойчмарки к евро на уровне 1,95583, речь шла о сумме около 500 млрд евро. В реальности на 2014 год было потрачено более 2000 млрд евро, причем каждый год эта сумма увеличивается еще на 100 млрд.

Читайте також: Росія стягує військову техніку на кордон з КНДР

Западным немцам пришлось поднимать инфраструктуру восточной части страны, ее технологический уровень и взять на себя всю систему социального обеспечения бывшей ГДР. Для возмещения расходов использовался  налог солидарности (Solidaritätszuschlag) – он был введен как временная мера для покрытия трат ФРГ в войне в Персидском заливе, а потом стал фактически отдельным налогом на восстановление ГДР. Также постепенно был повышен НДС с 14 до 19%.  А госдолг с 1989 года вырос в 4 раза.

В итоге местами инфраструктура Восточной Германии лучше, чем в Западной. Спустя 28 лет после падения Берлинской стены здесь живет на несколько миллионов человек меньше, чем во времена ГДР. Восточные немцы зарабатывают до 30% меньше, чем западные, а пенсии западных немцев все еще выше «восточных» пенсий и будут приведены к одинаковому уровню только к 2024 году.

Часть населения Восточной Германии испытывает ностальгию по временам ГДР, для нее даже придумано специальное слово – Ostalgie. Особенно четко такая (н)остальгия проявляется на выборах: даже спустя годы восточные немцы продолжают выбирать представителей левых партий. Если на местных выборах в Баварии за Die Linke голосуют всего 2,1% (2013), то в Тюрингии за них отдают голоса уже 28,8% (2014). Также в восточных землях самые сильные результаты у крайне правых (4,9% у NPD в Саксонии, 2014) и умеренных правых консерваторов (24,3% у AfD в Саксонии-Анхальт, 2016). На востоке Германии уже выросло первое поколение, не знавшее ГДР, но идеологические различия видны до сих пор.

Как объединять Кореи

Что касается Северной и Южной Кореи, то с ними дела обстоят еще хуже. Разделение страны произошло еще в 1945 году и усугубилось Корейской войной (1950–1953). С тех пор прошло более 70 лет, и выросли уже поколения южно- и северокорейцев, для которых разделенная Корея – не трагедия одной страны и одного народа, а история двух разных стран и разных народов. Развал СССР не имел для Северной Кореи таких последствий, как это было в случае с ГДР: к тому времени Пхеньян  постепенно перешел из-под протектората Советского Союза в зону влияния Китая.

Население Северной Кореи составляет 24,7 млн человек против 51,5 млн в Южной Корее. Соотношение почти 1:2, что в два раза хуже, чем в случае с ГДР и ФРГ (где оно было, напомним, 1:3,8). И если учесть, что суммарное население Кореи и Германии примерно равно, с экономической точки зрения объединение Кореи окажется намного дороже, чем объединение Германии.

Осложняет ситуацию и то, что коллапс ГДР происходил на фоне слабеющего СССР, а одним из главных спонсоров Северной Кореи, благодаря которому страна все еще существует, является Китай (50% экспортных поступлений), который слабеть пока не собирается.

Если представить себе, что условные американцы при президенте Трампе решат разобраться с Северной Кореей, кому это сыграет на руку? Южной Корее придется принять 25 миллионов новых граждан. Давать ли этим людям избирательные права? Как создать для них миллионы рабочих мест? За долгие годы мир привык жить без северокорейских товаров на рынках.

Да и как отреагирует на вмешательство Китай? Не станет ли после условного военного поражения Северная Корея еще большим его сателлитом? Нужно ли это Южной Корее, США или Японии? Не факт.

Скорее, падение режима в Северной Корее возможно после падения или ослабления самого Китая. Но и тогда встает вопрос цены и целесообразности.

Кроме того, если решать эту проблему силовым путем, то возможны многочисленные жертвы среди мирного населения Южной Кореи: от границы до пригородов 10-миллионного Сеула чуть более 20 километров. Кроме ракет, которые, по идее, надо будет подавить первыми же ударами, в наличии у Северной Кореи есть и ствольная артиллерия (например, САУ «Пион» с дальностью стрельбы больше 40 км), которая может обстрелять населенные районы Сеульской агломерации (25 млн жителей).

Северная Корея – будущее «ДНР» и «ЛНР»?

Благодаря опыту интеграции ГДР и на примере Северной Кореи можно порассуждать о будущем «ДНР» и «ЛНР». Эти два самопровозглашенных образования будут существовать до тех пор, пока их поддерживает Россия через открытую границу. А мы видим, что СССР, чьим правопреемником выступает Россия, по своей воле не отпускал ни одного сателлита и не препятствовал объединению Германии только потому, что сам был на грани развала.

Северная Корея тоже граничит с Россией и тоже была сателлитом СССР. Но ее жителям повезло меньше, чем восточным немцам, ведь к тому времени, когда Советский Союз ослабел, северокорейский режим уже вовсю пользовался поддержкой Китая.

Важным фактором возможной реинтеграции является вопрос цены. В примере с ГДР речь идет о сотнях миллиардов евро, которые ФРГ пришлось заимствовать на внешних рынках, чтобы успешно завершить воссоединение. В случае с «ДНР» и «ЛНР» ситуация осложняется тем, что в регионе продолжается война, в то время как в ГДР имела место просто общая экономическая отсталость. С одной стороны, суммы, потраченные Украиной на реинтеграцию этого региона, скорее всего, окажутся меньше, но речь идет как минимум о десятках миллиардов евро. Где Украине брать эти деньги и надо ли ей влезать в такие долги – большой вопрос.

Исходя из опыта ГДР, следует понимать, что жители таких регионов, прожив определенное время в идеологической оккупации, начинают в итоге страдать стокгольмским синдромом и даже после условного освобождения продолжают по старинке голосовать за левых или коммунистов, от которых убегали через Берлинскую стену. И чем дольше наши граждане будут находиться под идеологическим давлением России, тем меньше шансы когда-нибудь вернуть их в единое украинское пространство. Даже у Германии это получилось только частично.

Жителям «ДНР» и «ЛНР» следует учесть опыт Северной Кореи и ГДР: рано или поздно режим пересечения линии разграничения будет ужесточен, появится если не стена, как в Германии, то демилитаризованная зона, как в Северной Корее. По сути, жители оккупированных регионов стали  заложниками СССР-России, которая за всю свою историю только и умела, что создавать образования типа ГДР или Северной Кореи. Начать играть в такие проекты очень легко, но цена возвращения к нормальной жизни оказывается слишком высокой. И не факт, что мы когда-нибудь увидим объединение Кореи.

Материал к публикации подготовил  Антон Павлушко

informnapalm


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO