АТО

В Дружковке организатора антиукраинских митингов хотят назначить директором опорной школы города. Об этом на своей странице в Facebook сообщил донецкий активист Павел Островский.
По его словам, мэр Дружковки Валерий Гнатенко, активный «деятель» времен оккупации города, всегда угождал одиозным коллаборационистам, а в этот раз собирается назначить директором гимназии ярую сторонницу Новороссии Ирину Прус — депутата горсовета от партии «Наш край».

В 2014 году Прус, будучи замдиректора гимназии, организовала антиукраинский митинг, на котором ее сестра, глава партии «Наш край» и директор гимназии «Интеллект» Валентина Луговая, назвала украинских военных «террористами, которые нападают на нашу землю».

«Вчера это видео забросили в местную группу Дружковка. Сама Ирина Прус в комментариях пыталась одурачить участников дискуссии, мол, ее не видно на этом видео, а значит, и не было на митинге. Однако там же Александра Пахомова выложила фото, где четко видно Ирину Прус в первых рядах. Также выпуск газеты ДНЛ того времени, где есть этот файл и статья о митинге «Женщины против войны»», — пишет Островский.

Но беда в том, что 17-я школа Дружковке будет опорной: на ее модернизацию выделят большую сумму, пригласят лучших учителей.
«И вот, Валерий Гнатенко решил поставить директором школы своего человека, Ирину Прус. Завтра ее назовут победителем на так называемом «конкурсе». Все члены комиссии проголосуют так, как им скажут в исполкоме, и выберут одиозную кандидатку директором опорной школы. Теперь она будет определять курс развития школы», — заявляет активист.

По его мнению, уже не сложно догадаться, каким он будет:

«В гимназии активно препятствовали общению детей с военными во время мероприятий, которые организовывал Анатолий Водолазский, также там есть обязательный курс «Православное воспитание» от УПЦ МП. Можно ожидать таких же педагогических инноваций в опорной школе, если ее возглавит сестра Луговой».
При этом Островский отмечает, что «на голову ДонОГА Павла Жебривского особой надежды нет, потому что «проукраинская позиция губернатора не мешала Гнатенко назначать своих друзей-коллаборационистов на различные высокие должности и награждать их».
«Но изюминка и ирония судьбы заключается в том, что в начале учебного года в Дружковку ожидается визит Петр Порошенко, который откроет обновленную опорную школу. Так вот, на правах хозяина хлеб-соль Президенту будет вручать организатор антиукраинских митингов в Дружковке, если назначение одиозной кандидата таки состоится. Вот к чему приводит отсутствие наказания для активных коллаборационистов», — резюмирует Островский.

Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

Багато хто вже помітив цікаву закономірність – усі, хто сфотографувався із британським прихильником терористів Гремом Філліпсом, довго після цього не прожили.

У зоні АТО, біля н.п. Жолобок знищений бойовик «ЛНР» Дриженко (кличка «Вовк»), який знаходився в лавах терористичної організації з 2014 року. Про це повідомляється в твіттері Necro Mancer, передають Патріоти України.

«Дрыженко Артем Юрьевич “Волк” (Алчевск, 16/01/89) убит 10/08/17», – йдеться в коментарі до фото.

Користувачі соцмережі активно почали коментувати пост: «По ходу у сепаров Желобок становится аналогом Широкино, когда год будут нести постоянные изматывающие потери, потом плюнут и отойдут… Не отойдут… Значит лягут там все, кто не отойдёт… Там не Филипок-Чёрнаяметка на четвёртом фото маячит? Вроде его лысина… Проклятый он какой-то… Я бы на месте сепарков задумался бы… Фотка с лысой мартышкой – это просто билет вне очереди на утилизацию, доказано многочисленными примерами. Лёгкая рука у англоросса… Чем больше их …, тем лучше нам….. Люблю эту рубрику…Меньше сепаров – чище Украина!… синдром “Гэ Филиппса” сработал…».


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

На Донбасі раптово помер терорист Євген Сафонов із позивним “Мюнхгаузен”.

Про це пише в своєму Twitter Necro Mancer, передають Патріоти України.

На одній із фотографій терорист топче прапор України. Його “колеги” на своїх сторінках у соцмережах відзначили, що спершу Сафонову ампутували ногу, а пізніше поставили діагноз “рак легені”. За їхніми повідомленнями, “Мюнхгаузен” пройшов курс хіміотерапії, але в підсумку його серце не витримало.

Крім того, Сафонов внесений у “чистилище” центру “Миротворець”.


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

Всю ніч позиції ЗСУ обстрілював противник, ми у відповідь не мовчали і результат є.

Про це пише на своїй сторінці у Facebook волонтер Семен Кабакаєв, передають Патріоти України.

“Не дивлячись на зменшення обстрілів, терористи продовжують провокувати і в результаті отримують жалюгідні результати. Вночі в морги Донецька надійшло 3 – 200-х, з їх числа 2 людини з РФ і один з Макіївки”, – зазначив волонтер

patrioty.org.ua


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

Кремль еще долго будет бряцать оружием на Донбассе и угрожать Украине, но о войне российскому руководству придется забыть надолго.

Об этом в своей колонке на сайте Радио Свобода пишет журналист и политолог Виталий Портников.

По его словам, на то есть объективные причины, начиная от эффекта санкций США, до падения цены на нефть и, конечно же, выборы президента России.

«К своему новому срока Владимир Путин хотел бы прийти в роли президента-стабилизатора. А без хотя бы частичного улучшения отношений с миром ему это сделать не удастся», — считает Портников.

Поэтому главное, о чем сегодня думают в Кремле, продолжил журналист, это о том, как уйти из Донбасса и не потерять лицо.

«Не случайно заявление Лаврова о невозможности решить конфликт на Донбассе военной силой совпало с усилением пограничного режима на участке российско-украинской границы, которая находится под контролем оккупантов. Наемников готовят к мысли о том, что им придется возвращаться под контроль Киева и «просто так» прийти на территорию России не удастся — как и в случае с Афганистаном после ухода советских войск, пустят только проверенных, кто тщательно сотрудничал со спецслужбами и кто готов продолжить это сотрудничество. А еще недавно никакой реальной границы на оккупированной территории фактически не было, Донбасс был как бы продолжением России. Так вот теперь этого больше не будет», — подчеркивает Портников.

По мнению политолога, если на Донбассе перестанут стрелять, смысла тогда не будет в так называемых народных республиках.

«Все эти «республики» вымышленные с одной-единственной целью — убивать украинцев. Если в Кремле решат, что обстрелам положен конец, войны не будет и денег на Донбасс — тоже, «народные республики» просто рассыплются, будто их никогда и не было. И не нужно думать, что в Москве этого не понимают. Именно поэтому не спешат прекращать стрелять. Именно поэтому не спешат идти — потому что еще пока не придумали, как объяснить эту капитуляцию россиянам, как сказать, что Донбасс — это больше не «русский мир», и тем его жителям, «мечтали» жить в России, будет и в Украине хорошо. Но как только придумают – уйдут», — уверен Портников.

При этом он указывает, что это, конечно, не означает, что Путин оставит Украину в покое.

«Во-первых, к уходу из Крыма российский президент пока не готов — оккупация полуострова стала краеугольным камнем всей его политической карьеры и необходимы годы интенсивного международного давления, чтобы заставить Россию уйти из полуострова. Путин может думать, что после ухода из Донбасса его оставят в покое, но он ошибается. Донбасс станет показателем того, что Запад все делает правильно, что Россию можно и нужно дожимать — и она пойдет отовсюду», — пишет журналист.

Во-вторых, уверен Портников, Кремль будет продолжать заниматься дестабилизацией ситуации в Украине.

«Для Путина критически важно доказать, что Украина не может состояться как государство. И чем меньше будет военного давления, тем более — диверсионного. Москва будет активно работать с украинскими оппозиционными политиками и имитационной частью гражданского обществав. финансировать медиа, способствовать распространению угнетенных настроений среди украин Рискну заметить — наблюдая за общественными настроениями — что на поле пропаганды и диверсий Путину гораздо проще победить, чем на поле военных действий. Поэтому не стоит думать, что с уходом оккупантов из Донбасса борьба за будущее Украинского государства завершится. На самом деле Лавров просто признал, что с помощью войны Украины не избавиться. Значит, Кремль будет действовать иначе», — резюмировал Портников.

ПОЛИТОЛОГ


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

Российские оккупанты начали активно обстреливать украинских военных на Донбассе из гранатомета «Таволга».

Об этом говорится в сюжете «Военного ТВ», передает «Громадське радіо».

Мощные тандемные противотанковые гранаты, которые прилетают на позиции Вооруженных сил, способны прожечь броню за динамической защитой до 0,6 м, пробить железобетон толщиной до 1,5 м, кирпич — до 2 м и деревоземляные укрытия — до 3,7 метров. Эффективная дальность стрельбы до 200 метров.

Следует отметить, что РПГ-27 «Таволга» был принят на вооружение СССР в 1989 году. Украинские военные таких гранатометов никогда не имели.

Данный вид оружия предназначен для борьбы с современными основными боевыми танками, оснащенными динамической защитой и усиленной броней.

«Это 27-й гранатомет, который находится на вооружении российской армии. У нас такое вооружение не применяется. Позавчера были обстреляны позиции моей роты, два бойца получили ранения. Это — противотанковый гранатомет. Его дальность 200 м, вес до 8 кг. Поражает танки до 500 мм брони. Вот с такого сейчас стреляют по окопам», — рассказал один из украинских бойцов.


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

Те, кому сейчас 30 или 40 не смогут оценить ощущений, когда на издыхании совка и впервые пару лет после его гибели, стали вываливаться килотонны информации о том, что было строго запрещено не только знать, но чем и догадываться было опасно. Автору повезло, ибо он своими глазами видел остовы чудовищного механизма, который работал на пике своей мощи.

В тайге можно было легко найти покосившиеся бараки, заборы и самое главное – железная дорога, явно заброшенная и покрученная вечной мерзлотой. Представляя, сколько усилий должно было стоить строительство таких вещей у Полярного Круга, больше всего удивляло то, что все напрочь забыли не только об этих усилиях, но даже о том, кто и зачем строил эту непонятную красоту.

В общем, вопросов было много, а ответов не было совершенно. Мало того, старшие всегда пытались свернуть этот разговор, хотя вроде бы никакой крамолы в них не было. Например, как могли оказаться в городе несколько железнодорожных вагонов, когда жд сообщения с городом нет, и не было со дня его основания? Возникали и другие вопросы, к другим людям и по совершенно не связанным, с первым, темам. Но все это объединяло отсутствие ответов и подчеркнутая глухая молчанка старших.

И вот накануне гибели совка, начала поступать сначала ограниченная, а потом все более полновесная информация о том, какие чудовищные репрессии творил совок, на протяжении десятилетий. Тут и голод, и расстрелы и война, все приобрело совершенно другой вид и смысл. В конце концов, информации стало настолько много, что всю ее переварить было просто невозможно.

В конце концов, дойдя до предела насыщения информацией, сам собою встал простой вопрос: «Зачем?» зачем были эти откровенные убийства в виде расстрелов, завуалированные, в виде каторжных работ или голода? Зачем надо было вести войну таким образом, чтобы кроме победы, получить как можно больше собственных трупов? Все это непременно вступало в противоречие с логикой и здравым смыслом. Ведь даже дилетант в военном деле, очень легко нащупает основной критерий успешного ведения боевых действий: враг несет максимальные потери, вы – минимальные, а значит – вы побеждаете.

В совке работала какая-то другая логика, требующая уложить в бою своих трупов больше, чем противника. В те далекие времена, одним из самых важных вопросов, который обсуждали буквально все здравомыслящие наблюдатели, аналитики и эксперты, стоял примерно так: зачем Сталин устроил массовые расстрелы армейских офицеров в 1937-38 году, то есть – накануне неизбежной войны, о чем он говорил многократно.

Много позже, пришло понимание основного замысла всех этих чудовищных жертвоприношений. Сталину нужен был идеальный раб, не помышляющий о свободе, боящийся и ненавидящий ее. Такого раба можно вывести только путем селекции, проращивая и срезая поросль, которая способна подниматься выше положенной планки. Тут нужно терпение, время и арсенал разнообразных способов. Это как парикмахер ведет расческой в разных направлениях, чтобы найти волос, длиннее остальных и ловко срезать его. То же самое делал и Сталин. Лагеря, голод, казни и прочие методы – дали свои плоды.

Ни когда Сталин заигрался с Гитлером и тот начал рвать совок как Тузик грелку, ни когда Гитлер был повержен, когда миллионы простых людей держали в руках оружие и умели им пользоваться, никому в голову не пришло поставить к стенке тирана. Этот случай описан у Сервантеса в его Дон Кихоте, когда тот пытался освободить конвой заключенных. Так вот, Сталину удалось вывести новый тип людей, внутренним стержнем которых есть рабство. А те лагеря и мегастройки, ушедшие в забвение – памятник великому эксперименту по выведению идеального раба.

Именно поэтому, россияне предпочитают погибнуть в Украине и Сирии, нежели наводить порядок у себя дома, где им еще как понадобилось бы их оружие. Но нет, хозяин указал, где и кого надо воевать и раб послушно пошел на фронт и вернулся в цинковом макинтоше. Молча, не как воин, а как раб, о котором не просто забудут, а вымарают память самого его существования.

И это же рабство мы видим прямо сейчас в Беларуси. Уже идет ввод оккупационных войск РФ, и ни единого протеста, ни единой акции, направленной хоть не на прекращения оккупации, но уже на затруднение ее. Ноль. Рабы понурили головы и ждут, что им скажет старый хозяин или в случае чего – хозяин новый. Похоже, что процесс деградации личности, носит необратимый характер и имеет свойство воспроизводиться в новых поколениях рабов, ибо кто-то сделал выводы из своей Быковни, а кто-то будет рабски плестись к расстрельной яме и ничего с этим не сделаешь.


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

Я кричал им: «Собаки, лежать, иначе сейчас вас всех тут перебью». Сказал выбросить все, что у них есть: оружие, гранаты, и они повынимали все вещи, в том числе ножи и документы.


КОГДА НАШИ БОЙЦЫ  УБИЛИ ОДНОГО ИЗ ПРОТИВНИКОВ, СЕПАРЫ НАЧАЛИ ЗАЖИМАТЬ ИХ ПОБЛИЖЕ К ПОСАДКЕ, НО МЫ ИХ ОТОГНАЛИ

Родом я из Мариуполя. После Майдана, поздней весной 14-го года пошел добровольцем в ПС. У меня двое маленьких детей: сыну — 10 лет, дочке — 4,5 годика. И я, наблюдая ту реальность, которая происходит в стране, и моем городе, тогда уже понял, что русские никакие нам не братья.

На фронт я попал в средине июля 14-го года. Тогда военных должностей у нас как таковых не было. Да и оружие было самое разное. И самыми значимыми моментами того лета для меня были Саур-Могила и Иловайск. Под Саур-Могилу я попал вначале августа. Мы стояли между двух поселков, названий не помню, но ниже Тореза. Там я пробыл 4 дня и видел немало потерь. А затем в десятых числах августа нас перевели в сторону Иловайска. Первые штурмы там показали, что это дорога в один конец: людей гнали вперед, а затем шла техника, потому что ее жалели. Зато у парней, которые были под Иловайском, в глазах горел огонь – все хотели поскорее освободить территорию. Я не видел в них страха или отчаянья, а именно какую-то силу, которую сейчас редко в ком увидишь.

Те несколько суток, которые я пробыл в том районе, мне очень запомнились. Мы пытались ходить штурмовать город. Во время одной из таких попыток погиб муж Тани Чорновол Коля Береза. У нас было задание освободить дальнюю посадку, которая была приблизительно на расстоянии 850 метров от нашей позиции, и зайти с фланга. Выполнять его мы пошли без какой-либо артподготовки и несмотря на то, что знали, что там есть вражеская техника. Но все закончилось тем, что когда начался обстрел, все бросились бежать, сломя голову. Потому что лупили они очень мощно. Я думаю, что с нашей стороны были ошибки руководства, но надо понимать, что наша страна никогда не воевала, а с той стороны работала действующая российская армия, которая видела не одну войну. В общем, мы не зачистили посадку, а отошли.

В районе 20 чисел августа нас перебросили на широкинское направление под Мариуполь. Потому что там была явная угроза со стороны противника. Тогда «Азов» выбил сепаров из города. Они ушли на Безымянное, и мы заняли низ Широкино вдоль моря. «Азов» менял нас каждые 7 дней. Прослужили мы там почти полгода, периодически случались бои.

Потом нас перебросили на Гнутово. Это был март 15-го года и служили мы там до начала июля 15-го. Второго июля я с группой разведчиков из 8 человек находился в селе. Через Коминтерново шла одна тропа, которая практически никем не была прикрыта, поэтому мы оставили секрет на озерах, чтобы контролировать такие тропы, где никого не было.

И поставили в нем двоих человек с позывными Сад и Фабр, а сами отошли назад в Гнутово. Помню, только собрались чай заварить, — и тут срабатывает рация. Слышим, что идет стрельба. Расстояние большое и из-за помех ее почти не слышно. И тут на телефон, сейчас уже покойному Сереге Шилову, Грину, — командиру второй роты 8 батальона ДУК «ПС», дозванивается один из наших бойцов из секрета. Они увидели группу из 15 человек, которая двигалась по балке.

Когда наши поняли, что по рации связи нет — решили вступить в бой. Если бы не было секрета и не сработали наши ребята, то эта группа зашла бы в Гнутово и попала на наш блокпост. Что бы они там могли натворить, можно только представить. Когда наши бойцы убили одного из противников, сепары начали зажимать их поближе к посадке.

Фабер успел отзвониться по телефону, несмотря на роуминг, денег хватило, чтобы сказать, что нужна помощь. Мы, 6 человек, сразу же прыгнули в джип и «полетели» по координатам, которые нам дали наши парни. Как потом оказалось, на минное поле. Удивительно, что нам удалось проехать в его центр. Мы выскочили из машин и начали загонять россиян дальше к посадке.

Они бросали своих раненых и бежали. Когда мы отогнали их за посадку, они начали отступать в кукурузные поля, которые были за ней. Нам, может, надо было остановиться, но во время боевых действий хочется результата, поэтому мы втроем с ребятами ринулись в посадку – и там случился взрыв. Мы подорвались на МОН-50. Я упал, из ушей пошла кровь.

Понял, что ничего не слышу. Увидел рядом раненого Сада, он был без броника и ему в живот попали осколки, очень сильно разорвало ногу, ранило шею. Я хотел подняться, чтобы найти автомат, но ноги были повреждены – не слушались. Еще, как выяснилось уже потом, два осколка попали в голову. А глаза спасли тактические очки, разлетевшись на куски.

Я лежал, а потом почувствовал, что меня кто-то тянет. Это был пацаненок из 131 разведбата. Он со своими сослуживцами услышали стрельбу по рации и заскочили на БРДМ. Приехали за нами — и повезло, что успели забрать. Я потерял сознание, и меня с остальными эти парни погрузили на машину, и увезли. А через 5 минут, как нам потом рассказали, на поле заскочила сепарская «бэха» и начала поливать все, что можно. Но тех 15 человек мы отогнали, то есть они отступили. Мои ребята все выжили.

Меня сначала отправили в БСМП в Мариуполь, потом в Мечникова. Обе ноги были переломаны. В Днепре все прооперировали, позашивали. Вытащили осколки из колена, но еще два там осталось, которые нельзя было достать. Тоже самое с лицом: один осколок остался под глазом, второй – у виска. Я за ними наблюдаю, делаю рентгены, но никто пока не берется их извлечь.

Реабилитация у меня заняла 3 месяца. В октябре 15 года я вернулся в ПС и снова в Широкино. А на Новый год мы стояли околого Водяного, которое в районе Мариуполя.


Яркая история случилась летом 16-го года, 27 июня, когда мы с ребятами взяли 8 человек в плен. Вообще, у меня есть опыт в разведке. Я – прапорщик, и еще в 89-м году служил в разведбате десантных войск. А сейчас есть люди, которые со мной воюют третий год, которые меня знают и доверяют, как и я им. Мы лазим везде, фотографируем, снимаем, записываем, слушаем, смотрим, то есть делаем спецоперации.

Однажды мы проникли на вражескую территорию между Саханкой и Ленинским, нас было трое. Нашли сепарскую связь и хотели к ней подключиться, но у нас не было специалиста, поэтому мы не стали оставлять неумелые следы. Мы понаблюдали за их позицией, посчитали, что там было 22 сепара — и вернулись обратно. По прибытии я доложил обо всем своему комбату. Мы с ним поехали к генералу Федорову.

Я и ему все рассказал, он сделал огромные глаза и сказал, что это невозможно. Но, учитывая, что я всегда все снимаю, чтоб у меня были доказательства, что я не придумываю, я скинул видео начальнику разведки сектора. Когда они его посмотрели, генерал спросил, могу ли я разработать план зачистки этой сепарской позиции. Я ответил, что за сутки разработаю операцию.

Мы обмозговали все действия с моей группой, но воюя три года, я мало кому верю. За это время меня много раз предавали. Есть много тварей, которые стучат и за деньги сливают информацию. Я пришел к генералу и рассказал, где надо расставить людей для выполнения задачи. Показал точку, в которую должен провести всю группу и сказал, что в 3,30 ночи запланирован штурм. Пройдя 550 метров по открытому полю, я должен был зачистить вражеский блокпост. Учитывая условия, у меня должно быть, как минимум, 4-кратное превосходство над противником. Я понимал, что мы идем на риск, потому что будем двигаться по открытой местности, но рисковать было необходимо, потому что тот вражеский ВОП мог очень мешать нам жить. Но я тут же сказал генералу, что у меня нет доверия к нашим. Мы сейчас позовем начальника штаба – информация пойдет дальше, и кто-то где-то обязательно настучит о нашей операции.

Однако штурм все равно утвердили. Его одобрил Муженко. Командование дало мне людей: 54 разведбат, 73 центр спецопераций и сообщило, что я должен пойти, штурмануть, победить, взять пленных и дать возможность зайти туда нашим войскам. В результате — я ночь не спал, было плохое чувство, что нас сдадут — и я перенес время на 12 дня, при этом никого не предупредил. Хотя, как оказалось дальше, нас слили в этот же день, когда мы поговорили в Генштабе. И сепары сделали нам тройную засаду: посадили по 11 человек в каждой посадке по нашему маршруту.

Когда мы утром загрузились и сели в машины, мой командир батальона, позывной Червень, сел за руль и газанул так, что я выпал из машины. Меня поймали за ногу — и я ее вывернул. Становиться было больно, но я завязал ее плотно шнурками и все равно повел группу. Когда мы присели отдохнуть, я своему старшему сказал: ” Миха, у меня плохое предчувствие, что не надо вести туда всех разведчиков. Надо пойти маленькой группой вперед, а остальные досидят до темноты и понемногу, по 5 человек, будут идти следом. В итоге я взял четырех разведчиков из 54-ки и пошел первым.

Уже после того, что случилось с нами позже, мы узнали, что пока мы там все решали, за нами уже давно наблюдали враги, но не трогали, ожидая, что мы зайдем поглубже. А план у них был такой: позволить нам зайти на поле, там бы они с трех сторон зажали нас в кольцо, а сверху накрыла бы арта. Мы разбегаемся — и нас ловят, как сороконожек.

Я дал бойцам, с которыми пошел вперед, инструкции, как мы передвигаемся, что идти они должны в 15 шагах от меня и слушать, все, что я скажу. Когда я пошел по балке и вошел в кусты -увидел леску. Подумал, что ведь вчера я был на этом же месте, но там ничего не было. Развернул кусты, а там висит ОЗМка — противопехотная мина, которая запрещена всеми конвенциями. Я показал своим парням знак, что стоп и присели, сам обошел место с миной.

Там же обнаружил старые окопы, заглянул туда, а там лежат мешки с минами. Я подумал: «Ох ты ж блин, откуда такое?» Оказывается, что сепары думали, что мы пойдем в 4 вечера, они успеют укрепиться и кругом понапихают мин. Затем я услышал голоса в посадке. Снял с предохранителя оружие, развернул руками камыши, а оттуда мне в голову уткнулся автомат. Я увидел силуэт в «жабе» (камуфляж), по которой было ясно, что это россиянин. И я понимаю, что автомат не успею поднять, он выстрелит – это секунда дела.

Но то, что случилось дальше, я считаю только какой-то необъяснимой помощью свыше, потому что я сам был не свой. Когда я иду на выход, то надеваю трофейную сепарскую форму, а еще я ведь разговариваю по-русски, и учитывая это все, я просто начал громко орать на этого парня с автоматом у моей головы, прикидываясь тоже сепаром, что, мол, собака, ты на кого ствол поднял? И кто тут старший? Я знал, что в Саханке стоит их девятый полк и начал, оперируя знаниями, давить на врага. Вижу, что он растерялся и не может понять, кто я на самом деле такой.

В итоге я с ним зашел в посадку, а там увидел еще 10 человек. Вот тут я подумал, что мне хана. Но решил не останавливаться и продолжить себя спасать, ломая комедию. Старшим, а точнее командиром взвода, назвался молодой парень, по говору – россиянин. Но в тот момент, когда он представлялся, прибежали мои парни, а они все в «Мультикамах» (камуфляж), черных очках. А тот парень, который вел меня под стволом, уже опустил автомат, но увидев моих парней начал кричать, «укропы» – а я тут же стрельнул ему в голову. Еще подстрелили десанта рядом – он был в голубом берете и тельняшке. А остальным прошелся по ногам, убивать я их не хотел.

Я кричал им: «Собаки, лежать, иначе сейчас вас всех тут перебью!», правда, с перепугу и мои попадали на землю. Они вообще в шоке были от того, что происходит. Но я дал им команду занять круговую оборону, а сам, как мама паучиха, затянул в окоп 9 сепаров. Сказал выбросить все, что у них есть: оружие, гранаты, и они повынимали все вещи, в том числе ножи и документы. Я вспомнил, что у меня лежит красный скотч, которым мы обычно мотаемся, когда идем на задание, чтоб распознать, где свой, а где чужой.

Но в этот раз мы не мотались, потому что должны были идти по полю, и красный, отблескивая на солнце, был бы хорошей мишенью для снайпера. Я достал из разгрузки целый рулон — и начал пеленать им руки. В этот момент у них заработала рация, один кинулся бежать и начал стрелять в меня, оружием, которое не сдал. Но его положил пулеметчик из моей группы. А по рации кричали: «Белка, белка, что у вас происходит?», — сепары услышали стрельбу и заволновались.

Я подошел к старшему и пообещал ему, что он выживет, и остальные тоже, что мы их просто обменяем на наших пленных, но ответить по рации он должен так, как надо нам, что все нормально. Он ответил, но ему не поверили. Сказали, что знают, что в их сторону пошло 5 «укропов». В результате сепары догадались, что здесь их сотоварищей взяли в плен, и решили вызвать на своих же арту — с целью положить нас. Я слышал по рации, как артиллеристы отвечали, что там же наши, а командир 9 полка сказал, что ему на это пофиг, но надо, чтоб ни один «укроп» не ушел с поля.

Как раз в этот момент откуда-то напротив из посадки по нам начала работать ДШК. Это 12,7 калибр. Я сказал пленным: «Детки, вы слышали, как вас хотят убить, а вы мне нужны живые. Сейчас по одному поднимаемся и на четвереньках начинаем ползти в балку». Когда мы начали выбираться, в нашу сторону выскочили три моих пацаненка, из тех групп, что должны были идти позже — Амур, Кок и Тягач. Они были с пулеметами и спросили, откуда огонь, я сказал, что огонь по центру и с двух сторон. То есть нас начинают зажимать. Сепары пошли из Саханки на захват. Но наши пулеметчики начали давать ответный огонь и «дашка» заткнулась.

Мы все начали выбираться оттуда, потому что понимали, что сейчас будет минометный обстрел. Картина была такая: я положил под себя 8 вражеских автоматов, сам полз по полю, а впереди меня стадо из 8 пленных – и я, как пастух, гнал их вперед. Но мы не успели уйти – обстрел из 120-ки застал нас врасплох. В итоге сепары равняли это поле часов до 9 вечера. Они боялись, что мы там закрепимся, поэтому сносили все. Но мы вышли. Уцелела вся группа и 8 пленных, которых мы передали в СБУ, я же для себя снял их на видео.

Эти пленные нам и рассказали, что пришла информация от «крота», что в 4 часа дня будет идти группа из 100 человек, но никто не думал, что мы попремся в 12. А дальше вышло так, что мы с парнями попаkи в одну из центральных засад, сепары начали несогласованный штурм, а наши пошли их выдавливать и противник ушел, понимая, что сейчас сами попадут в окружение. Еще одна их группа, пошла внизу Саханки, там, где сепарская высота «Береза», и наткнулась на нашу морскую пехоту, там завязался бой. В общем, у сепаров был день неудач? и ушли они с потерями. А мы из 11 человек восьмерых взяли в плен, троих убили. Это была одна из самых успешных моих операций.

РУКА У МЕНЯ, ПРАВДА, НЕ ОЧЕНЬ РАБОТАЕТ, НО Я ВСЕ РАВНО ВЫЧУХАЮСЬ — И ВЕРНУСЬ НА ФРОНТ

В сентябре 16-го года я перешел в разведроту в 54-ке, там стал командиром взвода. С 54-ой мы освобождали Водяное и простояли там всю зиму, а оттуда нас перебросили на Широкино. И еще одна удачная операция была как раз в Водяном, 8 октября 16 года. Я и еще 6 бойцов: Кок, Шроль, Якут, Молодой, Сад, Фара пошли проверить территорию в районе Водяного – и наткнулись на сепарский патруль. Сразу же одного из них убили. Другой раненый ушел в посадку, третий оказал сопротивление – и его тут же застрелили. А четвертого мы взяли в плен. Его звали Миша, позывной Фил. Оказалось, что это главарь их ВОПа Дерзкий. Этот ВОП — аппендицит, который всем нам мешает.

Я когда Мишу взял, он сразу кричал, что застрелите меня, а я ему сказал, что пойдет на обмен. Мы его досмотрели, я снял его на видео, он дал нам информацию, что у них там и как: какое вооружение, сколько человек на их ВОПЕ и так далее. Но когда я залез ему в карман, извлек оттуда ордена за Саур-Могилу, за Славянск. Миша оказался сепарской шишкой – орденоносцем. Его я тоже передал в СБУ.

А 22 ноября я получил второе ранение, когда мы втроем, с Марьяном Каптованцем, позывной Молодой, и Сергеем Кладько, позывной Борец, патрулировали территорию между Широкино и Водяным.

Впереди шел Борец, просматривал под ногами, нет ли растяжек и мин. Я шел справа от него – контролировал посадку. А слева от меня — Марьян просматривал камыши. Мы прошли почти километр в сторону все той же позиции «Дерзкий», и вдруг я увидел, что на дереве висит Мон-50, накрытая мхом. Я показал условный знак остальным о мине. Борец сразу лег на пол. Марьян держал камыши, а я думал, что это растяжка, ее я бы снял, и мы пошли бы дальше, но увидел колпачок, а он был на электродетонаторе. То есть сепары сидели в 30 метрах и ждали, когда мы сделаем еще 4 шага, чтоб взорвать. Но, когда они поняли, что я увидел мину, раздалась пулеметная очередь.

Марьяну сразу попали в глаз. По мне прошло по рукам, ногам, броне. Борцу пуля прошила плечо навылет, он покатился в посадку. Я упал и начал стрелять. У меня был телефон в кармане штанов, на правой ноге, и пуля попала в него. Вырвала мне кусок мяса, а штаны загорелись. Рука у меня не работала. Я звал Марьяна, но увидел, что у него нет даже признаков судорог, понял, что пуля попала в мозг – и он умер мгновенно. Тогда я заполз за кусты и начал стрелять. А штаны горели так, что я не мог понять почему, то ли там трассер застрял, я не совсем мог отдавать отчет, что происходит. Над головой пролетали пули, прижимая меня к земле.

Я по рации вызывал огонь туда, где стреляли. Рассказал, что у нас потери, я ранен. Но начал терять сознание и решил, что надо лезть за гранатой, чтоб подорвать себя. У меня не хватило сил вырвать зубами чеку, в итоге я разорвал себе губу. Но ко мне подбежал Борец, спросил, куда я ранен. Навязал свой жгут, потому что мой сгорел вместе с аптечкой. Я сказал ему, чтоб он забирал рацию и уходил, а он ответил, что меня не бросит. Тогда я закинул на него автомат, он потащил меня и кричал в рацию, что все, кто нас слышат, чтоб давали огонь по координатам, потому что нас продолжают обстреливать.

Затем я облокотился на него понадежнее — и у меня открылось второе дыхание, а вообще, я думаю, что это было состояние шока, но мы побежали. Нам навстречу вышли наши разведчики, и в этот момент с правой стороны посадки в нас пустилась стрелять вражеская «дашка». Мы припали к земле. Возле меня было двое наших разведчиков — Сад и Маури. Пацаны начали давать ответку, чтоб я мог как-то уползти, хотя я уже практически ничего не видел. Потерял много крови.

Ко мне подбежал еще один хлопец со второй роты и сказал: «Паук, я тебя буду нести». Но я сказал, что не надо, потому что за окопом, который там был, вижу наш «Хаммер». Я до него добрался и попросил, чтоб парни отвезли меня в БСП. Помню, как он выскочил на трассу, там стояла скорая «Ветерок», помню, как меня перегрузили на тачанку, начали резать штаны, рвать кофты, а дальше я отключился. В чувства пришел уже после реанимации в Мариуполе в БСП.

Сейчас восстанавливаюсь. Рука у меня, правда, не очень работает, но я все равно вычухаюсь — и вернусь на фронт. Я очень жду этого, потому что я никогда не прощу сепарам Марьяна. Это был молодой пацан, у которого осталось двое маленьких детей. А они, собаки, не понимают, что делают. Они думают, что Путин им поможет, но им никто не поможет. И пленных я больше брать не буду. Враг, который пришел на мою землю – это мой враг, это человек, который осознанно пришел убивать украинских солдат, и я считаю, что он должен быть уничтожен.

PS: Недавно Руслана наградили орденом «За мужество» III cтепени.

bison-info.pro


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

Размещение войск противовоздушной обороны России на границе Беларуси и Украины предусматривает использование не только ракетных комплексов, а и истребительной авиации, мощных радаров раннего обнаружения и некоторых компонентов воздушно-космических войск ВС РФ.

Об этом на своей странице в Facebook представитель Украины в подгруппе по безопасности трехсторонней контактной группы, бувший премьер-министр и секретарь СНБО Украины Евгений Марчук.

Он обратил внимание на то, что Протокол о возможном размещении сил ПВО РФ в Беларуси был принят еще 3 февраля 2009 года за 4 года до вторжения РФ на Донбасс и в Крым, подписан 2 ноября 2016 в Минске на третий год войны против Украины и представлен в Госдуму на ратификацию только 10 августа 2017.

«Думаете , это такая неповоротливая российская бюрократия? Для тех кто не знает, противовоздушная оборона “союзного государства” это не только ракеты ПВО, это и истребительная авиация и мощные радары раннего обнаружения и некоторые компоненты воздушно-космических войск ВС РФ. Но это только начало для анализа. Мы знаем, что “внешняя граница Союзного государства “проходит и по белорусско-украинской государственной границе. Но без паники. паникует тот, кто не хочет знать», – добавил Марчук.

Напомним, накануне президент России Владимир Путин внес в Государственную Думу проект закона, который позволит Вооруженным силам РФ использовать войска противовоздушной обороны на границе Беларуси и Украины.


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

Він народився в Росії, виріс в Ізраїлі, а з травня 2014-го року воює за Україну в зоні АТО.

Григорій Пивоваров, колишній солдат ізраїльської армії, в інтерв’ю «Народній Правді» розповів, як відбивав у сепаратистів українське місто Щастя, за яких умов він вистрілить у свого побратима і чому не треба боятися росіян, а тим більше бойовиків на війні.

Григорій Пивоваров народився в Петербурзі та жив там до дев’яти років. У липні 1990 родина переїхала до Ізраїлю. Улюбленою дитячою розвагою на новій Батьківщині стало полювання на чорних скорпіонів в кібуці. Виховував Григорія дід, котрий навчив бути мужнім і прищепив тягу до вивчення мов. Григорій розмовляє на івриті, англійською, російською, українською, іспанською.

“Одягнув форму, отже, ти повинен вбивати ворогів”

– Ви служили в Армії оборони Ізраїлю ЦАХАЛ?

– В Ізраїлі для чоловіків і жінок – це стандартний етап життя.

На службу в армії всі дивляться позитивно, багато хто сприймає це як пригоду. Для солдата нормально розповідати, в яких боях він був та скільки ворогів убив. Це сприймається як належне і ніхто, коли служить у війську не говорить ні про який гуманізм або високі матерії. Одягнув форму, значить ти повинен вбивати ворогів своєї держави. Все просто.

– В Україні інше ставлення солдатів до війни і цивільних до солдатів?

– Ви знаєте, мені трохи дивно, коли в Україні мені сторонні люди розповідають, що мене на війні можуть вбити і взагалі йти на війну – це небезпечно. Я знаю це, і я йду в армію, розуміючи, що на мене будуть полювати снайпери і накривати “Градом”. Я прекрасно це розумі., але також я усвідомлюю те, що поки я служу – хтось відпочиває, зустрічається з дівчатами, лежить на пляжі і для них я повинен викластися на максимумі, віддати все, що у мене є. Потім вони будуть воювати, а я буду спокійно працювати і жити. Ми всі сподіваємося повернутися живими, а якщо не пощастить, то треба забрати побільше ворогів з собою. А міркувати про високі матерії на війні ні до чого.

– Яка військова спеціалізація у вас була в ЦАХАЛі?

– Я не можу розкривати подробиці. Скажу в загальних рисах – служив в піхоті особливого призначення для ведення боїв у важко доступних місцях.

– Коли Ви приїхали в Україну?

– Під час Майдану. Один мій хороший друг, котрий був медиком на Майдані, попросив допомоги, і я приїхав до Києва.

Незабаром я усвідомив і зрозумів, що український народ творить історію і намагається скинути пута «совка» та Росії. Я завжди був противником рабського менталітету. Уже в дорослому віці я пожив і помандрував по Росії. І бачив цю, ще кріпосну психологію, коли є пан, як поміщик XXI століття, і є раби XXI століття, які залежні повністю і бояться свого господаря, і принижуються перед ним.

– Як потрапили до “Айдару”?

– Завдяки моєму другові Саші Італійцю, справжньому патріоту України, який показав мені цю чудову країну і розповів історію українського козацтва. Після Майдану ми не могли просто сидіти в Києві та споглядати, як ворог захоплює країну. Вирішили, що поїдемо воювати. Сашка Італієць був найвеселішим з нас. Він загинув в жовтні 2014 року, коли “Айдар” проривався на допомогу хлопцям з Вінницької Нацгвардії, які обороняли 32-ий блокпост.

– До того, як відправитися в зону АТО – тренувалися, чи навичок, отриманих в ЦАХАЛі було досить?

– Був невеликий проміжок часу, коли трохи тренувалися.

“Це війна, де буває і голодно, і боляче, і багато несправедливості”

– Багато добробатів на початку війни опинилися на межі виживання. Я знаю підрозділ, який три доби сидів в окопах абсолютно без їжі, а потім стали дзвонити волонтерам і просити привезти хоч щось поїсти. Як було у вас?

– Всяке було. Якось стояли на “точці” і з їжі було два невеликих шматка сала та кілька сухарів. Але слід розуміти, що це війна, де буває і голодно, і боляче, і багато несправедливості.

– Який бій запам’ятався? Де це було?

– Звільнення Щастя. Я тоді був другим номером РПГ розрахунку. Моя задача була заряджати “шайтан-трубу” і прикривати гранатометника автоматним вогнем. На підходах до Щастя, було кілька зіткнень, ми увійшли в місто, сховалися під мостом, а потім почали штурм добре укріпленого блокпоста бойовиків. Адреналіну було, хоч греблю гати. Наша перша група піднялася в атаку, слідом по обидві сторони мосту вискочили ми, гранатометники, відкрили масований вогонь по противнику … Це непередавані відчуття, коли на війні ти справляєшся зі своїм завданням. Під вечір ми взяли місто. У нас не було втрат, тільки поранені. Всі були втомлені, але дуже задоволені.

– Пам’ятаєте, як в перші вистрілили в людини і зафіксували попадання? Де і як це було?

– Я не стріляю в людей, я стріляю у звірину з автоматами в руках. І чесно – мені «по цимбалах», ніяких особливих емоцій я не відчуваю. Тільки стаю розважливим та уважним перед тим, як зробити постріл. От і все.

– Фактично ви воюєте три роки. Багато бійців кажуть, що вже після року служби морально тяжко витримувати війну …

– Чесно? Буває важко, нерви «пустували». Але на війні я не один, навколо побратими і я не можу собі дозволити через емоційну втому підвести своїх хлопців. Є проблеми, не приховую, буває дуже втомлюєшся. Але це періоди і їх треба просто перетерпіти. Почекати, як колись ми цілодобово чекали в засідці ДРГ противника. На війні треба шукати позитив та можливість пожартувати. Хочу, щоб хлопці бачили мене веселим і позитивним. А ще у мене є контракт і я його закінчу з гідністю.

– А які моменти в АТО найбільш важко переносити?

– «Крисятництво». Якщо дізнаюся, що хтось зі своїх продає “наліво”, наприклад, паливо для техніки, то буду в люті. Можу вистрілити. І вже точно “зіллю” начальству. Ні, я не вважаю це стукацтвом. Ви знаєте, за ізраїльськими поняттям, зрада Батьківщини є найтяжчим злочином, гіршим за зґвалтування. Шкодити солдатам, зраджувати солдат, торгувати зброєю, яка потрібна армії – це дуже жорстке табу та гріх.

“Ми чули, як бойовики кричали та верещали немов свині, розбігаючись по кущах”

– Наскільки рівень ізраїльської армії відрізняється від української?

– З мого боку порівнювати та віддавати комусь перевагу буде некоректно, тому що я колишній солдат ЦАХАЛу, а зараз – солдат ЗСУ. Я можу сказати, що за три роки безперервної війни українська армія стала однією з найбільш боєздатних у світі. Є маса позитивних моментів: покращено постачання, йде модернізація озброєння, більш ретельна підготовка особового складу. Мінусів теж багато, але ми з цим впораємося і виправимо ситуацію. Вавілонська вежа теж не за мить будувалася.

– Що скажете про “армію” бойовиків?

– Якщо говорити конкретно про бойовиків, то в своїй масі це мавпи і орки, яких женуть на забій російські офіцери. Після серйозного удару вони відразу розбігаються, кидаючи поранених, потім запитують перемир’я. А щоб виправдати свої втрати, придумують, що тут воює не українська армія, а якісь супернайманці з усього світу. Одного разу був ближній бій, ми накрили бойовиків важким кулеметом, потім “шліфонули” ручним кулеметом та чули, як вони кричали та верещали як свині, розбігаючись по кущах. Це реальність. Це було. Багатьох цих бойовиків поклали ще в 2014 році, хтось із них втратив глузд від побаченого на війні та лежить зараз в лікарні для душевнохворих. Так що зараз в основному з нами воює російська армія. Там є трохи фахівців дуже високого рівня, доводилося стикатися, але знову ж таки – росіян на війні боятися не треба. Вони воюють числом, а не вмінням.

– Я читав, що ви хочете отримати українське громадянство. З цим є проблеми?

– Якщо чесно я не знаю. Я рік не виїжджав із зони АТО, не беручи до уваги дуже коротких відпусток, це по-перше. А по-друге, я можу запропонувати план, як відбити населений пункт у сепаратистів, а як отримати паспорт – не знаю. З цими папірцями, я як дуб. Єдине, що я знаю, що я оформлений, як іноземець і коли закінчиться мій контракт, я отримаю паспорт. Крок за кроком все йде. Вже отримав УБД (учасника бойових дій, – “Народна Правда”). Сподіваюся, незабаром буде і громадянство.

– Коли закінчиться війна на Донбасі?

– Я був би радий, якби вона закінчилася вже вчора (сміється, – “Народна Правда”). Але якщо серйозно, я не ворожу і таких прогнозів робити не можу. Я простий солдат, який вже рік не вилазить із зони АТО, а, щоб робити такі прогнози, потрібно бачити картину навіть не тактичного, а стратегічного рівня. Я знаю, одне – коли закінчиться мій контракт, то я займуся внутрішнім туризмом в Україні. Ця країна прекрасна і про неї можна дуже багато розповідати самим українцям.

Кирило Желєзнов, narodna-pravda.ua

АНТИКОР


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO